Переоценка доказательств судом кассационной инстанции

Переоценка доказательств судом кассационной инстанции

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

В рамках круглого стола речь пойдет о Всероссийской диспансеризации взрослого населения и контроле за ее проведением; популяризации медосмотров и диспансеризации; всеобщей вакцинации и т.п.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 2 августа 2016 г. N 36-КГ16-8 Суд отменил принятое по делу постановление кассационной инстанции, оставив в силе судебные акты об удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве, поскольку при рассмотрении жалобы суд кассационной инстанции произвел переоценку доказательств, что является недопустимым

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Романовского С.В. и Гетман Е.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Субботиной В.П. к открытому акционерному обществу «Сафоновская типография» об устранении препятствий в пользовании имуществом

по кассационной жалобе Субботиной Валентины Петровны на постановление президиума Смоленского областного суда от 20 апреля 2016 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения представителей Субботиной В.П. Коротченко Р.А. и Субботина Г.Г., поддержавших доводы жалобы, Рзаева Р.А. оглы и его представителя Гронскую О.В., просивших жалобу отклонить, установила:

решением мирового судьи судебного участка N 23 в муниципальном образовании «Сафоновский район» Смоленской области от 3 июня 2014 г., оставленным без изменения апелляционным определением Сафоновского районного суда Смоленской области от 17 сентября 2014 г., частично удовлетворены исковые требования Субботиной В.П. к ОАО «Сафоновская типография» (далее — общество) об устранении препятствий в пользовании имуществом: на ответчика возложена обязанность устранить препятствия в пользовании нежилыми помещениями, принадлежащими Субботиной В.П., путем приведения части спорного здания, принадлежащей обществу, в первоначальное состояние в соответствии с типовым проектом и техническим паспортом здания.

8 октября 2014 г. судебным приставом-исполнителем Сафоновского РОСП УФССП России по Смоленской области в отношении общества возбуждены исполнительные производства.

Субботина В.П. обратилась к мировому судье с заявлением о процессуальном правопреемстве и замене должника на Рзаева Р.А. оглы в связи с отчуждением ему обществом спорного имущества на основании договора купли-продажи от 24 июня 2014 г.

Определением мирового судьи судебного участка N 23 в муниципальном образовании «Сафоновский район» Смоленской области от 19 октября 2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением Сафоновского районного суда Смоленской области от 4 февраля 2016 г., заявление о процессуальном правопреемстве удовлетворено, общество заменено на Рзаева Р.А. оглы.

Постановлением президиума Смоленского областного суда от 20 апреля 2016 г. судебные акты судов первой и апелляционной инстанций отменены, в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве отказано.

В кассационной жалобе Субботина В.П. просит отменить постановление президиума Смоленского областного суда.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 4 июля 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Удовлетворяя заявление о процессуальном правопреемстве, суд первой инстанции исходил из того, что после вынесения мировым судьей решения от 3 июня 2014 г. недвижимое имущество было отчуждено обществом в пользу Рзаева Р.А. оглы на основании договора купли-продажи от 24 июня 2014 г., что влечет за собой замену должника его правопреемником.

Оставляя определение мирового судьи без изменения, суд апелляционной инстанции указал на то, что Рзаев Р.А.оглы, являясь генеральным директором общества, знал о вынесенном мировым судьей решении о возложении обязанности устранить препятствия в пользовании имуществом истицы путем приведения в соответствующее состояние приобретенной им части здания, в связи с чем принял на себя обязанность, возложенную мировым судьей на общество. Кроме того, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что договор купли-продажи от 24 июня 2014 г. был заключен с целью уклонения от исполнения решения суда, что свидетельствует о злоупотреблении правом (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Отменяя судебные акты судов первой и апелляционной инстанций, президиум Смоленского областного суда исходил из того, что заключение договора купли-продажи не является уступкой права требования, не относится к переводу долга и другим предусмотренным законом случаям перемены лиц в обязательстве. Доказательств, свидетельствующих о том, что заключение договора купли-продажи от 24 июня 2014 г. является злоупотреблением права, не представлено.

С выводами президиума Смоленского областного суда согласиться нельзя в связи со следующим.

На основании части 1 статьи 52 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» в случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (смерть гражданина, реорганизация организации, уступка права требования, перевод долга) судебный пристав-исполнитель производит замену этой стороны исполнительного производства ее правопреемником.

Согласно части 1 статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Переход долга возможен в силу закона, что предусмотрено статьей 392.2 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Обязанность по приведению помещений в первоначальное состояние, возложенная решением мирового судьи судебного участка N 23 в муниципальном образовании «Сафоновский район» Смоленской области от 3 июня 2014 г. на ответчика ОАО «Сафоновская типография», являлась долговым обязательством последнего перед истицей.

