Срок исковой давности недействительности ничтожной сделки

Срок исковой давности недействительности ничтожной сделки

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

В настоящее время оспаривается сделка, совершенная до внесенных в 2013 году изменений в п. 10 Постановления Пленума ВАС от 30.04.2009 N 32. Как правильно исчисляется срок исковой давности для оспаривания сделки: по правилам редакции, действовавшей на момент совершения сделки, или редакции, действующей в настоящее время?

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Габбасов Руслан

Ответ прошел контроль качества

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2020. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Все права на материалы сайта ГАРАНТ.РУ принадлежат ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС». Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только по письменному разрешению правообладателя. Правила использования портала.

Портал ГАРАНТ.РУ зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 года.

ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 119234, г. Москва, ул. Ленинские горы, д. 1, стр. 77, [email protected]

8-800-200-88-88
(бесплатный междугородный звонок)

Редакция: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3145), [email protected]

Отдел рекламы: +7 (495) 647-62-38 (доб. 3136), [email protected] Реклама на портале. Медиакит

Если вы заметили опечатку в тексте,
выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Источник: http://www.garant.ru/consult/civil_law/1286090/

Срок исковой давности недействительности ничтожной сделки

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 21 ноября 2017 г. N 305-ЭС16-18231 Суд оставил в силе постановление суда апелляционной инстанции об отказе в признании недействительным договора купли-продажи земельного участка и применении последствий недействительности ничтожной сделки, поскольку по заявленному требованию истёк срок исковой давности

Резолютивная часть определения объявлена 14 ноября 2017 г.

Определение в полном объеме изготовлено 21 ноября 2017 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Киселевой О.В.,

судей Поповой Г.Г. и Хатыповой Р.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества «Щапово-Агротехно» на решение Арбитражного суда Московской области от 01.04.2016 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 25.10.2016 по делу N А41-86210/2015.

В судебном заседании приняли участие представители:

заместителя прокурора Московской области — Пастухова Е.Ю. (доверенность от 10.11.2017 N 8-25-17), Комитета имущественных и земельных отношений администрации городского округа Подольск — Семичастнова А.В. (доверенность от 09.01.2017 N 7), открытого акционерного общества «Щапово-Агротехно» — Цуркан А.В. (доверенность от 21.11.2016), Шпанов К.А. (доверенность от 21.11.2016), администрации городского округа Подольск Московской области — Семичастнова А.В. (доверенность от 09.01.2017 N 5/1), Контрольно-счетной палаты Московской области — Рубан Е.Н. (доверенность от 29.09.2015 N 40Исх-2289).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселевой О.В. и объяснения лиц, участвующих в деле, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации установила:

заместитель прокурора Московской области (далее — прокурор, истец) обратился в Арбитражный суд Московской области с иском к Комитету по управлению имуществом администрации Подольского муниципального района Московской области (в настоящее время именуемому Комитетом имущественных и земельных отношений администрации городского округа Подольск, далее — комитет), открытому акционерному обществу «Щапово-Агротехно» (далее — общество) о признании недействительным договора от 31.08.2011 купли-продажи земельного участка с кадастровым номером 50:27:0000000:288 площадью 2 280 700 кв. м, расположенного по адресу: Московская область, Подольский район, сельское поселение Дубровицкое, вблизи деревни Кутьино, заключенного комитетом и обществом; применении последствий недействительности ничтожной сделки в виде возврата сторон в первоначальное состояние, а именно: обязании общества передать комитету спорные земельные участки, расположенные по адресу: Московская область, Подольский район, сельское поселение Дубровицкое, вблизи деревни Кутьино, а комитета — принять спорные земельные участки и возвратить обществу 304 608 руб. 70 коп. денежных средств, полученных по сделке.

В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечены администрация городского округа Подольск Московской области (далее — администрация), правительство Московской области, Контрольно-счетная палата Московской области (далее — счетная палата).

Решением Арбитражного суда Московской области от 01.04.2016 исковые требования удовлетворены.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 30.06.2016 решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 25.10.2016 постановление суда апелляционной инстанции отменено, оставлено в силе решение Арбитражного суда Московской области от 01.04.2016.

