Профессиональное заболевание компенсация морального вреда

Компенсация морального вреда при утрате работоспособности

Норма подп. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ, предусматривающая учет в составе расходов сумм возмещения причиненного ущерба, не конкретизирует, какой ущерб подлежит возмещению — материальный или моральный, и не содержит прямого запрета на включение в состав внереализационных расходов затрат на возмещение морального вреда.

Реквизиты судебного акта

ООО «Восточно-Бейский разрез»

Межрайонная инспекция ФН С России № 2 по Республике Хакасия

Суть дела

Коллективным договором общества было предусмотрено, что в случае установления впервые работнику организации, осуществляющей добычу (переработку) угля, утраты профессиональной трудоспособности вследствие производственной травмы или профессионального заболевания в счет возмещения морального вреда работодатель осуществляет единовременную выплату из расчета 20% среднемесячного заработка за каждый процент утраты профессиональной трудоспособности (с учетом суммы единовременного пособия, выплачиваемого из ФСС России) на основании заявления работника с учетом приложенного документа о сумме фактической выплаты ФСС РФ. Аналогичные положения содержались и в Федеральном отраслевом соглашении по угольной промышленности РФ.

Руководствуясь этими документами, общество осуществило выплату компенсации морального вреда в связи с утратой трудоспособности бывшим работником общества и включило эту выплату в состав внереализационных расходов.

Налоговики признали это неправомерным. По их мнению, такие выплаты не отвечают требованиям положений ст. 252 НК РФ, поскольку характер произведенных выплат не позволяет признать, что данные затраты направлены обществом на получение дохода. Они были выплачены как дополнительные социальные гарантии и компенсации, предусмотренные отраслевым соглашением, и не являются выплатой стимулирующего характера.

Общество обратилось в суд.

Решение судов

Суд первой инстанции поддержал налоговиков, указав, что спорные выплаты не носят производственного характера, не связаны с оплатой труда работника и не направлены на получение дохода налогоплательщиком.

Апелляционная инстанция с коллегами не согласилась. При вынесении решения судьи исходили из следующего.

Обязанность работодателя компенсировать моральный вред, причиненный работникам в связи с исполнением трудовых обязанностей, предусмотрена положениями ст. 22, 237 ТК РФ. В силу п. 3 ст. 8 Федерального закона от 24.07.98 № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Согласно ч. 1 ст. 1099 ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными главой 59 (обязательства вследствие причинения вреда) и ст. 151 ГК РФ, которая, в частности, определяет, что моральный вред связан с физическими или нравственными страданиями.

В соответствии с подп. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией, в частности, расходы в виде признанных должником или подлежащих уплате должником на основании решения суда, вступившего в законную силу, штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных или долговых обязательств, а также расходы на возмещение причиненного ущерба.

В этой норме не конкретизируется, какой ущерб подлежит возмещению — материальный или моральный, и не содержится прямого запрета на включение в состав внереализационных расходов затрат на возмещение морального вреда.

При этом в условиях, когда размер и случаи возмещения морального вреда определены законодательством, коллективным договором и федеральным отраслевым соглашением, возмещение морального вреда может быть осуществлено работодателем в добровольном порядке на основании соглашения с работником, без обращения в суд.

Исходя из этого, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что общество правомерно включило спорные выплаты в состав расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу прибыль. При этом он указал, что ссылка налогового органа на факт прекращения трудовых отношений с работником на момент осуществления спорных выплат при данных обстоятельствах не препятствует обществу включить их в состав внереализационных расходов.

АС Восточно-Сибирского округа коллег из апелляционной инстанции поддержал.

Арбитражная практика

Аналогичное решение было вынесено АС Уральского округа в постановлении от 21.12.2017 № Ф09-7394/17. В этом деле налоговики пришли к выводу, что в подп. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ под ущербом подразумеваются материальные расходы, необходимые для восстановления нарушенного права, утраты или повреждения имущества, а не нравственные или физические страдания гражданина. Действующее законодательство разделяет понятия ущерб и моральный вред, ввиду чего затраты на возмещение морального вреда к внереализационным расходам не относятся.

Однако суд решил, что затраты общества на компенсацию своим работникам морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием, правомерно были отнесены им к внереализационным расходам, поскольку в силу действующего законодательства общество обязано было компенсировать своим работникам и ущерб, нанесенный их здоровью, и моральный вред.

