Признание безвестно отсутствующим мчп

Статья 1200. Право, подлежащее применению при признании физического лица безвестно отсутствующим и при объявлении физического лица умершим

Признание в Российской Федерации физического лица безвестно отсутствующим и объявление физического лица умершим подчиняются российскому праву.

Комментарий к Ст. 1200 ГК РФ

1. Для признания в Российской Федерации физического лица безвестно отсутствующим и объявления физического лица умершим может быть применен исключительно закон суда. Иную коллизионную привязку в данном случае представить себе затруднительно. Закон суда применяется как к основаниям, так и к порядку и последствиям признания физического лица безвестно отсутствующим или объявления физического лица умершим.

Необходимо, однако, отметить, что правила гражданского процессуального права предусматривают возможность обратиться в российский суд с заявлением о признании физического лица безвестно отсутствующим или об объявлении физического лица умершим не во всех случаях. В соответствии со ст. 403 ГПК РФ суды в Российской Федерации рассматривают дела особого производства в случае, если лицо, в отношении которого подается заявление о признании безвестно отсутствующим или об объявлении умершим, является российским гражданином либо имело последнее известное место жительства в Российской Федерации, при этом от разрешения данного вопроса зависит установление прав и обязанностей граждан, имеющих место жительства в Российской Федерации, организаций, имеющих место нахождения в Российской Федерации.

В иных случаях (например, когда пропавший иностранный гражданин имел последнее место жительства за пределами Российской Федерации) заинтересованные лица должны обращаться в компетентный суд иного государства. Необходимо отметить, что институты безвестного отсутствия и объявления лица умершим существенно различаются в современных правовых системах. Как отмечает Л.П. Ануфриева, «право Великобритании и США вообще не знает института объявления лица безвестно отсутствующим» .

———————————
Ануфриева Л.П. Международное частное право: Учебник. В 3 т. Т. 2: Особенная часть. М., 2000. С. 22.

Статья 25 Минской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. устанавливает, что учреждения юстиции каждой из договаривающихся сторон могут признать гражданина другой договаривающейся стороны и иное лицо, проживавшее на ее территории, безвестно отсутствующим или умершим, а также установить факт его смерти по ходатайству проживающих на ее территории заинтересованных лиц, права и интересы которых основаны на законодательстве этой договаривающейся стороны.

2. В соответствии со ст. 42 ГК РФ гражданин может быть по заявлению заинтересованных лиц признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания. Для объявления лица умершим необходимы иные юридические факты (ст. 45 ГК): если в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания в течение пяти лет, а если он пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, — в течение шести месяцев. Военнослужащий или иной гражданин, пропавший без вести в связи с военными действиями, может быть объявлен судом умершим не ранее чем по истечении двух лет со дня окончания военных действий.

Заявление о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим подается в суд по месту жительства или месту нахождения заинтересованного лица.

На основании ст. 278 ГПК РФ судья при подготовке дела к судебному разбирательству выясняет, кто может сообщить сведения об отсутствующем гражданине, а также запрашивает соответствующие организации по последнему известному месту жительства, месту работы отсутствующего гражданина, органы внутренних дел, воинские части об имеющихся о нем сведениях. Дела о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим рассматриваются с участием прокурора.

Вступившее в законную силу решение суда о признании гражданина безвестно отсутствующим является основанием для передачи его имущества лицу, с которым орган опеки и попечительства заключает договор доверительного управления этим имуществом при необходимости постоянного управления им. В случае если принято решение об объявлении лица умершим, такое решение является основанием для внесения органом записи актов гражданского состояния записи о смерти в книгу государственной регистрации актов гражданского состояния.

Источник: http://stgkrf.ru/1200

Гражданская дееспособность физических лиц в международном частном праве

Гражданская дееспособность физического лица – это его способность своими действиями осуществлять гражданские права и обязанности. Законодательство всех стран устанавливает, что полностью дееспособным в публичном и частном праве индивид становится по достижении установленного в законе возраста. В законодательстве также закреплена возможность признания физического лица неде-ес по соб ным или ограниченно дееспособным. Ос нов ны ми аспектами правового статуса индивида, связанными с категорией гражданской дееспособности, являются право лица на имя (ст. 1198 ГК), институты опеки и попечительства, признание физического лица безвестно отсутствующим и объявление его умершим. Общепризнанным является положение, что вопросы гражданской дееспособности индивидов подчиняются коллизионному регулированию (генеральная коллизионная привязка – личный закон физического лица).