Не согласившись с решением от 01.04.2016 и постановлением от 25.10.2016, общество обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой. В обоснование жалобы сослалось на нарушение судами норм материального права, поскольку не учтен факт пропуска истцом срока исковой давности, о котором ответчиком заявлено в споре.

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 09.01.2017 N 305-ЭС16-18231 в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации отказано.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации — председателя Судебной коллегии по экономическим спорам от 13.10.2017 определение от 09.01.2017 N 305-ЭС16-18231 отменено, жалоба вместе с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Отзыв на жалобу не поступил.

В судебном заседании представители общества поддержали доводы кассационной жалобы, а представители прокурора, комитета, администрации, счетной палаты возражали против ее удовлетворения, считая обжалуемые судебные акты соответствующими законодательству и представленным доказательствам.

Читайте так же:  Жалоба председателю суда на задержку выдачи

Извещенное надлежащим образом правительство Московской области своих представителей в судебное заседание не направило, что, по правилам части 2 статьи 291.10 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), не препятствует рассмотрению кассационной жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, выслушав представителей участвующих в деле лиц, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации пришла к следующим выводам.

Как следует из материалов дела и установлено судами, постановлением комитета от 29.08.2011 N 2366 обществу предоставлен в собственность земельный участок с кадастровым номером 50:27:0000000:288 площадью 2 280 700 кв. м, расположенный по адресу: Московская область, Подольский район, сельское поселение Дубровицкое, вблизи деревни Кутьино.

На основании указанного постановления комитет и общество заключили договор купли-продажи названного земельного участка от 31.08.2011.

Комитетом по строительству и архитектуре администрации города Подольска и обществом 02.07.2013 заключено соглашение N 838-п, по условиям которого общество приняло на себя обязательства осуществить раздел земельного участка с кадастровым номером 50:27:0000000:288 площадью 2 280 700 кв. м с целью образования нескольких земельных участков, в том числе четырех земельных участков площадью по 10 000 кв. м каждый для строительства четырех артезианских водозаборных скважин в пойме реки Моча в Подольском муниципальном районе.

Комитетом по строительству и архитектуре администрации города Подольска и обществом 24.12.2014 заключено соглашение N 1110-П о выкупе земельного участка с кадастровым номером 50:27:0000000:131698 площадью 40 000 кв. м. Выкуп земельного участка произведен за счет субсидий из бюджета Московской области.

При проведении контрольных мероприятий по вопросу «Проверка законности и результативности использования средств бюджета Московской области, выделенных в 2014-2015 годах на субсидии и субвенции по мероприятиям подпрограмм Московской области» счетной палатой выявлены нарушения законодательства Российской Федерации.

Указанные обстоятельства явились основанием для обращения прокурора в арбитражный суд с настоящим иском.

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции отклонил заявление общества о применении срока исковой давности и пришел к выводу о ничтожности оспариваемой сделки.

Апелляционный суд, признав неосновательным вывод суда первой инстанции о соблюдении прокурором срока исковой давности, отменил решение и отказал в удовлетворении требований.

Суд округа отменил постановление апелляционного суда и оставил в силе решение, поддержав выводы суда первой инстанции.

Между тем судами первой инстанции и округа не учтено следующее.

Согласно статье 195 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Положениями статьи 197 ГК РФ предусмотрены специальные сроки исковой давности для отдельных видов требований.

В частности, по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной срок исковой давности составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения (пункт 1 статьи 181 ГК РФ).

Пунктом 2 статьи 199 ГК РФ определено, что истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Как следует из разъяснений, содержащихся в пункте 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.03.2012 N 15 «О некоторых вопросах участия прокурора в арбитражном процессе» (далее — постановление Пленума ВАС РФ от 23.03.2012 N 15), при рассмотрении исков прокурора о признании сделки недействительной и о применении последствий недействительности ничтожной сделки необходимо исходить из того, что начало течения срока исковой давности определяется по правилам гражданского законодательства таким же образом, как если бы за судебной защитой обращалось само лицо, право которого нарушено.

Аналогичное разъяснение содержится в пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.2015 N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности».

Как установили суды, спорная сделка совершена 31.08.2011 органом местного самоуправления, уполномоченным распоряжаться земельными участками. Стороны сделки приступили к ее исполнению незамедлительно, что подтверждается передаточным актом от 31.08.2011.