Позиция официальных органов

Минфин России и ФНС России придерживаются по этому вопросу противоположного подхода.

Так, в письме от 16.02.2012 № 03-03-06/4/8 специалисты финансового ведомства разъяснили, что выплата единовременной компенсации работнику в связи с установлением ему утраты профессиональной трудоспособности не учитывается для целей налогообложения, поскольку носит непроизводственный характер и не связана с оплатой труда работника.

А ФНС России в письме от 16.07.2012 № ЕД-4-3/[email protected] пришла к выводу, что единовременные выплаты в счет возмещения морального вреда, предусмотренные Федеральным отраслевым соглашением по угольной промышленности РФ, не могут быть приравнены к возмещению причиненного ущерба и, соответственно, не могут учитываться в целях налогообложения по основаниям, предусмотренным подп. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ.


Источник: http://www.eg-online.ru/article/401985/

Профессиональное заболевание компенсация морального вреда

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 03 февраля 2014 г. по делу N 33-763 (ключевые темы: профессиональное заболевание — нравственные страдания — размер компенсации морального вреда — вредные условия труда — профессиональная трудоспособность)

Апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия от 03 февраля 2014 г. по делу N 33-763

Читайте так же:  Ненадлежащий ответчик апелляционная жалоба

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия в составе председательствующего судьи Пащенко Н.В., судей Ихисеевой М.В., Казанцевой Т.Б., при секретаре Помишиной Л.Н., с участием прокурора Габаевой Д.Н., рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Рябухина А.А. к ОАО «Бурятзолото» о взыскании компенсации морального вреда

по апелляционной жалобе представителя ОАО «Бурятзолото» Бобровой О.А. на решение Железнодорожного районного суда г. Улан-Удэ от 16 декабря 2013 г., которым постановлено:

Исковые требования Рябухина А.А. удовлетворить частично.

Взыскать с ОАО «Бурятзолото» в пользу Рябухина А.А. компенсацию морального вреда в размере » . » руб., услуги представителя в размере » . » руб., расходы за нотариальную доверенность в размере » . » руб., всего » . » руб.

Взыскать с ОАО «Бурятзолото» государственную пошлину в размере » . » руб. в доход муниципального образования г. Улан-Удэ.

Заслушав доклад судьи Казанцевой Т.Б., пояснения представителей сторон и заключение прокурора, проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия

Обращаясь в суд, Рябухин А.А. просил взыскать с ОАО «Бурятзолото» компенсацию морального вреда в размере » . » руб. в связи с профессиональным заболеванием и утратой трудоспособности, возникшими у него в период работы в ОАО «Бурятзолото», а также судебные расходы на оплату услуг представителя в размере » . » руб. и » . » руб. в счет возмещения расходов по выдаче нотариальной доверенности.

В обоснование заявленных требований истец указал, что в период с 14.05.1996г. по 25.04.2011г. работал на предприятии ответчика, занимая должности » . «, » . » с полным рабочим днем под землей.

22.10.2007г. у него были выявлены профессиональные заболевания, что подтверждается актами о случаях профзаболеваний, 19.04.2013г. Главным Бюро МСЭ по РБ установлена степень утраты профессиональной трудоспособности в размере » . «. 01.05.2013г. бессрочно присвоена » . » группа инвалидности.

В результате приобретенных заболеваний, истец испытывает постоянные болезненные ощущения в суставах, из-за значительного снижения слуха лишен полноценного общения с близкими и друзьями, что причиняет ему нравственные страдания.

В заседание суда первой инстанции Рябухин А.А. не явился, его представитель Хулугуров А.А. заявленные требования поддержал по доводам, изложенным в иске, представитель ответчика Боброва О.А. требования не признала. Участвующий в деле прокурор Раднаева И.Ц. дала заключение о возможном частичном удовлетворении заявленных требований с учетом принципов разумности и справедливости.

Судом постановлено вышеизложенное решение.

В апелляционной жалобе представитель ОАО «Бурятзолото» Боброва О.А. просит решение суда отменить и принять решение, указав, что сумму компенсации морального вреда завышена и не соответствует принципам разумности и справедливости. При рассмотрении дела судом не принят во внимание факт работы истца на других предприятиях с вредными условиями труда, предоставление работнику всех предусмотренных законом компенсаций за работу с вредными условиями труда, а также тот факт, что Рябухин, будучи осведомленным о вредном характере труда, сознательно и добровольно выбрал место работы.