Гражданский кодекс Российской Федерации не содержит нормы, регламентирующей на кого данная обязанность будет возложена при продаже нежилых помещений, требующих приведения их в первоначальное состояние в случае отчуждения их иному лицу. В связи с этим судам надлежало руководствоваться по аналогии (пункт 1 статьи 6 Гражданского кодекса Российской Федерации) законодательством, регулирующим сходные отношения, а именно статьей 29 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Согласно части 3 статьи 29 Жилищного кодекса Российской Федерации собственник жилого помещения, которое было самовольно переустроено и (или) перепланировано, или наниматель такого жилого помещения по договору социального найма обязан привести такое жилое помещение в прежнее состояние в разумный срок и в порядке, которые установлены органом, осуществляющим согласование.

В соответствии с частью 6 той же статьи орган, осуществляющий согласование, для нового собственника жилого помещения, которое не было приведено в прежнее состояние в установленном частью 3 настоящей статьи порядке, или для собственника такого жилого помещения, являвшегося наймодателем по расторгнутому в установленном частью 5 настоящей статьи порядке договору, устанавливает новый срок для приведения такого жилого помещения в прежнее состояние.

Читайте так же:  Родовой сертификат как выглядит и когда выдают

Таким образом, по смыслу изложенных норм, обязанность по приведению помещения в прежнее состояние, неосуществленная прежним собственником, переходит к новому собственнику данного помещения. Это правило, касающееся жилых помещений, по аналогии должно применяться и в отношении нежилых помещений.

В связи с этим не основан на законе вывод президиума Смоленского областного суда о том, что заключение договора купли-продажи помещения, в отношении которого имеется обязанность по приведению его в прежнее состояние, не влечет переход долга с общества на нового собственника Рзаева Р.А. оглы.

Кроме того, принимая решение о правопреемстве Рзаева Р.А. оглы, суд апелляционной инстанции указал, что сделка по отчуждению обществом недвижимого имущества в пользу Рзаева Р.А. оглы фактически была направлена на уклонение от исполнения судебного акта, поскольку имущество, в отношении которого общество обязано совершить определенные действия, выбыло из его владения, что исключает возможность совершения обществом каких-либо действий в отношении этого имущества.

При этом суд отметил, что Рзаев Р.А. оглы, являясь генеральным директором общества и владельцем его акций, участвовал лично и через представителя в деле по иску Субботиной В.П. к обществу об устранении препятствий в пользовании имуществом, знал о принятом решении, помещения были проданы ему ОАО «Сафоновская типография», единоличным собственником которого он являлся, в период между вынесением решения судом первой инстанции и рассмотрением дела судом апелляционной инстанции.

Отменяя определение суда второй инстанции и не соглашаясь с высказанной в нем позицией о том, что со стороны Рзаева Р.А. оглы имело место злоупотребление правом, президиум Смоленского областного суда указал, что доказательств, свидетельствующих о том, что Рзаев Р.А. оглы при осуществлении своего права на заключение договора купли-продажи от 24 июня 2014 г. действовал исключительно с намерением причинить вред третьему лицу, либо действовал в обход закона с противоправной целью, а также допустил иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом) в соответствии с пунктом 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, в материалах дела не содержится. Суд кассационной инстанции пришел к заключению о необоснованности вывода суда апелляционной инстанции о том, что, заключив договор купли-продажи, Рзаев Р.А. оглы злоупотребил своим правом на участие в договорных отношениях.

Таким образом, президиум Смоленского областного суда фактически произвел переоценку доказательств, что для суда кассационной инстанции недопустимо, поскольку в силу части 2 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими дело. Суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и определять, какое судебное постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела.

При таких обстоятельствах постановление суда кассационной инстанции подлежит отмене, а определение мирового судьи и апелляционное определение — оставлению в силе.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

постановление президиума Смоленского областного суда от 20 апреля 2016 г. отменить, определение мирового судьи судебного участка N 23 в муниципальном образовании «Сафоновский район» Смоленской области от 19 октября 2015 г. и апелляционное определение Сафоновского районного суда Смоленской области от 4 февраля 2016 г. оставить в силе.

Председательствующий Асташов С.В.
Судьи Романовский С.В.
Гетман Е.С.

Обзор документа

Организация, которую суд обязал привести нежилые помещения в первоначальное состояние в соответствии с типовым проектом и техпаспортом, подала их своему гендиректору.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ пришла к выводу, что в этом случае обязанность по приведению помещений в первоначальное состояние перешла к новому собственнику.

ГК РФ не определяет, на кого возлагается данная обязанность при отчуждении нежилых помещений.

В то же время в силу Жилищного кодекса РФ обязанность по приведению помещения в прежнее состояние, не осуществленная предыдущим собственником, переходит к новому собственнику.

Это правило, касающееся жилья, по аналогии должно применяться и к нежилым помещениям.

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71368930/

ВС запретил переоценку доказательств в кассации

В марте 2013 года Вячеслав Ковылин из ЕГРЮЛ узнал, что в состав компании «Барс», в которой он был гендиректором, внесены изменения: в него вошел Максим Максаков, который внес в долю 10 млн руб. и тем самым получил долю в 99,48%. Ковылина сместили с должности гендиректора — им стал Максаков.