В российском праве гражданская дееспособность индивидов определяется их личным законом (ст. 1197 ГК). Для установления личного закона (право государства гражданства или домицилия) используется ст. 1195 ГК. Современное российское законодательство содержит новеллу: физическое лицо не вправе ссылаться на отсутствие у него дееспособности по его личному закону, если такое лицо является дееспособным по праву государства места совершения сделки (п. 2 ст. 1197 ГК). Ссылка иностранца на отсутствие у него дееспособности по его личному закону принимается во внимание как исключение, если доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать об отсутствии дееспособности. Эта норма связана с одним из общих принципов, давно господствующих в МЧП: лицо, дееспособное по своему личному закону, всегда признается дееспособным за границей; лицо, недееспособное по своему личному закону, может быть признано дееспособным за границей.

Читайте так же:  Суд отказывается в принятии искового заявления если

Ограничение дееспособности физических лиц производится исключительно в судебном порядке (ст. 22, 29, 30 ГК). По общему правилу, индивид может быть признан полностью недееспособным или ограниченно дееспособным только у себя на родине в соответствии со своим личным законом. Однако достаточно часто встречаются ситуации, когда подобное решение выносится судом другого государства (и в соответствии с правом страны суда) по отношению к иностранному гражданину. В таких случаях возникает проблема признания иностранного судебного решения на родине иностранца (в особенности если основания ограничения дееспособности по законам этих государств не совпадают).

На территории РФ признание физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным подчиняется российскому праву (п. 3 ст. 1197 ГК). Иностранцы в России могут подвергнуться ограничению дееспособности при условии уведомления компетентных органов государства гражданства такого лица об основаниях ограничения дееспособности и согласии государства гражданства на судебное разбирательство в РФ. Основания ограничения дееспособности должны совпадать по законам обоих государств. Кроме того, иностранцы, имеющие постоянное место жительства на территории РФ, могут быть подвергнуты ограничению дееспособности в российских судах на общих основаниях в соответствии с российским правом (поскольку личный закон таких лиц – это российское право (п. 3 ст. 1195 ГК)).

В основном вопросы ограничения дееспособности иностранных граждан в судах другого государства разрешаются в международных договорах (Кодекс Бустаманте, Конвенция о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам стран СНГ 1993 г., Договор о правовой помощи между Российской Федерацией и Польской Республикой 1996 г. и др.). Практически все международные соглашения содержат дополнительную коллизионную привязку – «закон компетентного учреждения».

Очень серьезной проблемой современного МЧП является институт безвестного отсутствия и объявления безвестно отсутствующих лиц умершими. В международном праве действуют и многосторонние (Конвенция об объявлении умершими лиц, безвестно отсутствующих, 1950 г.), и двусторонние соглашения, регулирующие этот вопрос. В многосторонних и двусторонних договорах о правовой помощи коллизионные проблемы безвестного отсутствия разрешаются на основе личного закона или закона суда. По общему правилу компетентными являются суды государства гражданства того лица, в отношении которого возбуждено дело о безвестном отсутствии. В отдельных случаях, прямо предусмотренных в договоре, компетентным является суд другой договаривающейся стороны (ст. 23 Российско-польского договора о правовой помощи 1996, г.), а применимым правом – закон суда.

Институты опеки и попечительства неразрывно связаны с категорией дееспособности. Опека устанавливается над малолетними и недееспособными гражданами (ст. 32 ГК), а попечительство – над несовершеннолетними и ограниченно дееспособными гражданами (ст. 33 ГК). Коллизионное регулирование опеки и попечительства предусмотрено в ст. 1199 ГК. Установление и отмена опеки и попечительства производятся в соответствии с личным законом опекаемого или подопечного. Личный закон опекуна (попечителя) применяется для установления его обязанности принять опеку (попечительство). Закон компетентного учреждения определяет отношения между опекуном (попечителем) и опекаемым (подопечным). Законодательно закреплено применение российского права, если оно наиболее благоприятно для опекаемого (подопечного), имеющего место жительства в Российской Федерации.

Статья 1199 ГК содержит «цепочку» коллизионных норм: отдельные аспекты одного и того же правоотношения регулируются посредством различных коллизионных привязок. Положения ст. 1199 ГК являются одними из наиболее удачных в российском МЧП.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источник: http://studopedia.ru/5_73905_grazhdanskaya-deesposobnost-fizicheskih-lits-v-mezhdunarodnom-chastnom-prave.html

Признание безвестно отсутствующим мчп

В современном мире высокий уровень миграции населения приводит к тому, что люди могут пропасть на территории другого государства.

Коллизионные аспекты безвестного отсутствия и объявления умершим решаются на основе привязки отношения к личному закону, каковым выступает либо закон гражданства, либо закон постоянного места жительства (домициля).

Так, чешский Закон о международном частном праве строго устанавливает, что объявить гражданина Чехии умершим вправе лишь чешский суд (§ 43). Тот же подход характерен и для права ФРГ (ст. 12 Закона ФРГ о безвестном отсутствии 1951 г. с последующими изменениями и дополнениями, которые инкорпорированы в новое регулирование о международном частном праве ФРГ — новый Вводный закон к ГГУ).