Прокурор Железнодорожного района г. Улан-Удэ Шевченко А.В., представив возражения относительно апелляционной жалобы ОАО «Бурятзолото», полагал, что решение районного суда принято с учетом всех обстоятельств дела и соответствует принципам разумности и справедливости.

В суде апелляционной инстанции представитель ОАО «Бурятзолото» поддержала доводы жалобы.

Истец Рябухин А.А. в судебное заседание суда апелляционной инстанции не явился, будучи надлежащим образом извещенным, его представитель Хулугуров А.А. просил оставить решение районного суда без изменения.

Проверив материалы дела в пределах доводов апелляционной жалобы, заслушав объяснения представителей сторон, заключение прокурора Габаевой Д.Н., полагавшей решение законным и обоснованным, судебная коллегия не находит оснований для его отмены и удовлетворения апелляционной жалобы.

Согласно статье 22 Трудового кодекса РФ работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом , другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Статья 184 ТК РФ, устанавливая гарантии и компенсации работникам в случае повреждения здоровья, профессионального заболевания, указывает, что виды, объемы и условия предоставления работникам гарантий и компенсаций в указанных случаях определяются федеральными законами.

Абзацем 2 п.3 ст.8 ФЗ от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» предусмотрено, что возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Учитывая, что в соответствии со ст. 212 ТК РФ обязанность по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагается на работодателя, непосредственным причинителем вреда в данном случае является работодатель, с которого и подлежит взысканию компенсация морального вреда.

При рассмотрении дела суд установил, что Рябухин А.А. в период с 14.05.1996г. по 25.04.2011г. состоял в трудовых отношениях с ответчиком, работая на должностях с вредными условиями труда, и был уволен 25.04.2011г. по основаниям, предусмотренным п. 8 ст. 77 ТК РФ в связи с отказом работника от перевода на другую работу, необходимую ему в соответствии с медицинским заключением.

По результатам обследования у истца выявлены профессиональные заболевания: » . «, причиной которых, как это следует из актов о случае профессионального заболевания от 22.10.2007г., послужило длительное неоднократное воздействие на организм вредных производственных факторов по вибрации, шуму, пыли, по световому микроклиматическим параметрам, тяжести и напряженности труда. При этом стаж работы истца у ответчика в условиях воздействия вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов составил 11 лет 5 месяцев. Наличия вины работника, а также ранее профзаболевания не выявлено.

На основании указанных актов заключением филиала ГБ МСЭ по РБ от 19.04.2013г. Рябухину установлена » . » группа инвалидности со степенью утраты профессиональной трудоспособности в размере » . «.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Размер компенсации морального вреда, как установлено п.2 ст.1101 ГК РФ, определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Читайте так же:  Лаборатория независимой судебной экспертизы

Суд первой инстанции, правильно применив изложенные нормы материального права, установив у Рябухина А.А. профессиональные заболевания, ответственность за возникновение которых несет работодатель — ОАО «Бурятзолото», пришел к верному заключению, что указанные обстоятельства свидетельствуют о наличии у истца физических и нравственных страданий, ответственность за которые должна быть возложена на ответчика в виде компенсации морального вреда.

Определяя конкретный размер компенсации, суд правильно руководствовался критериями, изложенными в ст. 151 , 1101 ГК РФ с учетом разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда, учел фактические обстоятельства, при которых был причинен вред здоровью истца, степень утраты профессиональной трудоспособности, наличие у него инвалидности » . » группы в связи с профессиональным заболеванием, его тяжесть и характер, отсутствия вины работника.

Судебная коллегия считает определенный судом размер компенсации морального вреда в размере » . » руб. соответствующим принципу разумности и справедливости, оснований считать данный размер завышенным не имеется.