Применительно к указанным выше разъяснениям течение срока исковой давности по иску прокурора началось также с 31.08.2011.

Поскольку исковое заявление подано в арбитражный суд 07.09.2015, установленный пунктом 1 статьи 181 ГК РФ срок исковой давности по заявленному требованию истек.

Делая вывод о необходимости исчисления срока исковой давности с 07.07.2015 (даты поступления в прокуратуру информации от счетной палаты), суды первой инстанции и округа не учли вышеприведенные разъяснения и неправомерно удовлетворили иск.

В свою очередь суд апелляционной инстанции, правильно установив обстоятельства пропуска прокурором срока исковой давности, обоснованно отказал в иске.

Поскольку судами первой инстанции и округа допущены существенные нарушения норм материального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов общества, обжалуемые судебные акты на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ подлежат отмене с оставлением без изменения постановления суда апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 291.11-291.14 АПК РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации определила:

Видео (кликните для воспроизведения).

решение Арбитражного суда Московской области от 01.04.2016 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 25.10.2016 по делу N А41-86210/2015 отменить.

Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 30.06.2016 по тому же делу оставить в силе.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судья Киселева О.В.
Судья Попова Г.Г.
Судья Хатыпова Р.А.

Обзор документа

В связи с нарушениями, выявленными контрольно-счетной палатой, прокурор просил признать договор купли-продажи недействительным и применить последствия недействительности ничтожной сделки.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ решила, что в иске нужно отказать, так как пропущен 3-летний срок исковой давности.

При обращении прокурора с подобным иском начало течения срока исковой давности определяется таким же образом, как если бы в суд обращалось само лицо, право которого нарушено.

Таким образом, течение срока исковой давности по иску прокурора началось со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки (а не с даты поступления в прокуратуру информации от счетной палаты).

Читайте так же:  Апелляционная жалоба образец взыскание задолженности

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71716418/

Статья 181. Сроки исковой давности по недействительным сделкам

1. Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

2. Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Комментарий к ст. 181 ГК РФ

1. В своей первоначальной редакции, действовавшей с 1 января 1995 г. по 25 июля 2005 г., комментируемая статья устанавливала специальные сроки исковой давности: для требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки — 10 лет, а для требования о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности — 1 год.

Причины, по которым законодатель столь различно подходил к установлению сроков заявления требования по оспоримым и ничтожным сделкам на первый взгляд легко объяснимы и оправданны. Ничтожные сделки являются недействительными независимо от признания их судом таковыми, а лежащие в основе их недействительности дефекты, как правило, неустранимы и нарушают публичный интерес. Кроме того, многие из ничтожных сделок социально опасны. Поэтому необходим достаточно длительный срок, в течение которого могут быть устранены последствия, связанные с их ничтожностью.

В отличие от них оспоримые сделки нарушают интересы только участников этих сделок и поэтому считаются действительными, если не будут оспорены одним из участников. Интересы гражданского оборота требуют, чтобы возможность этого была предельно ограничена во времени. Вместе с тем у потерпевшего должно быть достаточное время для защиты своих интересов, нарушенных оспоримой сделкой. По мнению законодателя, годичный срок является для этого вполне достаточным.

Однако, учитывая известную произвольность в отнесении недействительных сделок к числу оспоримых и ничтожных (подробнее об этом см. коммент. к ст. 166 ГК), установление по отношению к ним таких различных по продолжительности сроков давности вряд ли было оправданным.

Федеральным законом от 21 июля 2005 г. N 109-ФЗ «О внесении изменения в статью 181 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», принятым по инициативе Президента РФ, комментируемая статья изложена в новой редакции. Главным новшеством стал отказ от специального (10-летнего) срока давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Кроме того, комментируемая статья ныне сформулирована более корректно, так как ранее создавалось впечатление, что с истечением исковой давности лицо лишается самого права на предъявление иска.