Однако в силу специфических обстоятельств, когда квалификацию дает судебное учреждение другого государства, применяется закон суда. Так, польский Закон о международном частном праве от 12 ноября 1965 г. гласит: если по делу о признании иностранца умершим или об установлении факта его смерти дает заключение польский суд, применяется польское право (§ 2 ст. 11).

В том же плане высказывается и чешский законодатель: чешский суд может объявить иностранца умершим по материальному праву Чехии с юридическими последствиями для лиц, постоянно проживающих в Чехии, и для находящегося здесь имущества (п. 2 § 43). Следовательно, основанием для рассмотрения чешским судом вопроса о признании иностранного гражданина или лица без гражданства умершим является ходатайство соответствующих лиц, чей интерес в имуществе или ином основан на законе, действующем в данной стране.

Более общий подход закреплен в венгерском Законе о международном частном праве — здесь предпосылкой применения венгерского права выступают вообще «внутренние интересы правового характера», которые обусловливают объявление венгерским судом иностранного гражданина умершим или отсутствующим либо установление факта смерти такого лица.

Закон же МНР во всех случаях объявления лица безвестно отсутствующим или умершим в пределах территории Монголии подчиняет это действие монгольскому праву (п. 6 ст. 428 ГК МНР).

Двусторонние договоры о правовой помощи традиционно содержали и содержат положения в данной области, поскольку именно международно — правовым путем возможно устранить некоторые трудности, возникающие в практике признания лиц безвестно отсутствующими национальными органами юстиции государств, осуществляющих тесное взаимодействие друг с другом на всех направлениях военной, политической, хозяйственной и культурной жизни, включая и контакты между физическими лицами.

Например, положениями советско-кубинского Договора о правовой помощи от 28 ноября 1984 г. (российско-кубинский договор еще не вступил в силу) предусматривается, что объявить лицо безвестно отсутствующим, умершим или установить факт его смерти вправе только судебное учреждение страны, гражданином которой являлось это лицо в то время, когда по последним данным оно было в живых.

Читайте так же:  Заявление на расторжение брака по обоюдному согласию

Наряду с этим соглашение устанавливает и другой вариант, когда закрепляется компетенция в отношении указанного учреждения и другой договаривающейся стороны. Это, в частности, может произойти в ситуациях подачи лицами, проживающими на территории последней, соответствующего ходатайства, если их права и интересы основываются на законодательстве этого государства (ст. 17). И в том и в другом случае применяется право соответствующей договаривающейся стороны.

Таким образом, если проживающая на территории России кубинская семья имеет в совместной супружеской собственности акции или иные ценные бумаги российских предприятий и жена, будучи кубинской гражданкой, обращается в российский суд с просьбой о признании мужа умершим в условиях, когда с момента поступления последних данных о нем как о живом прошло более 5 лет, в целях решения вопроса, во-первых, о своем гражданском состоянии и, во-вторых, о судьбе его доли в общем имуществе супругов, то последний должен считаться компетентным для рассмотрения этого ходатайства и будет разрешать вопрос на основании российского права.

Подобные предписания зафиксированы во многих других договорах о правовой помощи (с Азербайджаном, Болгарией, Венгрией, Вьетнамом, Грузией, Киргизией, Латвией, Литвой, Эстонией, Республикой Молдова, Монголией, Чехословакией, Египтом, КНДР), а также в многосторонней Конвенции о правовых отношениях и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. стран СНГ1 1 Конвенция о правовой помощи и правовым отношениям по гражданским, семейным и уголовным делам // СЗ РФ. — 1995. — № 17. — ст. 1472.

Однако в данном документе получили решение также вопросы аналогичного свойства, касающиеся лиц без гражданства. Для них предусмотрен принцип привязки к последнему месту жительства лица, в отношении которого орган юстиции договаривающегося государства ведет производство по делу об объявлении безвестно отсутствующим, умершим либо устанавливает факт смерти (ст. 25).

В новейших актах, посвященных правовой помощи в двусторонних отношениях с другими государствами, подготавливаемых Российской Федерацией, содержится несколько отличающееся регулирование. Ввиду специфичности положений по рассматриваемому вопросу представляется целесообразным привести их полностью. Так, российско-польский Договор о правовой помощи от 16 сентября 1996 г. устанавливает следующее: «Ст. 23 «Признание лица безвестно отсутствующим или умершим».

1. Для признания лица безвестно отсутствующим или умершим, а также установления факта смерти применяется законодательство Договаривающейся Стороны, гражданином которой являлось лицо в то время, когда оно по последним сведениям было в живых.