Доводы жалобы о том, что профессиональное заболевание истца могло возникнуть в период его работы у другого работодателя, судебной коллегией признаны несостоятельными, поскольку наличие в период работы истца на предприятии ответчика вредных производственных факторов, приведших к возникновению профзаболеваний подтверждается санитарно-гигиенической характеристикой условий труда, актами о случаях профзаболевания, размер же ответственности работодателя был судом определен в том числе и с учетом периода работы Рябухина А.А. у данного работодателя,

Ссылка в жалобе на то, что руководством ОАО «Бурятзолото» принимаются все предусмотренные законом меры по предупреждению профессиональных заболеваний на производстве с вредными условиями труда, подлежит отклонению, поскольку обязанность создания работнику безопасных условий труда лежит на работодателе в силу закона, отсутствие своей вины в возникновении профессионального заболевании у Рябухина ответчик в ходе рассмотрения дела не доказал.

Доводы апелляционной жалобы о том, что при Рябухин осознавал опасный характер работы, наличие вредных условий труда также не могут быть приняты во внимание, поскольку не свидетельствуют о вине работника и об отсутствии вины работодателя, на законность и обоснованность оспариваемого решения не влияют.

В целом доводы апелляционной жалобы по существу сводятся к несогласию с размером компенсации морального вреда, однако материалами дела подтверждается, что оценка всех представленных доказательств в обоснование размера денежной компенсации морального вреда произведена судом в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ на основе их полного и всестороннего исследования, и считать ее неправильной у судебной коллегии оснований не имеется.

На основании изложенного, и руководствуясь ст.ст. 329 , 330 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Бурятия

Решение Железнодорожного районного суда г. Улан-Удэ от 16 декабря 2013 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу ОАО «Бурятзолото» — без удовлетворения.

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/124270047/

Взыскание компенсации морального вреда за профзаболевание

В офис «Единого центра защиты» в г. Челябинске обратились сразу 2 клиента с просьбой о помощи во взыскании компенсации за причиненный моральный вред с работодателей. В условиях воздействия вредных производственных факторов у них возникло профессиональное заболевание.

В соответствии с пунктом 3 статьи 8 Федерального закона от 24 июля 1998 года № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Исходя из части 1 статьи 212 ТК РФ, обязанность по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагается на работодателя, он считается виновным в получении работником профессионального заболевания в процессе трудовой деятельности, если не докажет иное. Работодатель может быть освобожден от выплаты компенсации работнику морального вреда при предоставлении доказательств того, что физические и (или) нравственные страдания были причинены вследствие действия непреодолимой силы либо умысла самого работника.

Подразделение компании смогло добиться в судебном порядке взыскания с работодателя в пользу клиентов компенсации морального вреда в общем размере 240 000 руб.

Дела рассматривались Калининским районным судом г. Челябинска

Источник: http://edin.center/newsfeed/vzyskanie-kompensacii-moralnogo-vreda-za-profzabolevanie

Сколько можно попросить с предприятия компенсации за моральный вред после производственной травмы?

В соответствии со ст. 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ возмещение морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Размер компенсации морального вреда определятеся по соглашению сторон трудового договора, поэтому просите больше. Его размер — оценочное понятие во сколько вы ее оцениваете столько и просите. Если не сможете договорится по сумме с причинителем вреда, можете обратиться за компенсацией в суд. В исковом заявлении описывается время и место получения травмы, к нему прилагаются трудовой договор, акт о несчастном случае на производстве, указывается характер вреда и размер требуемого возмещения. Факт причинения работнику морального вреда согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», предполагается, поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью во всех случаях испытывает физические или нравственные страдания. Вина причинителя вреда доказана актом о несчастном случае на производстве, а размер компенсации определяется работником самостоятельно. Если не сможете договорятся добровольно и заключить в уже в суде мировое соглашение, размер компенсации морального вреда с учетом требований разумности и справедливости определит суд.

В возмещении морального вреда в данном случае не может быть отказано, поэтому работник, обращаясь с иском в суд, ничем не рискует.

Видео (кликните для воспроизведения).

Спасибо, я у Вас в долгу!

Когда речь идет о моральном вреде — то многое зависит от степени тяжести вреда, от личности гражданина, которому вред причинен, от добросовестности поведения ответчика и т.д.

Ниже можете ознакомиться решением суда, вынесенным при моем участии и при желании обратиться на личный прием.

Именем Российской Федерации

08 июля 2013 года г. Дубовка Волгоградской области

Дубовский районный суд Волгоградской области в составе председательствующего судьи Калинина С.С. при секретаре судебного заседания Макаровой Н.В.