2. Установленный ст. 181 (в редакции ФЗ от 21 июля 2005 г.) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки применяется также к требованиям, ранее установленный ГК срок предъявления которых не истек до дня вступления в силу ФЗ от 21 июля 2005 г. Последний вступил в силу со дня его официального опубликования в «Российской газете» от 26 июля 2005 г. Это означает, что если до 26 июля 2005 г. прошло более трех лет с момента начала течения исковой давности по требованию о применении последствий не действительности ничтожной сделки, данное требование должно считаться задавненным, однако лишь при условии, что иск не был заявлен. Напротив, если соответствующий иск был предъявлен до 26 июля 2005 г., хотя и не был на эту дату рассмотрен судом по существу, производство по нему должно продолжаться в общем порядке.

3. Комментируемая статья по-разному определяет не только продолжительность, но и начало течения исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки и по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности.

В первом случае давность начинает течь со дня, когда началось исполнение сделки. Это означает, что в данном случае не действует общее правило ст. 200 ГК о том, что давность течет со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Кроме того, закон в этом плане не придает значения тому, когда была совершена сделка. Наконец, если не началось исполнение ничтожной сделки, не началось и течение исковой давности для требования о применении последствий ее недействительности.

Во втором случае, напротив, в основном действует общее правило о начале течения исковой давности, т.е. ее начало привязано к субъективному моменту — дню, когда истец узнал или должен был узнать об основаниях для признания сделки недействительной. Лишь для сделок, совершенных под влиянием насилия или угрозы, годичный срок исчисляется со дня их прекращения, т.е. с момента, когда угроза миновала, насилие прекратилось и т.п.

4. Статья 181 в своей новой редакции вновь оставляет открытым вопрос о сроке давности для требования о признании ничтожной сделки недействительной. В настоящее время теоретически возможны два варианта ответа на него, а именно что:

а) давность по данному требованию является такой же, что и по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки, т.е. три года. Данное решение базируется на близости рассматриваемых требований и, как следствие, необходимости одинакового подхода к сроку их заявления, а также на том, что в этом случае применяется общий срок исковой давности, составляющий три года;

б) требование о признании сделки ничтожной может быть заявлено независимо от времени ее совершения и исполнения. Иными словами, на это требование не распространяется исковая давность. Данный вывод представляется наиболее оправданным с теоретической точки зрения, поскольку требование о признании сделки ничтожной представляет собой установительное притязание, которое по самой своей природе не подвержено какой-либо давности (подробнее об этом см. коммент. к ст. 208 ГК).

Читайте так же:  Апелляционная жалоба подается в течение

Судебная практика по статье 181 ГК РФ

Руководствуясь статьями 181, 195, 196, 200 Гражданского кодекса, судебные инстанции признали не пропущенным срок исковой давности по заявленным требованиям, указав, что Компания с июня 2012 года узнала или должна была узнать о неисполнении органом местного самоуправления возникшего в результате устной договоренности (сделки) обязательства, а с соответствующим иском обратилась 20.05.2014.

Ссылаясь на положения Закона N 57-ФЗ, статей 166, 168, 181, 195, 199, 200 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс), суды отказали в удовлетворении заявленных требований по основанию пропуска срока исковой давности.
При этом суды исходили из того, что Управление Федеральной антимонопольной службы по Пермскому краю (далее — Управление) согласовывало по отдельности оспариваемые сделки, следовательно, истец как уполномоченный контролирующий орган должен был узнать о начале их исполнения в 2011 году и вправе был предъявить требования о признании сделок недействительными и применении последствий их недействительности в пределах установленного пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса срока, который на момент обращения в арбитражный суд (13.04.2017) истек.

Отказывая в удовлетворении требований, суды апелляционной и кассационной инстанции, руководствуясь пунктом 2 статьи 181, статьями 195, 199, 200 Гражданского кодекса, также обоснованно пришли к выводу, что истцами пропущен срок обжалования сделок, поскольку участники должны были узнать об их совершении с нарушением порядка одобрения не позднее даты проведения годового общего собрания участников (акционеров) по итогам года, в котором были совершены оспариваемые сделки, а Компания со дня совершения оспариваемых сделок.

Разрешая спор, суды применили трехлетний срок исковой давности, установленный пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, взыскав проценты только за трехлетний период, предшествующий дню обращения в суд с рассматриваемым иском.
При этом суды сочли, что требование о взыскании процентов не является дополнительным по отношению к требованию о применении последствий недействительности оспоримой сделки, и на этом основании отклонили доводы банка о применении в рассматриваемом случае годичного срока исковой давности.