2. Суд одной Договаривающейся Стороны может в соответствии с законодательством своего государства признать гражданина другой Договаривающейся Стороны безвестно отсутствующим или умершим, а также установить факт его смерти: 1) по просьбе лица, намеревающегося реализовать свои наследственные права или права, вытекающие из имущественных отношений между супругами, в отношении недвижимого имущества умершего или безвестно отсутствующего лица, находящегося на территории Договаривающейся Стороны, суд которой должен вынести решение; 2) по просьбе супруга (супруги) умершего или безвестно отсутствующего лица, проживающего на момент подачи ходатайства на территории Договаривающейся Стороны, суд которой должен вынести решение.

3. Решение, вынесенное согласно пункту 2 настоящей статьи, имеет юридические последствия только на территории Договаривающейся Стороны, суд которой вынес указанное решение»1 1 Ануфриева Л.П. Международное частное право: В 3-х т. Том 2. Особенная часть: Учебник. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Издательство БЕК, 2002. С. 24-25..

Следует упомянуть и еще об одном примере исключения в регулировании отношений подобного рода двусторонними международно-правовыми соглашениями. Речь идет о Договоре о правовой помощи между СССР и Румынией от 3 апреля 1958 г., который строится на сочетании критериев гражданства и последнего местожительства лица, подлежащего признанию умершим или безвестно отсутствующим, для определения подсудности дела.

Причем сфера применения какого-либо из указанных критериев конструируется прямо противоположным образом тем решениям, которые зафиксированы, скажем, в российско-польском Договоре, т.е. общим принципом определения подсудности является критерий последнего местожительства лица. Частными случаями юрисдикции суда государства гражданства выступает, во-первых, нахождение недвижимого имущества на его территории, если заинтересованное лицо желает реализовать свои наследственные права или права, вытекающие из имущественных отношений между супругами, а также проживание в момент подачи ходатайства на его территории мужа или жены лица, подлежащего объявлению безвестно отсутствующим или умершим судебным учреждением государства, гражданином которого это лицо являлось, если они просят о таком признании безвестно отсутствующим или умершим (ст. 30).

Кодекс Бустаманте, представляющий важную веху в развитии МЧП, не оперирует рассматриваемыми понятиями безвестного отсутствия или объявления умершим как таковыми. В его ст. 30 лишь говорится, что «каждое государство применяет свое собственное законодательство для объявления гражданской личности прекратившейся в случае естественной смерти физических лиц и исчезновения. »1 1 Кодекс Бустаманте 1928 г. // Международное частное право: Сб. документов / сост. К.А. Бекяшев, А.Г. Ходаков. М., 1997

Источник: http://studbooks.net/971483/pravo/kollizionnye_voprosy_bezvestnogo_otsutstviya

Коллизионные вопросы право- и дееспособности иностранцев, ограничение и лишение дееспособности, объявление лица безвестно отсутствующим и умершим

Содержание материала

Ограничение и лишение дееспособности иностранцев

В данной области международного частного права, как и во многих других, существует немало расхождений в материальном праве различных государств:

  • не во всех государствах признаются основаниями для ограничений дееспособности такие обстоятель­ства, как расточительство, болезненные наклонности (алкоголизм, наркомания и т. д.);
  • различен порядок объявления ограниченно дееспособным или недееспособным.

Более или менее общим положением, существующим в меж­дународном частном праве для решения вопроса об ограничении дееспособности совершеннолетнего лица, является принцип, со­гласно которому лишение дееспособности или поражение (огра­ничение) в правах иностранца должно подчиняться его личному закону. Следовательно, руководствуясь именно этим законом, не­обходимо обсуждать и требования, которым данное лицо не удов­летворяет, в результате чего ставится вопрос об ограничении дее­способности, а также прочие материальные условия.

Таким обра­зом, исходя из того, что различные правовые системы по-раз­ному формулируют критерии, призванные ответить на вопрос, подлежит или не подлежит данное лицо объявлению недееспособным либо ограниченно дееспособным, приобретают большую важность следующие вопросы:

  • выбор соответствующего правопорядка;
  • выбор государства, которое вправе объявить лицо ограни­ченно дееспособным или лишенным дееспособности, т.е. чей суд либо иной орган компетентен вынести по этому поводу решение.
Читайте так же:  Мировое соглашение о расторжении брака образец

В част­ности, игрок в рулетку может быть объявлен ограниченно дееспо­собным как расточитель во Франции, Монако, Италии, Германии и т. д., но не в Англии или иной стране «общего права», кото­рым данное основание неизвестно. Может ли суд ФРГ объявить ограниченно дее­способными российского гражданина или швейцарского гражда­нина и на каком законе будет основываться соответствующее ре­шение — нормах немецкого либо российского или швейцарского права?