Ковылин подал иск в Арбитражный суд города Москвы об истребовании 100% долей в обществе и о признании недействительным решения регистрирующего органа и указал, что не принимал решения об увеличении уставного капитала общества — в том числе и за счет вклада третьего лица (дело № А40-126230/2013). Как первая инстанция, так и апелляция при повторном рассмотрении дела встали на его сторону — они исходили из того, что Ковылин доказал обстоятельства, послужившие основанием для предъявления иска и приведенных в обоснование заявленных требований.

АС Московского округа отменил решение и сослался на то, что суды дважды исследовали фактические обстоятельства спора, но неправильно применили нормы материального права и нарушили нормы процессуального права, сделав неправильные выводы по существу спора.

В своей жалобе в Верховный суд Ковылин заявил: суд округа допустил переоценку доказательств и установленных нижестоящими судами фактических обстоятельств дела. Этот довод проверила Экономколлегия. «При рассмотрении настоящего дела суд округа не выполнил возложенную на него обязанность по установлению нарушения норм материального права и норм процессуального права. Фактически суд кассационной инстанции произвел переоценку доказательств по настоящему делу, изложил выводы, противоречащие установленным при рассмотрении настоящего дела фактам и доказательствам. Указанные обстоятельства свидетельствуют о нарушении судом кассационной инстанции норм процессуального права», — указала «тройка» судей под председательством Елены Золотовой. И отменила решение окружного суда, тем самым признав законной позицию судов первой и апелляционной инстанций.

Источник: http://pravo.ru/news/208346/

Верховный Суд указал на разграничения в переоценке доказательств

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ рассмотрела дело, выводы судов нижестоящих инстанций по которому затрагивали такой болезненный, как для спорящих сторон, так и самих судов, вопрос, как переоценка доказательств и выход за пределы кассационного обжалования.

Согласно нормам гражданского процессуального законодательства суд кассационной инстанции не полномочен давать новую юридическую оценку оценить тем или иным доказательствам и обстоятельствам, ранее уже представленным сторонами по делу и оцененным судами первой и второй инстанции. Установив несоответствие установленным ранее фактам и незаконность выводов нижестоящих судов, кассационный суд направляет дело на новое рассмотрение в апелляционный суд.

Читайте так же:  Пример на восстановление срока судебного приказа

Существующая в действующем законодательстве грань переоценки доказательств несколько размыта, и судебная практике отмечает вариабельность в ее определении с учетом индивидуальных особенностей каждого дела. В рассмотренном Верховным Судом случае Судебная коллегия вынесла решение, в котором с показательной строгостью разграничила переоценку доказательств и недопустимость выхода кассационного суда за пределы кассационного обжалования.

Если говорить о критериях переоценки доказательств, то они таковы:

  • Имеющие значение для дела обстоятельства установлены районным и апелляционным судом, однако применены ими неправильно.
  • Судами первой и второй инстанций допущены существенные нарушения норм процессуального и материального права.
  • Нижестоящими судами не учтено существенное значение конкретных доказательств для определенного дела.

Проще эти критерии могут быть сформулированы в одном предложении: если определенные доказательства и обстоятельства, установленные судами первой и второй инстанции и оцененные как положительные, в кассационном суде рассматриваются как отрицательные, налицо очевидная переоценка доказательств.

Фабула дела

Два с половиной года назад один хозяйствующий субъект, фирма А, приобрела у контрагента, фирмы Б, строительную технику на 650 миллионов рублей. Покупатель оплатил 10% стоимости оборудования, принял его и в течение всего периода времени использовал в хозяйственной деятельности. Однако от оплаты оставшейся части суммы уклонялся, несмотря на неоднократные требования продавца.

В итоге продавец обратился в Арбитражный суд с иском о взыскании с фирмы А задолженности по договору купли-продажи. На предварительном судебном заседании покупатель в свою очередь предъявил встречные исковые требования к продавцу о признании договора купли-продажи строительной техники недействительным. Требования мотивированы тем обстоятельством, что в ходе сделки было нарушено условие Устава фирмы А о необходимости одобрения крупной покупки всеми владельцами предприятия. Также истец указал, что рыночная стоимость оборудования, согласно экспертному заключению, значительно ниже цены контракта, а директор компании оплатил стоимость техники намеренно, для создания у покупателя дебиторской задолженности.

Позиция районного и апелляционного суда

Судами первой и второй инстанции был применен принцип эстоппель, и отказано в удовлетворении исковых требований. В соответствии с указанным принципом, а в юриспруденции он трактуется, как утрата лицом права выдвигать возражения, суды исходили из того обстоятельства, что истец, эксплуатируя оборудование по своему прямому назначению, не оспаривал договор купли-продажи в течение двух с половиной лет, более того, он его частично исполнил. При таких условиях суды пришли к выводу о безубыточности контракта для фирмы А, соответствии контрактной и рыночной стоимости техники, и злоупотреблении правом со стороны истца. Вишенкой на торте судебных актов явилось указание судов на пропуск истцом срока исковой давности.