Повторно рассмотрев дело, суд апелляционной инстанции установил, что о заключении оспариваемого договора департамент, осуществляющий функции от имени единственного акционера предприятия, должен был узнать не позднее 17.10.2008 — даты утверждения передаточного акта от 01.08.2008, содержащего сведения о договоре, и исчисляемый в силу действующей в момент заключения договора редакции пункта 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации с этой даты срок исковой давности на момент обращения в арбитражный суд с рассматриваемым иском истек.

Таким образом, суды отказали в иске в части признании этих сделок недействительными как сделок с заинтересованностью, заключенных с нарушением порядка, предусмотренного для заключения подобных сделок, признав, что срок исковой давности, установленный пунктом 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации по данному требованию, истцом пропущен. Оснований для иных выводов не имеется, поскольку выводы судов обоснованы установленными по настоящему делу обстоятельствами и нормами законодательства и соответствуют сложившейся судебно-арбитражной практике рассмотрения данной категории дел.

Разрешая обособленный спор, суды руководствовались статьями 181, 195, 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 61.9 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и обоснованно указали на пропуск кредиторами срока исковой давности по заявленному требованию, что в силу пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении заявления.

Отказывая в иске, суды исходили из того, что истцом пропущен трехлетний срок исковой давности, установленный пунктом 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 21.07.2005 N 109-ФЗ), о применении которого заявлено ответчиком до принятия решения по делу. Истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске (абзац 2 пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Отменяя решение суда первой инстанции, руководствуясь при этом статьями 166, 168, 181, 432, 740, 743, 763, 766 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями Федерального закона 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон о контрактной системе), апелляционный суд исходил из обоснованности материально-правового требования, заявленного в пределах срока исковой давности, отсутствия установленных Законом о контрактной системе оснований для внесения изменений в спорный контракт, касающихся его существенных условий, а также несоответствия оспариваемой сделки требованиям закона и ее ничтожности.

Удовлетворяя иск, суд первой инстанции, с выводами которого согласились суды апелляционной инстанции и округа, руководствовался положениями статьи 49 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах», статей 181. — 181.5 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходил из фактических обстоятельств дела, свидетельствующих о злоупотреблении правом при принятии обжалуемых решений совета директоров общества и их противоречия основам правопорядка или нравственности.

Возражения заявителя, касающиеся пропуска конкурсным управляющим срока исковой давности, установленного частью 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, были предметом рассмотрения суда первой инстанции и отклонены как несостоятельные с подробным изложением мотивов отклонения.
На основании изложенного и руководствуясь статьей 291.6 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья

Источник: http://gkrfkod.ru/statja-181/

Право на имущество, полученное лицом по ничтожной сделке, после истечение срока исковой давности

Организация «А» передала по договору купли-продажи (или аренды) имущество Организации «Б», спустя 5 лет с момента исполнения обязательств по сделке, выяснилось, что указанная сделка является ничтожной. И организация «А» обратился в суд с иском о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности ничтожной сделки (реституция), Организация «Б» заявила о пропуске исковой давности. Суд в решении констатировал, что сделка недействительна, но отказал в требовании о реституции сославшись на пропуск срока исковой давности.

Организация «А» решила предъявить к Организации «Б» виндикационный иск, но наткнулась на пункт 34 постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 10/22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»,а также на практику арбитражных судов округов, отказывающих в таких случаях в удовлетворении виндикационного иска со ссылкой на этот пункт Пленумов.

В связи с чем, уважаемые коллеги, предлагаю обсудить следующие вопросы:

На каком праве (праве собственности?) будет принадлежать имущество Организации «Б» после признания сделки ничтожной и (или) отказа в реституции по мотиву пропуска срока исковой давности?

Читайте так же:  Мировое соглашение с несовершеннолетним

И возможно ли каким-либо образом организации «А» может вернуть выбывшее имущество (движимое/недвижимое)?