Распространенной нормой в этом отношении выступает пра­вило о том, что компетентными являются учреждения страны гражданства или основного места жительства (домицилия) и при­менимым правом, следовательно, будет выступать lex fori (закон суда). Напри­мер: возникновение, изменение и прекращение опеки, попечения и попечительства в германском суде по общему правилу подчиня­ется праву гражданства лица, в отношении которого устанавлива­ется опека, попечение или попечительство. В силу этого в отношении проживающего в Гамбурге англичанина ввиду расточительности лица в суде ФРГ может быть назначено попе­чительство и установлено его содержание на основании герман­ского закона попечительства (ч. 3 ст. 8 Вводного закона к ГГУ), закрепляющего, что содержание попечения, равно как и назна­ченных опеки и попечительства, определяются по праву назна­чившего их государства, хотя, как отмечено выше, английское право не знает лишения или ограничения дееспособности по признаку расточительства.

Видео (кликните для воспроизведения).

В данном случае компетенция немецкого суда будет базиро­ваться на принципе места жительства лица. При этом только суд ФРГ может быть компетентным в отношении признания недее­способным или ограниченно дееспособным гражданина Германии.

Юридические последствия признания лица ограниченно дее­способным или полностью недееспособным определяются по праву того государства, в котором имело место такое признание. В част­ности, если в отношении подданного Великобритании вследствие его душевной болезни в Германии была установлена опека по пра­ву ФРГ, это привело бы к полной недееспособности лица, в результате чего оно не вправе было бы совершать сделки, в том числе и по поводу жизненно необходимых вещей (necessaries), в то время как в Англии подобные акты были бы действительными.

Действующее российское право предусматривает односторон­нюю коллизионную норму: «. признание в Российской Федера­ции физического лица недееспособным или ограниченно дееспо­собным подчиняется российскому праву» (п. 3 ст. 1197 ГК РФ). Закономерным правовым последствием признания лица ограни­ченно дееспособным или лишенным дееспособности является ус­тановление опеки и попечительства. В новом регулировании РФ по международному частному праву этому аспекту уделено пред­метное внимание. Так, появились специальные коллизионные нормы, касающиеся отыскания права, подлежащего применению к опеке и попечительству, которые ныне помещены в ст. 1199 ГК РФ. Здесь определение «решающего» для существа отношения права поставлено в зависимость от дифференциации объемов (круга общественных отношений, а также условий, при которых действуют определенные правила поведения), установленных в содержащихся в данной статье коллизионных нормах. Спектр формул прикрепления к соответствующему правопорядку подразу­мевает

  • личный закон лица, в отношении которого учрежда­ются опека или попечительство,
  • личный закон опекуна (попечителя),
  • не исключается и обращение к зако­ну места совершения акта (lex loci actus) либо закону суда (lex fori).

При наличии указанных в положениях п. 3 ст. 1199 ГК РФ обстоятельств осу­ществляется сравнение содержания материальных норм иностран­ного и российского правопорядков, в ходе отыскания надлежащего права и окончательного его выбора на основе критерия большей благо­приятности для опекаемого лица.

В целях установления известной стабильности в областях по­добного рода в договорах о правовой помощи, заключенных Рос­сийской Федерацией с иностранными государствами, указанные вопросы подверглись международно-правовому урегулированию. Решение о признании ограниченно дееспособным или недееспособным направляется в соответствующий суд другой договаривающейся сто­роны. Данные положения применяются также при отмене огра­ничения дееспособности или признания лица дееспособным.

Регулирование по данным вопросам, содержащееся в много­стороннем документе — Конвенции о правовых отношениях и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным де­лам стран СНГ 1993 г. (ст. 24), совпадает с приведенными поло­жениями двусторонних соглашений.

Источник: http://jurkom74.ru/ucheba/kollizionnie-voprosi-pravo-i-deesposobnosti-inostrantsev-ogranichenie-i-lishenie-deesposobnosti-obyavlenie-litsa-bezvestno-otsutstvuiuschim-i-umershim/ogranichenie-i-lishenie-deesposobnosti-inostrantsev

1.6. Признание физического лица безвестно отсутствующим и объявление физического лица умершим

Институт признания физического лица безвестно отсутствующим и объявления умершим существует не во всех государствах. В тех государствах, праву которых известен этот институт, материальные нормы значительно отличаются при установлении условий и сроков объявления без вести пропавшими, а также юридических последствий безвестного отсутствия.

Неодинаков подход национального законодательства разных стран и к выбору применимого права в делах о признании физического лица безвестно отсутствующим или об объявлении умершим.

Во-первых, широкое применение получила коллизионная привязка к праву страны суда (lex fori). Она закреплена в законодательстве стран СНГ, Монголии, Швейцарии, Лихтенштейна.