Читайте так же:  Госпошлина в суд апелляционная жалоба сумма

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску К.М. к Обществу с ограниченной ответственностью «Волгокартон» о компенсации морального вреда

В судебном заседании истец К.М., его представитель Степанов Вадим Игоревич, действующий в процессе на основании доверенности, исковые требования поддержали, настаивали на удовлетворении исковых требований в заявленном размере по основаниям, изложенным в иске.

Представитель ответчика — ООО «Волгокартон», Е.В., действующая в процессе на основании доверенности, возражала против удовлетворения исковых требований в заявленном размере, не отрицая факта несчастного случая с К.М. на производстве, считает заявленный размер компенсации морального вреда в размере 1 000 000 рублей необоснованно завышенным. Полага наличие в действиях работника К.М. грубую неосторожность (состояние опьянения), просила снизить размер компенсации морального вреда до 50 000 рублей.

Суд, выслушав мнение участвующих в деле лиц, допросив свидетеля, исследовав материалы дела, находит исковые требования К.М. к ООО «Волгокартон» о компенсации морального вреда, подлежащими удовлетворению частично, по следующим основаниям.

Ст. 184 ТК РФ предусматривает ри повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связи со смертью работника.

Виды, объемы и условия предоставления работникам гарантий и компенсаций в указанных случаях определяются федеральными законами.

Моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, на основании ст. 237 ТК РФ, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяется судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Правовые, экономические и организационные основы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в Российской Федерации устанавливает Федеральный закон от 24.07.1998 г. №125 ФЗ (ред. от 05.04.2013 г) «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», и определяется порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника ри исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях.

В соответствии с ч.3 ст.8 Федерального закона от 24.07.1998 г №125 ФЗ (ред. от 05.04.2013 г) «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

Как установлено судом, К.М. работал машинистом гофроагрегата на предприятии ООО «Волгокартон».

01 декабря 2012 года на основании приказа директора предприятия от 29 ноября 2012 г №119 «О привлечении к работе в выходные дни», после определения производственного задания, приступили к работе.

Около 11-00 часов, при смывании клея при помощи шланга с гофропресса, произошел захват правой руки и зажаьте между валами.

На карете скорой помощи истец досталвен в ЦРБ г. Дубовка, далее был переведен в 25-ю больницу в ожоговое отделение.

В результате полученной травмы ему ампутировали четыре пальца на правой руке, делали операцию по пересадке кожи.

В соответствии с актом о несчатном случае на производстве №2 от 28 января 2013 г причинами, вызвавшими несастный случай названы «отсутствие технических регламентов в нарушение п. 7.4 ПОТ РО 00 97», отсутствие предохранительных приспособлений в нарушение п. 14.32.15.82 ПОТ РО 00-97, «допуск к самостоятельной работе без проведения обучения в нарушение ст. 212 ТК РФ, ПОТ РО 00-97, ГОСТа 12.0.004-90».

В качестве лиц допустивших нарушение указаны директор предприятия — Иванов М.В. и работодатель ООО «Волгокартон». Таким образом, несчастный случай произошел по вине работодателя. При этом факта грубой неосторожности в действиях истца не установлено. В настоящее время, в связи с производственной травмой, после освидетельствования, установлена утрата трудоспособности 40%, что подтверждается выпиской из акта №644 освидетельствования от 16 мая 2013 г. и инвалидноть третьей группы на основании справки МСЭ-2011 №. от 26 аперял 2013 г.

В силу ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:

вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; в иных случаях, предусмотренных законом.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание, что при расследовании причин несчастного случая на производстве, вины работника К.М. в нарушении техники безопасности установлено не было, травма К.М. причинена в рабочее время, при исполнении им трудовых обязанностей, по вине работодателя, суд находит исковые требования К.М. к ООО «Волгокартон» о компенсации морального вреда законными и обоснованными, подлежащими удовлетворению.

Оценивая доводы сторон о размере компенсации морального вреда, подлежащей взысканию в пользу истца, суд исходит из следующего.