Кассационная инстанция, в которую обратился с жалобой истец, признала решения нижестоящих судов ошибочными и отменила их в связи с отсутствием надлежащей оценки доводов истца о нарушении Устава фирмы А, допущенном при выполнении условий договора, не проведением финансово-экономической экспертизы, для проверки отчета истца о цене контракта, на 20% превышающей рыночную стоимость оборудования.

Мнение Верховного Суда РФ по данному делу

Верховный Суд отменил определение суда кассационной инстанции, указав, что тот вышел за пределы кассационного обжалования и переоценил доказательства по делу. Таким образом, решение суда первой инстанции и апелляционное определение оставлено в силе.

Выводы специалистов относительно данного решения Верховного Суда расходятся — большинство из них придерживается той точки зрения, что кассационный суд не переоценил доказательств по делу. Сам же судебный акт призван подчеркнуть высшей судебной инстанцией страны строгость разграничения пределов кассационного обжалования.

Снизить плату за ЖКХ

Как в судебном порядке взыскать с управдома неустойку и компенсировать моральный вред за оказание коммунальных услуг ненадлежащего качества.

Защита от мошенников

Как защитить свои деньги и жилье от преступных посягательств третьих лиц. Простые рекомендации, позволят бесплатно избежать серьезных проблем

Строительные недостатки

Как доказать строительные дефекты в новой квартире и добиться от застройщика возмещения убытков и компенсации морального вреда.

Источник: http://svslawer.ru/st-pereocenka-dokazatelstv.html

Переоценка доказательств

Такая позиция содержится в опубликованном Определении от 26 января 2017 г. № 17-О, вынесенном по жалобе И.М. Габулова, просившего, в частности, признать ст. 401.1 УПК РФ не соответствующей Конституции РФ. По мнению заявителя, данные нормы позволяют судам оценивать спорные и сомнительные доказательства как подтверждающие вину обвиняемого, а также препятствуют изменению такой оценки в суде кассационной инстанции.

КС РФ привел правовую позицию Пленума Верховного Суда РФ, где подчеркивается, что в кассационной инстанции законность проверяемых решений связывается с правильностью применения уголовного и уголовно-процессуального права. В то же время, если в кассационной жалобе содержится указание на нарушение судом первой инстанции норм процессуального права при оценке или исследовании доказательств, приведшее к судебной ошибке, такие доводы принимаются во внимание кассационной инстанцией. Таким образом, ст. 401.1 УПК РФ не может расцениваться как нарушающая права заявителя.

Аналогичную позицию КС РФ высказал в Определении от 26 января 2017 г. № 19-О по жалобе Д.А. Паликова о признании ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ не соответствующей Конституции РФ. По мнению заявителя, данная норма исключает возможность пересмотра судом кассационной инстанции судебных решений посредством переоценки доказательств, исследованных судом первой инстанции.
КС РФ указал, что ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ содержит основания отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке. Ими являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела. Таким образом, неопределенность относительно процедур кассации в данном положении закона отсутствует.

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/pereotsenka-dokazatelstv/

Всё об уголовных делах

Новые доказательства в кассации

— ч.5 401.4 УПК к жалобе могут прилагаются иные документы

— п. 22 Пленума № 19 материалы не имевшиеся ранее в деле могут быть рассмотрены

Следование терминологии Пленум Верховного суда от 25.06.2019г. N 19

Что можно и что нельзя просить

Что просить в жалобе при использовании новых доказательств

Дополнение к жалобе

СИТУАЦИИ из практики

Экспертиза после приговора: возможна ли она на стадии апелляции, кассации ?

— новые доказательства в кассации — это доказательства, которые не исследовались судом I-й и II-й инстанций (их не было ранее в материалах уголовного дела).

— закон допускает возможность приложить к жалобе (либо предоставить в судебном заседании) доказательства, не фигурировавшие ранее в уголовном деле.

Видео (кликните для воспроизведения).

— но кассационная инстанция очень ограничена в этой возможности.

Два нормативных источника

а) норма ч.5 401.4 УПК позволяет приложить «иные» документы, подтверждающие доводы жалобы. Но в ней не разъясняется — что это за «иные» документы.

б) ключевой инструмент, который дает нам возможность требовать рассмотрения новых доказательств: это п. 22 Пленума № 19. В этом пункте пленума:

— дано прямое разрешение использовать документы — не содержащиеся в уголовном деле.

— сформулировано очень мягкое условие «если они содержат сведения, имеющие значение». Такая формулировка дает возможность прикладывать практически любые документы.

Новые и вновь открывшиеся обстоятельства в кассации

— если при составлении жалобы Вы используете аргументы, содержащие ссылки на новые доказательства, новые обстоятельства, то Вас может подстерегать одна распространенная ошибка.

Читайте так же:  Кто имеет право подписи уведомления о сокращении

п.1 ч.1 401.14 УПК оставление жалобы без удовлетворения

— эта ошибка увеличивает вероятность оставления жалобы без удовлетворения (на I-й ступени кассации).