Во-вторых, вопросы безвестного отсутствия и объявления умершим решаются на основе привязки отношения к личному закону, в качестве которого может быть или закон гражданства (lex patriae), или закон страны постоянного места жительства (lex domicilii). Применяется последний известный личный закон лица, признаваемого безвестно отсутствующим или объявляемого умершим, в Австрии, Венгрии, Германии, Греции, Италии, Турции, Польше и др.

В Российской Федерации признание физического лица безвестно отсутствующим и объявление физического лица умершим подчиняются российскому праву (ст. 1200 ГК РФ). Эта норма односторонняя, однозначная и императивная.

Аналогично разрешается данный коллизионный вопрос в Гражданском кодексе Монголии 1994 г. В п. 6 ст. 428 этого законодательного акта установлено, что «объявление любого лица безвестно отсутствующим или умершим на территории Монголии определяется по монгольскому праву».

В законодательстве большинства государств коллизионные нормы, определяющие компетентный порядок для признания лица безвестно отсутствующим и объявления лица умершим, носят двусторонний характер. Так, согласно Федеральному закону Австрии 1978 г. о международном частном праве «условия, последствия или прекращение объявления умершим или представления доказательств смерти определяются согласно последнему известному личному закону безвестно отсутствующего» (§ 14).

В соответствии с Указом Венгрии 1979 г. N 13 «О международном частном праве» «признание умершим или безвестно отсутствующим, а также установление факта смерти определяется по праву, которое являлось личным законом безвестно отсутствующего лица». Анализируемый нормативный акт предусматривает возможность разрешения коллизий о признании умершим или безвестно отсутствующим невенгерского гражданина венгерским судом на основе внутреннего права, исходя из отечественных правовых интересов.

Читайте так же:  Гпк признание гражданина безвестно отсутствующим

Вводный закон к ГГУ 1896 г. при разрешении рассматриваемых коллизий исходит прежде всего из критерия гражданства лица, в отношении которого принимается решение. Согласно ст. 9 этого Закона объявление умершим, установление факта смерти и момента смерти, как и презумпция нахождения лица в живых и презумпция его смерти, подчиняются праву того государства, гражданином которого является безвестно отсутствующий в тот последний момент, в который он по имеющимся сведениям был еще жив. Как и в Венгрии, в Германии предусмотрена возможность применения гражданского права для объявления иностранного гражданина умершим. Предпосылкой такого определения компетентного правопорядка является обоснованный интерес.

Выбор применимого права для решения вопросов безвестного отсутствия детально регламентирован в Федеральном законе Швейцарии 1987 г. «О международном частном праве». Закон определяет критерии выбора как компетентного права, так и компетентного суда. Объявление безвестного отсутствия входит в компетенцию швейцарского суда по последнему известному месту жительства отсутствующего. Кроме того, швейцарский суд вправе объявить лицо безвестно отсутствующим во всех случаях, когда этого требует охрана какого-либо законного интереса. Условия и юридические последствия объявления лица безвестно отсутствующим определяются по швейцарскому праву.

В Кодексе Бустаманте вместо понятий «объявление лица умершим» и «безвестно отсутствующий» введено понятие «презумпция переживания одним лицом другого или одновременной смерти лиц» (ст. 29). Следует согласиться с Л.П. Ануфриевой в том, что рассматриваемый институт в определенном смысле известен праву стран — участниц Конвенции о международном частном праве 1928 г. . Статья 29 Кодекса Бустаманте предусматривает, что презумпция переживания одним лицом другого или презумпция одновременной смерти лиц при отсутствии доказательств устанавливаются в отношении соответственных наследств личным законом каждого из умерших.

См.: Международное частное право: Учебник. М., 2003. С. 211 (автор раздела — Л.П. Ануфриева).

Двусторонние договоры о правовой помощи традиционно содержат правила определения компетентного правопорядка для признания лиц безвестно отсутствующими и объявления умершими.

Так, в советско-кубинском Договоре от 28 ноября 1984 г. предусмотрено, что по делам о признании лица безвестно отсутствующим, об объявлении его умершим и установлении факта смерти компетентны учреждения того государства, гражданином которого было это лицо в то время, когда оно по последним данным было в живых. При этом в Договоре установлен и иной вариант, согласно которому компетентными будут признаны учреждения другой страны по просьбе лиц, проживающих на ее территории, в случае, если их права и интересы основываются на законодательстве этой страны. В каждом случае компетентные учреждения применяют свое национальное законодательство.

Аналогичные правила закреплены в двусторонних договорах о правовой помощи и с другими государствами, к примеру с Болгарией, Вьетнамом, Киргизией, Республикой Молдова и т.д.