В соответствии со ст. 150 ГК РФ жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. В случаях и в порядке, предусмотренных законом, личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежавшие умершему, могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообладателя. Нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (статья 12) вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

Статья 151 ГК РФ устанавливает, что если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Читайте так же:  Политика оператора обработки персональных данных

Основания и размер компенсации гражданину морального вреда, согласно ст. 1099 ГК РФ, определяются правилами, предусмотренные настоящей главой и статьей 151 ГК РФ. Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

На основании ст. 1101 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Суд, оценивая характер причиненных потерпевшему К.М. физических и нравственных страданий, степень вины причинителя вреда, исходя из требований разумности и справедливости, находит возможным удовлетворить исковые требования К.М. к ООО «Волгокартон» о компенсации морального вреда частично, взыскав с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 300 000 рублей, отказав в остальной части исковых требований, превышающих сумму 300 000 рублей.

Руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Иск К.М. к ООО «Волгокартон» о компенсации морального вреда — удовлетворить частично.

Взыскать в пользу К.М. с ООО «Волгокартон» компенсацию морального вреда в размере 300 000 рублей.

В удовлетворении исковых требований К.М. к ООО «Волгокартон» о компенсации морального вреда в части превышающей 300 000 рублей — отказать.

Взыскать с ООО «Волгокартон» госпошлину в доход государства в размере 4000 рублей.С Уважением, Адвокат в г. Волгограде – Степанов Вадим Игоревич.

Источник: http://www.9111.ru/questions/14041209/

Профессиональные заболевания: суды начали взыскивать с предприятий моральный вред за профзаболевания, полученные из-за работы в советское время

Профессиональные заболевания: суды начали взыскивать с предприятий моральный вред за профзаболевания, полученные из-за работы в советское время. Работодатели в судах заявляют, что истцы сами устраивалось на вредные производства из-за льгот.

Омские суды все чаще начинают взыскивать с предприятий компенсацию морального вреда в связи с получением профессионального заболевания на производстве. Как известно, в этом случае производятся выплаты из Фонда социального страхования. Но, помимо этого, возможно получить еще и дополнительное возмещение от работодателя, допустившего условия труда, приведшие к профзаболеванию. Основаны эти решения на статье 151 Гражданского кодекса РФ, где сказано, что, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага. В частности, жизнь и здоровье. Вот несколько свежих примеров таких судебных решений.

ПО «Полет»

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда 27 марта оставила в силе решение Ленинского районного суда Омска от 25 января 2019 года о взыскании в пользу 66-летнего М. с АО «ГКНПЦ им. М.В. Хруничева» 120 тысяч рублей компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием.

М. в июле 1973 года устроился ремонтником на Омский авиационный завод, в 1979-м переведен инструментальщиком по зачистке штампов, с 1999 года он — обрубщик черного литья литейного цеха ФГУП ПО «Полет», с 2008 – сторож в ФГУП «ГКНПЦ им. М.В. Хруничева», филиалом которого ПО «Полет» стало в декабре 2007 года, а в марте 2011-го уволен в связи с сокращением штатов.

В сентябре 2006 года у М. комиссионно было установлено профессиональное заболевание, причина которого длительный многократный контакт с локальной вибрацией, шумом, физическими нагрузками, несовершенством технологических процессов обрубки металла. При этом в заключении отмечено, что работа по обрубке производится в режиме: 20 минут непрерывной работы, 10 минут перерыв.

Стаж его работы в условиях воздействия неблагоприятных производственных факторов, которые могли вызвать профзаболевание (отравление), составил 31 год.

На предприятии было предусмотрено использование индивидуальной защиты (СИЗ): антифоны, беруши, виброзащитные перчатки, респираторы.

ПО «Полет» предпринимались меры по улучшению условий труда, которые выражались в социальных гарантиях, предоставлении дополнительных дней отдыха и оплате за вредные условия труда, обеспечении средствами индивидуальной защиты. Вместе с тем предприятием не опровергнуто утверждение истца о том, что средствами индивидуальной защиты он обеспечивался нерегулярно, по мере наличия финансовых средств на предприятии.

Однако в ходе судебного процесса прозвучало, что должных мер по совершенствованию технологического процесса, обеспечивающего минимизацию воздействия вредных факторов либо их исключение, ответчиком не предпринято, о чем свидетельствует содержание заключения акта о профессиональном заболевании 2006 года и санитарно-гигиенической характеристики условий труда работника при подозрении у него профессионального заболевания, составленной тогда же.

Нарушение истцом правил безопасности и охраны труда, требований о нахождении при исполнении трудовых обязанностей без средств индивидуальной защиты по его инициативе при обеспечении таковой работодателем не установлено.