п.1 ч.2 401.10 УПК отказ в передаче кассационной жалобы на рассмотрение

— также эта ошибка увеличивает вероятность отказа в передаче жалобы на рассмотрение (на II-й ступени кассации).

— будьте осторожны, не используйте в своей кассационной жалобе термины «новые» или «вновь» открывшиеся обстоятельства. То есть, следует «избегать как огня» любых выражений, которые позволят судье сделать вывод о том, что Вы требуете пересмотра по таким обстоятельствам.

— в чем заключается ловушка — если Вы позволите заподозрить себя в том, что аргументируете жалобу новыми или вновь открывшимися обстоятельствами, то судья просто не увидит смысла передавать жалобу на рассмотрение.

— п. 26 Пленума № 19 запрет в кассации новых и вновь открывшихся обстоятельств

— какой смысл рассматривать жалобу в заседании, если кассационный суд не имеет полномочий изменить или отменить приговор (п. 26 Пленума № 19) ?

Позиция Верховного суда

— категорически недопустима «путаница» между двумя разными механизмами пересмотра приговоров:

— пересмотром по новым обстоятельствами ( Глава 49 УПК).

— смысл позиции Верховного суда в (в п. 26 Пленума № 19) можно выразить так «если Вы располагаете новыми данными, то будьте любезны, использовать их — не в рамках кассации, а в рамках иного правового механизма, то есть пишите не кассационную жалобу, а заявление по вновь открывшимся обстоятельствам».

Формулировки примененные в Пленумах, почему нужно подстраиваться под них

— в тексте жалобы используйте терминологию Пленума от 28.01.2014г. № 2, не допускаете использования «неканонических» формулировок.

— все прикладываемые к жалобе новые документы следует именовать «дополнительные материалы» (как они называются в п. 22 Пленума № 19),

— слово «новые» для Вас под запретом, не применяете его вообще (ни слова в жалобе не должно совпадать с терминологией в п. 26 Пленума № 19).

Что просить на основании новых доказательств

— если Вы ссылаетесь в жалобе на дополнительные материалы, то в просительной части:

— не следует просить «изменить» приговор, или «отменить» приговор, кассационная инстанция не может это сделать (прямо запрещено в п. 22 Пленума № 19).

— правильным будет просить на основании Ваших дополнительных материалов вернуть дело на новое рассмотрение (это кассационная инстанция имеет право сделать согласно п. 22 Пленума № 19)

Что может сделать кассационный суд

— п. 22 Пленума № 19 доп. материалы могут быть основанием возврата дела

— или вернуть дело ниже, в I-ю инстанцию ( п.3 ч.1 401.14 УПК ).

— или вернуть дело еще ниже — прокурору (т.е. на досудебную стадию ( п.3 ч.1 401.14 УПК ).

— п. 22 Пленума № 19 доп. материалы не могут быть основанием изменения

Что не может сделать кассационный суд

— суд кассационной инстанции не может прекратить дело ( п.2 ч.1 401.14 УПК ),

— суд кассационной инстанции не может изменить приговор ( п.6 ч.1 401.14 УПК ).

Источник: http://xn--80acb5ajmepe8k.xn--p1ai/1028-page.html

Аналитика

Аналитические обзоры

Полномочия суда кассационной инстанции: оценка норм права, не доказательств

Александр Киселев, Старший юрист Практики по проектам в энергетике

(Определение Верховного cуда РФ от 19.07.2016 № 309-ЭС16-3904 по делу № А76-2453/2015)

В настоящее время практика толкования арбитражного законодательства исходит из необходимости повышения значения судебного разбирательства в судах первой и апелляционной инстанций и более строгого следования участниками судопроизводства правил о своевременной реализации своих процессуальных прав.

Указанное в полной мере согласуется с принципом, установленным в ч.2 ст. 9 АПК РФ, согласно которому лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

В связи с этим возникает вопрос – может ли суд кассационной инстанции способствовать реализации процессуального права (к примеру, права на предоставление доказательств, возражений на доводы оппонента и т.п.) путем направления дела на новое рассмотрение в нижестоящий суд.

Ответ на этот вопрос был получен при рассмотрении Верховным судом Российской Федерации (далее также – ВС РФ) дела № А76-2453/2015.

В рамках данного дела ОАО «МРСК Урала» (далее – сетевая компания) обратилось в арбитражный суд первой инстанции с исковым заявлением к ОАО «Челябэнергосбыт» (далее – общество) о взыскании задолженности за оказанные услуги по передаче электрической энергии на основании заключенного обществами договора на оказание услуг по передаче электроэнергии.

В свою очередь, общество обратилось в суд со встречным иском к сетевой компании о взыскании задолженности за электроэнергию, приобретаемую в целях компенсации потерь. Арбитражный суд объединил два дела в одно производство для совместного рассмотрения[1].