  • 3056
  • рейтинг 1

Корпоративное право: реформа ГК РФ и судебная практика

Большие Данные (BIG DATA). Москва

Introduction to English Legal System

Комментарии (39)

Цитата из решения по АФК Система ))) Дело № А40-155494/14

«Кроме того, рассматривая довод ответчика о пропуске истцом срока исковой давности, необходимо учесть следующее.
В соответствии с положениями статьи 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.
Вместе с тем, исходя из принципа справедливости, нельзя рассматривать данный правовой институт в качестве способа легализации незаконного приобретения имущества в ущерб интересов собственника, лишенного его помимо воли».

А вообще не понятно, о чем пять лет думали. Не зная всех обстоятельств дела пока считаю, что суды делают все верно ).

« на основании которого Организация «Б» будет владеть имуществом »

Добрый день.
В описанной вами ситуации, после признания сделки недействительной и отказе в реституции, Организация Б будет являться владельцем имущества на основании ст. 234 ГК., как давностный владелец.

Если единственным препятствием в удовлетворении виндикации стало заявление Ответчика о пропуске исковой давности, то имеются основания для обращения Организации А с требованием о признании права собственности на имущество. Иск может быть удовлетворен, если «А» докажет наличие своего титула на спорное имущество.

« Если единственным препятствием в удовлетворении виндикации стало заявление Ответчика о пропуске исковой давности, то имеются основания для обращения Организации А с требованием о признании права собственности на имущество. Иск может быть удовлетворен, если «А» докажет наличие своего титула на спорное имущество. »

Поправьте меня коллеги если я ошибаюсь, но каким образом мог суд признать сделку недействительной и отказать в реституции имущества?! Если суд признает сделку недействительной то и соответственно применяет вытекающие из этого решения последствия недействительности сделки. Исключения из этого правила установлены лишь в п.4 ст.167 ГК РФ.

А вот если суд применяет в разбирательстве положения ГК РФ о пропуске срока исковой давности, то в соответствии со ст.199 ГК РФ отказывает в удовлетворении всех исковых требований, без исключения.

Поэтому если в Вашем случае суд сослался на пропуск истцом срока исковой давности, он не мог частично удовлетворить иск и признать эту сделку недействительной, а в второй его части отказать!

Или я не правильно понял ситуацию или в очередной раз мы наблюдаем грубую судейскую ошибку!

Как мне понял. суд в описательно-мотивировочной части констатировал, что сделка недействительна; но поскольку СИД истек. то в резолютивной части написал «отказать».

Если я ошибаюсь — автор поправит.

В свое время этот вопрос бурно обсуждался на ЮрКлубе.
Вопрос решается по-разному, в зависимости от оспоримости или ничтожности сделки. Сейчас согласно п.1 ст. 168 ГК РФ сделка предполагается оспоримой. А это значит, что она становится ничтожной, только если суд удовлетворил иск об этом. Простая констатация умозаключения судьи в тексте решения не делает сделку недействительной. И преюдициальным такой факт тоже не будет. Поэтому если обсуждаемое дело принято при новой редакции п.1 ст. 166 ГК РФ, сделка останется действительной, а титул приобретателя – неопороченным.
Если же есть норма, которая указывает именно на ничтожность сделки, или же решение выносилось по старым нормам ГК, по общему правилу считавшим любое нарушение законодательства основанием ничтожности сделки, то тут действительно встает проблема.

Решать ее нужно исходя из того, что после отказа в применении последствий недействительности сделки приобретенная по ней вещь должна участвовать в обороте в понятном правовом режиме. Не должно быть непонятной ситуации, когда владеет несобственник, а собственник завладеть не может.
Достичь этой цели, видимо, можно двумя путями:
1. вообще исключить применение срока исковой давности к требованию о применении последствий ничтожной сделки;
2. применять аналогию со случаем отказа в виндикации вещи от добросовестного приобретателя – при применении судом СИД приобретатель получает титул, но не на основании ничтожной сделки, а в силу решения суда об отказе в применении последствий ничтожности в результате пропуска СИД. До того, как появилась ч.2 п.2 ст. 223 ГК РФ были точно такие же споры с последствием отказа в виндикации от добросовестного приобретателя. Одни считали, что приобретатель может приобрести вещь только по приобретательной давности (Скловский). Другие, что приобретатель уже собственник (Тузов). По-моему, мы имеем такую же ситуацию. При этом я склонен считать, что нельзя допускать конкуренцию исков: отчуждатель не может заявить иск о признании ПС.