С 2010 года М. установлена степень утраты профессиональной трудоспособности 30 % бессрочно.

ГУ ОРОО Фонда социального страхования РФ данный случай признан страховым. Фонд ежемесячно производит выплату сумм страховых выплат при предоставлении соответствующих документов оплату расходов на приобретение лекарств и изделий медицинского назначения, выдаются путевки в ФГУП ЦР ФСС РФ «Омский».

Истец М. в судебном заседании пояснил, что состояние его здоровья с каждым годом ухудшается, у него немеют конечности, сильно болят руки, из-за боли он плохо спит ночью, стал плохо слышать.

На что представитель ответчика АО «ГКНПЦ им. М.В. Хруничева» заявил, что программой реабилитации в 2018 году М. установлены реабилитационные мероприятия такие же, как были установлены в заключении клинико-экспертной комиссии от 2006 года, следовательно, состояние здоровья истца не ухудшилось. Кроме того, истцом не выполняются рекомендации, установленные в карте реабилитации: не приобретен и не используется слуховой аппарат цифровой заушный средней мощности.

В соответствии со статьей 22 Трудового кодекса РФ работодатель обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред. Согласно статье 212 ТК РФ обязанность по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагается на работодателя.

Читайте так же:  Как работает патент на работу

М. просил взыскать с предприятия 550 тысяч рублей, но суд остановился на сумме 120 тысяч.

Любому человеку может понадобиться помощь юриста, адвоката или детектива — все зависит от жизненных обстоятельств, а они не предсказуемы. За помощью лучше обращаться к профессионалам, которые смогут Вам помочь отстоять Ваши права. Работа Центра правовой защиты Lex-Gard — полноценная и всесторонняя организация юридического и оперативного сопровождения на любом этапе Вашего дела.

«Омский каучук»

4 апреля судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда рассмотрела апелляционную жалобу на решение Куйбышевского районного суда от 22 января по иску И. к ПАО «Омский каучук» о компенсации морального вреда в связи с повреждением здоровья в результате получения профессионального заболевания. Районный суд взыскал с завода 200 тысяч рублей, областной увеличил эту компенсацию до 500 тысяч.

И. работал на заводе СК сначала аппаратчиком воздухоразделения 5 разряда, а потом – в цехе Е-8-102-102а-ДП-16 машинистом холодильных установок 5 разряда. Врачебной комиссией центра профессиональной патологии у него было установлено профессиональное заболевание, причиной которого, согласно соответствующему акту, «послужило длительное воздействие на организм человека вредных производственных факторов или веществ».

В цехе Е-8-8а-102-ДП-6 занимались производством холода путем охлаждения промежуточного хладагента (водного раствора хлористого кальция) испаряющимся аммиаком или непосредственным охлаждением продуктовых потоков аммиаком, испаряющимся в технологических аппарата

Как заявил в ходе судебного заседания представитель завода СК, предприятием «требования охраны труда неукоснительно соблюдаются. В воздухе рабочей зоны Е-8-102-102а-ДП-16 содержание бутадиена составляет менее 1,0 мг/м3, в то время как его ПДК составляет 1,3 на 100 мг/м3. Истец был обеспечен всеми необходимыми средствами индивидуальной защиты».

Более того, ответчик ходатайствовал о вызове свидетелей, которые должны были сообщить о курении И. Но суд в этом отказал, так как истец этого и не отрицал.

Суд ориентировался на документы, а именно акт о случае профессионального заболевания и санитарно-гигиеническую характеристику условий труда. Они были в свое время подписаны, но ответчиком в установленном законом порядке не оспорены: «замечаний со стороны технического директора, начальника ОПБ, начальника аммиачно-холодильного цеха, председателя профкома, начальника бюро охраны труда ПАО «Омский каучук» не поступало». Более того, по этому поводу завод привлекался к административной ответственности по ст. 6.3 КоАП РФ.

Иртышское пароходство

В пользу бывших работников ПАО «Иртышское пароходство» вынесено уже около десятка судебных решений по компенсации морального вреда за работу во вредных для здоровья условиях. Сумма компенсации от 85 до 100 тысяч рублей. Ниже пример типичного судебного процесса, где доводы сторон примерно однотипны.