После объединения дел общество изменило встречные исковые требования и просило взыскать с сетевой компании стоимость фактических потерь электрической энергии, определенных в соответствии с пунктом 190 Основных положений № 442[2], и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Арбитражный суд удовлетворил первоначальные исковые требования сетевой компании частично. Встречные исковые требования суд удовлетворил полностью: с сетевой компании в пользу общества взыскана полная сумма задолженности и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Постановлением арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Сетевая компания обратилась в суд с кассационной жалобой, в которой просит решение суда первой инстанции и постановление арбитражного апелляционного суда отменить, ссылаясь на несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, нарушение норм материального и процессуального права.

По мнению сетевой компании, суд первой инстанции не определил характер спорного правоотношения и круг обстоятельств, подлежащих установлению по делу для его полного и всестороннего рассмотрения, не разрешил вопрос о составе лиц, участвующих в деле. Суд также препятствовал истцу в предоставлении необходимых доказательств по делу, в результате чего был вынесен незаконный судебный акт.

Компания утверждала, что неисследование надлежащим образом судом первой инстанции значимых обстоятельств и доказательств по делу, а также отказ суда апелляционной инстанции в приобщении дополнительных доказательств привели к неправильному применению норм материального права.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Суд указал, что при новом рассмотрении судам следует устранить отмеченные недостатки, определить круг обстоятельств, подлежащих установлению, полно и всесторонне исследовать указанные обстоятельства, дать надлежащую правовую оценку доводам и доказательствам, представленным лицами, участвующими в деле, применить нормы материального права, подлежащие применению, и разрешить спор в соответствии с требованиями действующего законодательства, а также привлечь к участию в деле третье лицо.

Общество, не согласившись с судебным актом кассационной инстанции, обратилось в Верховный суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой ссылается на допущенные судом нарушения норм процессуального и материального права.

По мнению общества, суд вышел за пределы рассмотрения дела, установленные статьями 286–289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), поскольку дал указание нижестоящим судам повторно оценить доводы сетевой компании с учетом новых доказательств, представленных ею. Тем самым суд кассационной инстанции, по сути, поставил сетевую компанию в преимущественное положение, дав ей возможность предоставить дополнительные доказательства в суде первой инстанции.

Читайте так же:  Соединение и разъединение исков встречный иск

При принятии судебного акта Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ исходила из следующего.

Статьей 286 АПК РФ предусмотрены пределы рассмотрения дела в арбитражном суде кассационной инстанции, согласно которым арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено данным кодексом.

При рассмотрении дела арбитражный суд кассационной инстанции проверяет, соответствуют ли выводы арбитражного суда первой и апелляционной инстанций о применении нормы права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

В соответствии с пунктом 2 статьи 287 АПК РФ арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими о том, какая норма материального права должна быть применена и какие решение и постановление должны быть приняты при новом рассмотрении дела.

Согласно правовой позиции Конституционного суда Российской Федерации[3] статьи 286–288 АПК РФ, находясь в системной связи с другими положениями данного кодекса, регламентирующими производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду кассационной инстанции при проверке судебных актов право оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела.

Иное позволяло бы суду кассационной инстанции подменять суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства, что недопустимо.

ВС РФ согласился с позицией общества, что, направляя дело на новое рассмотрение, суд кассационной поставил сетевую компанию в преимущественное положение, дав ей возможность предоставить для приобщения к материалам дела дополнительные доказательства, которые та не представила ранее при отсутствии к тому уважительных причин, и умалил тем самым права общества по первоначальному иску, создав условия процессуального неравенства сторон, нарушив принципы диспозитивности и равноправия.

При таких обстоятельствах у суда кассационной инстанции отсутствовали основания для отмены судебных актов и направления дела на новое рассмотрение как для собирания новых доказательств, так и для повторной их оценки.

По итогам рассмотрения дела постановление кассационного суда было отменено с оставлением в силе судебных актов первой и апелляционной инстанций.

Ранее Высший арбитражный суд Российской Федерации уже указывал, что суд кассационной инстанции не вправе переоценивать доказательства и устанавливать иные обстоятельства, отличающиеся от установленных судами нижестоящих инстанций, в нарушение своей компетенции, предусмотренной статьями 286, 287 АПК РФ[4].

Позиция ВС РФ, изложенная в Определении Верховного суда РФ от 19.07.2016 № 309-ЭС16-3904 по делу № А76-2453/2015, подтверждает позицию о необходимости добросовестного отношения участников судопроизводства к своим процессуальным правам и, соответственно, об обязанности суда кассационной инстанции проверять наличие такой добросовестности в рамках представленных полномочий.

Безусловно, подобный подход ВС РФ на первый взгляд может показаться излишне формальным, но выход судов кассационной инстанции за рамки оценки правильности применения норм материального права в последнее время стал довольно частым явлением. Поэтому указание ВС РФ на недопустимость повторного рассмотрения дела исключительно для обеспечения возможности предоставления дополнительных доказательств, по нашему мнению, является правильным и соответствующим принципу правовой неопределенности.

Участникам арбитражного судопроизводства необходимо обращать особое внимание на наполнение дела необходимыми доказательствами при рассмотрении в суде первой инстанции, а также на риски несения негативных последствий при недостаточности представленных сторонами доказательств при рассмотрении дела на стадии апелляционного либо кассационного обжалования состоявшегося судебного акта.