Минская конвенция 1993 г. закрепляет правила решения такого рода вопросов как в отношении лиц, имеющих гражданство, так и в отношении лиц без гражданства. Согласно ст. 25 данной Конвенции по делам о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении умершим и по делам об установлении факта смерти компетентны учреждения юстиции той Договаривающейся Стороны, гражданином которой лицо было в то время, когда оно по последним данным было в живых, а в отношении других лиц — учреждения юстиции по последнему месту жительства. Наряду с этим по ходатайству проживающих на территории государства заинтересованных лиц, права и интересы которых основаны на законодательстве этого государства, компетентными могут быть признаны учреждения юстиции этого государства. В каждом случае учреждения юстиции применяют законодательство своего государства. Такой же подход к решению вопросов о признании безвестно отсутствующим и об объявлении умершим закреплен в Кишиневской конвенции 2002 г.

Источник: http://narodirossii.ru/?p=10072

Право, подлежащее применению при признании физического лица безвестно отсутствующим и при объявлении физического лица умершим

В том случае, если дело о признании лица безвестно отсутствующим или объявлении его умершим осложнено иностранным элементом, то прежде, чем вынести решение по существу, суд должен решить коллизионную проблему, определив, право, какого государства подлежит применению в данном деле.

В мире существует два принципиально разных подхода к решению указанной коллизионной проблемы. Первый из них исходит из применения права страны суда (lex fori). Он закреплен в праве стран СНГ, воспринявших в качестве основы своего гражданского законодательства Модельный ГК для стран СНГ, а также в праве ряда других стран (в частности Латвии, Литвы, Лихтенштейна, Монголии, Швейцарии). Второй — из применения личного закона лица, признаваемого безвестно отсутствующим или умершим, в то время, когда оно по последним данным было в живых (Австрия, Венгрия, Германия, Италия, Греция, Польша и др.). При этом, в зависимости от определения личного закона физического лица в национальном законодательстве, это может быть либо право страны гражданства (lex patriae), либо право страны постоянного места жительства такого лица (lex domicilii), либо право страны, в которой лицо имело обычное место пребывания (чаще всего при отсутствии постоянного места жительства).

В отличие от международных соглашений российское законодательство не регулирует вопросы применимого права и подсудности в отношении дел об установлении факта смерти иностранного лица в определенное время и при определенных обстоятельствах, также относящихся к делам особого производства. В таких случаях, в отличие от объявления лица умершим, речь идет об установлении на основе представленных доказательств действительного, а не презюмируемого факта смерти в определенное время и при определенных обстоятельствах. Представляется, что норма ст. 1200 ГК в порядке аналогии закона может быть применена и к данной категории дел.

| следующая лекция ==>
Право, подлежащее применению к опеке и попечительству | Личный закон юридического лица

Дата добавления: 2014-01-04 ; Просмотров: 282 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Источник: http://studopedia.su/2_72729_pravo-podlezhashchee-primeneniyu-pri-priznanii-fizicheskogo-litsa-bezvestno-otsutstvuyushchim-i-pri-ob-yavlenii-fizicheskogo-litsa-umershim.html

Статья 1200. Право, подлежащее применению при признании физического лица безвестно отсутствующим и при объявлении физического лица умершим

1. Коллизионная норма ст. 1200, как и ранее действовавшее в России законодательство (п. 6 ст. 160 Основ 1991 г.), охватывает признание лица безвестно отсутствующим (ст.

Читайте так же:  Взыскать возмещение убытков

Статья 1200 не упоминает об установлении судом в порядке особого производства факта смерти лица в определенное время и при определенных обстоятельствах (п. 8 ст. 247 ГПК). В этом случае суд, в отличие от объявления физического лица умершим, когда констатируется лишь вероятная смерть лица (презумпция смерти), должен располагать доказательствами, с достоверностью подтверждающими смерть лица в определенное время и при определенных обстоятельствах (например, в авиакатастрофе). Представляется, что норма ст. 1200, исходя из ее смысла, может быть путем использования аналогии закона (п. 1 ст. 6) распространена и на данный случай . В некоторых международных договорах России, в частности в ст. 23 Договора о правовой помощи с Польшей 1996 г. (ратифицирован Россией 13 июля 2001 г.), об установлении факта смерти упомянуто в соответствующей коллизионной норме наряду с признанием лица безвестно отсутствующим и признание умершим. Есть такое упоминание и в ст. 25 Минской конвенции 1993 г.

ГПК определяет лишь процедуру установления юридического факта (факта смерти), в то время как сам этот факт имеет материально — правовое значение. 2.