20 марта судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда оставила в силе решение Куйбышевского районного суда города Омска от 17 января 2019 года, которым с ПАО «Иртышское пароходство» взыскано в пользу М. 85 тыс. руб. компенсации морального вреда.

Подавший иск М. работал в ИРП с 1967 года в должностях рулевого-моториста, помощника механика, механика до 2015 года.

Работа истца была связана с вредными условиями труда. В результате чего приобретены профессиональные заболевания: «вибрационная болезнь от воздействия общей вибрации II степени; синдром вегето-сенсорной полинейропатии верхних и нижних конечностей с умеренными трофическими изменениями на кистях и стопах; периферический ангиодистонический синдром; вторичная пояснично-крестцовая радикулопатия; двусторонняя хроническая нейросенсорная тугоухость 1 степени с незначительным нарушением сенсорных функций. Определена утрата профессиональной трудоспособности — 30%. Улучшений в состоянии здоровья истца не происходит, а с возрастом приобретенные в результате профессиональной деятельности заболевания усугубляются». В связи с профессиональными заболеваниями истец испытывает нравственные и физические страдания

Представители ответчика ПАО «Иртышское пароходство» заявляли следующее:

– Работа на флоте имеет специфику: управление судном – рабочая деятельность с рядом вредных факторов производственной среды, такие как качка, крен, дифферент, работа в неблагоприятных погодных условиях, вибрация, шум от двигателей, работа в неудобном положении, в основном стоя. Это особенности профессиональной деятельности. Работодатель предпринимает все возможные меры для улучшения условий труда. Несовершенство технологического рабочего процесса на флоте не вина работодателя, так как проекты судов разрабатываются конструкторскими бюро завода-изготовителя, судно, после постройки и сдачи в эксплуатацию проходит испытания, работа механизмов двигателей также само судно в обязательном порядке проходит обязательное освидетельствование ФАУ «Российский речной регистр». Работодатель не может произвольно вносить конструктивные изменения на судне (установление каких-либо переборок, шумоизоляционных покрытий и т д.), так как все изменения согласуются с надзорными ведомствами. Обеспечивается в соответствии с Уставом службы на судах Министерства речного флота РСФСР вахтовый режим труда не менее 12 часов отдыха в сутки. Работа и отдых осуществляются согласно расписанию вахт и судовых работ.

Все работники (в том числе и истец) обеспечиваются индивидуальными средствами защиты: специальная обувь, спецодежда, спасательные жилеты, защитные очки, каски, противогазы. Для защиты от повышенного уровня шума на судах выдаются наушники и беруши. В п. 4.4 Санитарно-гигиенической характеристики условий труда указывается, что работник – истец был обеспечен средствами индивидуальной защиты: плащом непромокаемым с капюшоном дежурным, костюмом хлопчатобумажным, рукавицами комбинированными, ботинками кожаными. Плавающий состав обеспечивается горячим питанием, в каждую навигацию в штате каждого судна предусмотрен повар. Плавающему составу предоставляются дополнительные отпуска за ненормированный рабочий день, за вредные условия труда, доплата к основной заработной плате. Работодатель обеспечивает выдачу молока работникам, занятым на работах с вредными условиями труда, обязательные медицинские осмотры, по показаниям предусмотрено санаторно-курортное лечение.

Истец знал при получении специального образования и при устройстве на работу на флот, что выбранная им профессиональная деятельность – это деятельность во вредных условиях, что существует риск получения профессионального заболевания, однако на протяжении 43 лет вид деятельности не менял, осознанно работал в таких условиях. На протяжении всей трудовой деятельности получал соответствующие льготы за работу во вредных условиях.

Возникновение профессионального заболевания у М. подтверждено актом о случае профессионального заболевания, установленного 9 июня 2015 года. Из указанного акта следует, что стаж работы в условиях воздействия вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов – 42 года. Причина профессионального заболевания – длительное воздействие вредных факторов условий труда: общая вибрация, шум.

Если информация оказалась полезной, оставляем комментарии, делимся ссылкой на эту статью в своих социальных сетях. Спасибо!

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://olgasofronova.ru/professionalnye-zabolevaniya-sudy-nachali-vzyskivat-s-predpriyatiy-moralnyy-vred-za-profzabolevaniya-poluchennye-iz-za-raboty-v-sovetskoe-vremya.html

Профессиональное заболевание компенсация морального вреда
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here