[1] В рамках другого дела общество ранее заявляло требование к сетевой компании о взыскании задолженности по оплате электрической энергии, приобретаемой в целях компенсации потерь по договору.

[2] Постановление Правительства РФ от 04.05.2012 № 442 «О функционировании розничных рынков электрической энергии, полном и (или) частичном ограничении режима потребления электрической энергии» (вместе с «Основными положениями функционирования розничных рынков электрической энергии», «Правилами полного и (или) частичного ограничения режима потребления электрической энергии»).

[3] См., например, определение от 17.02.2015 № 274-О.

[4] Постановление Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 05.03.2013 № 13031/12.

Источник: http://www.vegaslex.ru/analytics/analytical_reviews/the_powers_of_the_court_of_cassation_an_assessment_of_law_not_evidence/

Пределы рассмотрения в кассации и переоценка доказательств

#1 Carolus Carolus —>

  • Старожил
  • 6 496 сообщений
  • ОбратитьсяПубликации

    Как известно, в кассации следует жаловаться на конкретные нарушения норм материального или процессуального права. И категорически нельзя ссылаться на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела. А ещё судьи в кассациях очень любят указывать на то, что и оценкой (переоценкой) доказательств они заниматься типа права не имеют. И не занимаются поэтому.

    Соответственно, бывают идиотские ситуации, когда после двух инстанций оказывается, что бабушка — это дедушка, и доказать обратное бабушка не сумела, даже снимая перед судьёй трусы (читай: представители об этом писали и говорили, но без толку). А бывает так, что эта бабушка застеснялась и посчитала невероятным, что её признают дедушкой, понадеявшись на «очевидность» и «здравый смысл», но поскольку здравый смысл в этот раз в суде не ночевал и оппонент заявлял, что бабушка — это дедушка, то суды просто переписали позицию оппонента.

    Я сталкивался с этим неоднократно. Сейчас конкретно нам не удалось доказать в арбитражных судах двух инстанций, что ответчик — не декларант товара, перемещённого через таможенную границу. Спор не с таможней, а о возмещении убытков другому хозяйствующему субъекту. Суды сделали выводы, ссылаясь именно на обстоятельства «декларирования» ответчиком товара, при этом (по нашему мнению и по логике судебного решения) без вывода о декларировании выводы о возмещении убытков тоже невозможны. Причём судом первой инстанции установлено именно о том, что ответчик — декларант (прямым текстом), а не то, например, что ответчик мог и должен был выполнять обязанности декларанта (с чем мы бы тоже не согласились, разумеется). Ладно бы, если бы вопрос о декларанте был бы спорным. Однако в материалах дела имеются прямые документы (решение таможенного органа со ссылкой на таможенную декларацию), где чёрным по белому прописано, что декларант — другое лицо. Казалось, бы исчерпывающе.

    Однако истец занял весьма распространённую в судах позицию «запускаем дурочку» с накидыванием лажы на вентилятор, вероятно, с надеждой на авось или на то, что постоянное муссирование в процессе высосанного из пальца обстоятельства способно превратить заведомо ложный факт в истинный факт, установленный судом. Ну, то есть юристы со стороны истца в первой инстанции постоянно в каждой бумаге, в каждом своём выступлении в заседаниях ссылались на то, что бабушка — это дедушка, а отсюда бла-бла-бла. Понятно, что они не только этим иск обосновывали, это звучало как бы между прочим, среди других более спорных и опасных моментов спора. Соответственно, юристы ответчика сосредоточились на более важных направлениях и этот удар пропустили. Они поняли, откуда прилетел гол соперника, только после изготовления мотивировки. Суд-таки внял тому, что «ответчик — декларант» и прописал это в решении. Доказательство обратного осталось в груде материалов дела.

    Читайте так же:  Чем отличается иск от встречного иска

    После этого в апелляции ответчик занял более активную позицию, его «бабушка» уже вовсю «танцевала перед коллегией», чтобы заставить апелляцию пересмотреть и вывод, и дело. Ссылались на решение таможенного органа, на номер листа и тома, писали в жалобе, говорили об этом в заседании . ничего не помогло.

    Правда, суд апелляционной инстанции не стал дословно повторять решение первой инстанции (что бывает даже чаще). Он написал примерно следующее: в описательной части — «суд первой инстанции установил, что ответчик — декларант», а в мотивировочной части «. жалоба построена на цитировании норма права, перечислении обстоятельств и доказательств по делу, трактуемых подателем жалобы в свою пользу, а также на указаниях на неверные выводы суда первой инстанции, что в отсутствие доводов и доказательств, опровергающих выводы, сделанные судом первой инстанции, не является основанием для отмены обжалуемого судебного акта». О декларировании — ничего. О соответствующем доводе ответчика — тоже ничего. Как будто тот и не жаловался вовсе. Короче, суд апелляционной инстанции хотя и не подтвердил, что ответчик — декларант, но он фактически самоустранился от разрешения этого вопроса.