Статья 1200, как это было и прежде, подчиняет предусмотренные в ней отношения российскому праву. Таким образом, здесь использована привязка к закону страны суда, действующая и в том случае, когда лицо, признаваемое безвестно отсутствующим или объявляемое умершим, — иностранный гражданин. Но норма ст. 1200 — односторонняя. Она содержит предписание о подлежащем применению праве только на случай рассмотрения дела в российском суде. В этом отношении она отличается от правила ст. 1206 Модели ГК для стран СНГ (как и законов ряда стран СНГ), сформулированного более широко и предусматривающего применение закона суда безотносительно к тому, в какой стране лицо признается безвестно отсутствующим или объявляется умершим.

В иностранных государствах соответствующая коллизионная норма формулируется обычно как двусторонняя. Определяющим признается, как правило, личный закон отсутствующего лица (Австрия, Германия, Греция, Италия, Перу, Тунис, Турция, Югославия и т.д.). Однако в ряде законов, кроме того, установлено, что в случае, когда дело ввиду оправданного интереса заявителей рассматривается судом государства, гражданином которого отсутствующее лицо не является, подлежит применению право страны суда (например, § 16 Указа Венгрии 1979 г., ст.

Статья 1201. Право, подлежащее применению при определении возможности физического лица заниматься предпринимательской деятельностью

Комментарий к статье 1201

1. Статья 1201 является конкретизацией общего положения, относящегося к установлению права, подлежащего применению при определении гражданской дееспособности физического лица.

Вопрос о том, имеет ли физическое лицо право вообще заниматься предпринимательской деятельностью или отдельными ее видами, решается неоднозначно в праве разных государств. Кроме того, учитывая высокую степень мобильности бизнеса в современных условиях, место жительства и место предпринимательской деятельности физического лица могут находиться в различных государствах. Объективно такая ситуация может привести к коллизии законов, которую необходимо будет разрешать суду. Норма, зафиксированная в ст. 1201, имеет своей целью помочь суду решить этот вопрос.

Ранее отечественное законодательство не содержало такой нормы, что, очевидно, можно объяснить политическими мотивами, поскольку в Советском Союзе физическим лицам не разрешалось заниматься предпринимательской деятельностью (за исключением отдельных видов кустарного промысла), и законодатель, видимо, не желая акцентировать внимание на этом обстоятельстве, обходил молчанием данную проблему.

В настоящее время российское законодательство не устанавливает какого-либо общего запрета для физических лиц заниматься предпринимательской деятельностью. На территории России предпринимательской деятельностью могут заниматься как российские, так и иностранные граждане. Для ведения определенных видов предпринимательской деятельности российское законодательство предусматривает необходимость получения разрешения. Иностранные граждане и лица без гражданства пользуются правом на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Вместе с тем такую деятельность они осуществляют «с учетом ограничений, предусмотренных федеральным законом» (ст. 13, п. 2 ст. 2 Закона о правовом положении иностранных граждан). Включение в российское коллизионное право рассматриваемого положения представляется весьма полезным. 2.

В России, как и во многих странах, приобретение статуса индивидуального предпринимателя связано с обязательной регистрацией физического лица в качестве такового (см. п. 1 ст. 23 ГК). Именно поэтому основным коллизионным правилом для установления дееспособности физического лица в сфере предпринимательской деятельности является обращение к праву государства, где физическое лицо зарегистрировано в качестве индивидуального предпринимателя.

Таким образом, при установлении данного аспекта гражданской дееспособности физического лица решающее значение имеет не его личный закон, т. е. по общему правилу закон его гражданства, как это следует из п. 1 ст. 1195 и п. 1 ст. 1197, а право государства, где предприниматель зарегистрирован. По-видимому, это место часто будет совпадать с местом осуществления самой предпринимательской деятельности. Правом этого государства должно определяться само понятие этой деятельности, а также могут устанавливаться и специфические правила осуществления предпринимательской деятельности именно физическим лицом, например особый порядок совершения и оформления юридических действий в процессе ведения им коммерческих операций. 3.

В ряде иностранных государств физическое лицо может участвовать в предпринимательской деятельности без совершения каких-либо формальных актов, придающих ему статус предпринимателя. В таких случаях основное коллизионное правило, устанавливаемое ст. 1201, суд применить не сможет.

Статья 1201 предусматривает выход из этой ситуации, который состоит в том, что суд должен будет прибегнуть к применению права страны, где осуществляется данным физическим лицом предпринимательская деятельность. Поскольку довольно распространенным случаем является осуществление предпринимателем своей деятельности в нескольких государствах, статья предусматривает, что суд тогда должен будет выяснить, в каком государстве осуществляется основная предпринимательская деятельность конкретного физического лица, и применить право этого государства, в том числе и для того, чтобы выяснить, имеет ли это лицо право вообще заниматься такой деятельностью.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://uchebnikfree.com/grajdanskoe-pravo-uchebniki/statya-1200-pravo-podlejaschee-primeneniyu-pri-17097.html

Признание безвестно отсутствующим мчп
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here