« Но как быть с ничтожной арендой, передавать титул собственника арендатору? »

я вел речь только о сделках об отчуждении вещи. По аренде надо подумать.

Вообще еще в п. 32 пленума 6/8 говорилось, что иск о признании сделки ничтожной также отклоняется по истечении исковой давности.

А так, самое вероятное — п. 4 ст. 234. Если зарегистрирован переход права собственности, можно вообще не париться. Но и если владение, какая разница. Ни у кого из последующих не истребует, так как иск об истребовании погашен и в отношннии преемников владельца

Вот не было регистрации, тогда, видимо, давностное и иск о признании в итоге. Оборот нужно организовать как-то через владение + уступку прав по договору/из отношениий с собственником

« Вообще еще в п. 32 пленума 6/8 говорилось, что иск о признании сделки ничтожной также отклоняется по истечении исковой давности. »

Источник: http://zakon.ru/Discussions/pravo_na_imuschestvo_poluchennoe_licom_po_nichtozhnoj_sdelke_posle_istechenie_sroka_iskovoj_davnosti/17817

Срок исковой давности по признании сделки недействительной

Признание сделок недействительными – довольно распространенная процедура в российской и мировой юридической практике. Анализ судебной практики показывает, что в современной России растет количество судебных споров о недействительности договоров и сделок, в том числе рассматриваемых в арбитражных судах.

С одной стороны, внушительное количество недействительных сделок представляет собой определенную опасность для общества и рыночных отношений, тем более, что к недействительности сделки часто апеллируют субъекты гражданского права, пытающиеся уклониться от исполнения возложенных на них обязательств, ссылаясь на то, что сделка якобы была недействительной. С другой стороны, возможность признания сделки недействительной позволяет защитить гражданские права лиц, чьи охраняемые законом интересы нарушаются в результате такой сделки. В отечественной юридической литературе существует достаточно обширное количество работ, посвященных анализу как недействительных сделок в целом, так и такого важного института законодательства, как исковая давность. Ряд исследователей обращает внимание на большое количество противоречий в применении исковой давности в гражданском процессе.

Читайте так же:  Нарушение пределов осуществления гражданских прав

Например, в Гражданском кодексе РФ хаотично употребляются понятия «недействительность» и «ничтожность» сделки, причем наблюдается пересечение данных понятий. Конституция РФ гарантирует гражданам РФ право на судебную защиту. Субъекты гражданского права должны иметь возможность добиться отмены незаконной сделки даже спустя определенное время после ее заключения, для чего в законодательстве и фигурирует понятие исковой давности. Статья 195 Гражданского кодекса РФ определяет исковую давность как «срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено».

Исковая давность, по мнению ряда исследователей, имеет как материально-правовую, так и процессуальную природу. Хотя первостепенное значение отводится материально-правовой составляющей исковой давности, процессуальные аспекты также имеют очень большое значение. Несмотря на гарантированное право на судебную защиту, для стабильности гражданского оборота оспаривание сделок должно иметь некоторые временные ограничения, которые обеспечиваются институтом исковой давности. Определение сроков исковой давности – очень сложная и многогранная проблема, что и объясняет актуальность ее исследования для отечественной юридической науки. Перед тем, как обратиться непосредственно к рассмотрению данного вопроса, необходимо отметить, что недействительные сделки согласно российскому законодательству разделяются на ничтожные и оспоримые.

Квалификация ничтожных сделок не представляет особой сложности, равным образом, как и исковой срок давности. Поскольку ничтожная сделка недействительна априори, срок давности по ничтожным сделкам исчисляется с момента их совершения, вне зависимости от иных субъективных факторов. Главными критериями ничтожности сделки являются, во-первых, нарушение этой сделкой существующих в законодательстве запретов, а во-вторых, подпадание под нормативно-правовые акты, указывающие ничтожность данных сделок.