    Чаще, однако, суды в апелляциях просто передирают большую часть текста из решения суда первой инстанции. То есть, в другой аналогичной ситуации апелляционный суд просто повторит то, что «бабушка — это дедушка», а заявитель кассационной жалобы даже не сможет сослаться на то, что суд нарушил норму АПК об оценке доказательств. Не оценил? Да вот же оценил: посмотрел на белое, увидел чёрное, что увидел — то и написал. Кассация переоценивать доказательства ведь не вправе, да? Я и раньше сталкивался с такими случаями, когда в суде, казалось бы, заведомо ложные обстоятельства «устанавливались» судами двух инстанций, и после этого требовалось подать кассационную жалобу.

    Приведу два примера из своей практики. В одном случае суды сделали выводы о том, что при поставке покупателю были переданы сертификаты на товар. Это было голословное заявление другой стороны, наша сторона возражала, доказательств передачи не было, однако была ТТН, в которой в графе приложений значился пропуск, а в договоре указывалось, что сертификаты передаются вместе с ТТН. Допустим, в первой инстанции это прошло по касательной, но уже в апелляции это был отдельный пункт жалобы, причём с исследованием в судебном заседании листа с ТТН и тыканьем судей на этот прочерк. Результат — апелляция тупо повторила за первой инстанцией, что сертификаты передавались. Да, было такое ощущение, что участвовавшие в заседании судьи и люди, которые писали постановление, — это разные люди. Потому что первых удалось заставить взглянуть на ТТН, а вторые написали мотивировку как после амнезии. Тогда мы попытались обратить на это внимание кассации. Кассация доказательств (ТТН) отказалась оценивать. Председательствующая в заседании так и сказала, что если предыдущие суды уже сделали свои выводы, то переоценивать эти выводы нельзя, а доказательства суд не исследует.

    Второй пример. Более удачный. В суде первой инстанции рассматривалось дело о банкротстве, и в нём имело значение в течение какого срока был совершён платёж — в течение месяца или за его пределами. Платёж был совершён на 31-й день, срок исчислялся от июня, в июне 30 дней, и получилось так, что в первой инстанции этот вопрос не обсуждался. Соответственно, судья его и не проверял. В апелляционной инстанции, наоборот, мы заявили о том, что платёж совершён за пределами надлежащего срока, на один день позже, с приведением полного расчёта по дням и месяцам, со ссылками на нормы права и т.п. Однако суд апелляционной инстанции почему-то не внял этому доводу и не отразил его в апелляционном постановлении. Пришлось этот явный и очевидный вопрос об исчислении дней поднимать перед кассацией. Среди прочих нарушений, вестимо. Но кассация оказалась благосклонна. С приятной улыбкой выслушала то, что в 13ААС в июне 31 день, задала вопросы противной стороне и добилась от них признания в том, что 31-й всё-таки день, за пределами месячного срока. Затем определение суда первой инстанции было отменено и вопрос о включении кредитора в реестр был передан на новое рассмотрение. Но я, думаю, произошло это по совокупности нарушений. А если бы это был единственный довод.

    Я сейчас, наверное, выслушаю кучу советов от капитана Очевидность, мол, надо разрешать все спорные вопросы по фактам в первой инстанции, а тот, кто неактивен в первой инстанции, тот и пожинает плоды своей неактивности в последующих инстанциях. Но, увы, на практике совет не всегда возможно реализовать. Многие юристы оппонентов вообще используют метод Геббельса — максимально очернить оппонента, набросать любых фактов, ничем не подтверждённых, сразу не позволяющих себя оспорить или даже оспоримых, но отвлекающих оппонента на множество направлений защиты. Когда идёт град ударов — очень трудно отражать каждый удар. Всё равно в этой ситуации выбираются наиболее важные направления с надеждой на то, что суд не станет повторять за оппонентов лажу, ничем не подтверждённую, или уже опровергнутую материалами дела. Ну, и на апелляцию есть надежда — типа там же ПЕРЕСМОТР, стало быть, пропустим удар — ничего, вернёмся и переиграем. А по факту апелляция полностью устраняется от переигровки.

    Вопрос: как в указанных случаях (например — с декларантом) правильно построить основания в кассационной жалобе, чтобы они не были отброшены коллегией в кассационной инстанции как доводы, находящиеся вне пределов проверки? Как заставить суд кассационной инстанции хотя бы в АСе (и в СОЮ по новым правилам) рассмотреть письменное доказательство, которое уже имеется в материалах дела, и дать ему правильную оценку? Как мотивировать кассацию вывод судов предыдущих инстанций пересмотреть, если вот оно — доказательство того, что бабушка — женского пола, и вот он — вывод судов о том, что бабушка мужеского пола? А то ведь с кассации станется посочувствовать и посетовать на отсутствие прав пересматривать установленный пол!

    Вопрос интересует применительно и АСам, и к СОЮ (и по старым, и по новым правилам тем паче).

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Источник: http://forum.yurclub.ru/index.php?showtopic=383779

    Переоценка доказательств судом кассационной инстанции
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here