Соответственно, судебные дела в отношении ничтожных сделок рассматриваются, в том числе, и по правилам особого производства. Более сложным представляется определение исковой давности в оспоримых сделках. Согласно ст. 166 ГК РФ недействительность оспоримой сделки признается судом в том случае, если данная сделка нарушает гражданские права оспаривающего ее лица. Именно противоречие правам и законным интересам третьих лиц позволяет провозгласить сделку недействительной. Статья 181 ГК РФ предусматривает различные сроки исковой давности для ничтожных и оспоримых сделок. Для ничтожных сделок срок исковой давности составляет три года, тогда как для оспоримых – всего один год.

Течение срока давности по оспоримой сделке исчисляется с того момента, как были осуществлены действия, под влиянием которых лицо согласилось на заключение оспоримой сделки, либо с момента осведомления лица, опротестовывающего сделку, о том, что она может быть признана недействительной. Для того чтобы был установлен срок исковой давности, суд должен определить, является ли сделка оспоримой или ничтожной. Мы согласны с точкой зрения Б.Х. Габоева, который разделяет ничтожные и оспоримые сделки в зависимости от основания недействительности. Заключение ничтожных сделок нарушает общественную волю, выраженную законодательно, а оспоримых сделок – волю определенного лица.

В некоторых случаях заявление о пропуске срока исковой давности может рассматриваться как недобросовестное действие, что повлечет отказ суда от удовлетворения данного требования. Определение исковой давности по оспоримым сделкам на практике сталкивается с целым рядом проблем. Во-первых, это препятствия для защиты интересов лиц, не знавших или не имевших возможности знать о нарушении их гражданских прав в результате сделки. Такая ситуация становится возможной благодаря использованию объективного критерия исковой давности. Исправление существующей ситуации возможно посредством совершенствования гражданского законодательства за счет ограничения применения объективного критерия исковой давности для названной выше категории лиц. Объективный критерий исковой давности должен применяться в отношении лиц, осведомленных (или имевших возможность осведомления) о нарушении своих прав и охраняемых законом интересов в процессе совершения сделки.

Соответственно, исковая давность в отношении лиц, не имевших возможности узнать о нарушении их гражданских прав, должна наступать лишь после того, как эти лица узнали о произошедших нарушениях или о проведении нарушившей их права сделки. Во-вторых, в действующем Гражданском кодексе РФ недостаточно проработан вопрос о восстановлении пропущенных сроков исковой давности при рассмотрении оспоримых сделок. В результате даже при наличии очевидных обстоятельств, препятствовавших своевременному обращению лица, чьи права были нарушены, в суд, в случае пропуска сроков исковой давности законные права и интересы лица оказываются незащищенными. В настоящее время ст. 205 ГК РФ допускает восстановление исковой давности в случае признания причины пропуска срока исковой давности уважительной. К уважительным причинам относятся тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность истца и т. д. Уважительными причины пропуска срока исковой давности признаются в том случае, если они имели место в течение последних шести месяцев срока давности.

Очевидно, что данная норма препятствует защите прав граждан в целом ряде споров о недействительности сделок. Поэтому целесообразным представляются пересмотр и корректировка данной нормы посредством внесения изменений в статью 205 Гражданского кодекса РФ, в первую очередь, в сторону большей конкретизации обстоятельств, позволяющих восстановить срок исковой давности. Вместе с тем целесообразно все же ввести максимально возможный срок восстановления исковой давности, что позволит осуществлять более эффективное регулирование гражданского оборота.

Еще один важный момент – возможность применения исковой давности третьими лицами, не являющимися участниками спора. До недавнего времени такая возможность исключалась, пока не было принято Постановление Пленума Верховного Суда от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности». В нем подчеркивается, что заявление о пропуске срока исковой давности может сделать третье лицо, но в том случае, если удовлетворение иска к ответчику влечет за собой перспективу предъявления ответчиком регрессивного требования или требования о возмещении убытков к третьему лицу. Но и это решение является проблематичным, поскольку: 1) в случае определенных действий должника исковая давность к третьему лицу возобновится; 2) усложняется положение истца, поскольку право третьего лица заявлять об исковой давности может войти в противоречие с защитой его прав и интересов. Таким образом, видятся необходимыми пересмотр данной меры и принятие нормы, в большей степени отвечающей интересам сторон.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.advokatorium.com/ru/articles/srok_iskovoj_davnosti_po_priznanii_sdelki_nedejstvitelnoj

Срок исковой давности недействительности ничтожной сделки
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here