Нравственно правовые критерии судебных издержек

Правовая природа судебных издержек, связанных с соблюдением досудебного порядка разрешения спора

В практике судов первой инстации возникает вопрос, который вызывает непонимание в том числе у некоторых судей: какова грань, по которой можно разграничить судебные издержки и убытки, связанные сразрешением спора в досудебном порядке при его обязательности? И более того следует ли указанные вещи разграничивать, либо же одно является частным случаем второго.

На мой взгляд, вопрос о том, являются ли судебные издержки частной формой убытков был разрешен еще много лет назад Конституционным судом в Определение от 20 февраля 2002 г. № 22-О «По жалобе открытого акционерного общества «Большевик» на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 15, 16 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации», а также в ряде других.

Однако на практике вопрос вызывает затруднение у судов общей юрисдикции, которые проводят мысль о том, что судебные издержки — это особый процессуальный институт.

Особено большое количество подобных вопросов возникает при разерешении споров, вытекающих из договора обязательного страхования гражданской ответственности влаедельцев транспортных средств (в силу большого количества подобных дел, наличия обязательного досудебного порядка разрешения спора и существенности затрат на соблюдение такого порядка относительно основного обязательства). При этом вопрос актуален и для других видов споров по которым предусмотрен обязательный досудебный порядок.

На первый взгляд вопрос урегулирирован разъяснением Верховного суда РФ, но именно эти разъяснения, а точне топорное следование их букве и порождает проблему.

Пунктом 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2016 г. № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» установлено, что в случаях, когда законом либо договором предусмотрен претензионный или иной обязательный досудебный порядок урегулирования спора, расходы, вызванные соблюдением такого порядка (например, издержки на направление претензии контрагенту, на подготовку отчета об оценке недвижимости при оспаривании результатов определения кадастровой стоимости объекта недвижимости юридическим лицом, на обжалование в вышестоящий налоговый орган актов налоговых органов ненормативного характера, действий или бездействия их должностных лиц), признаются судебными издержками и подлежат возмещению исходя из того, что у истца отсутствовала возможность реализовать право на обращение в суд без несения таких издержек (ст. ст. 94, 135 ГПК РФ).

В развитие указанной позиции Верховный суд в п.100 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 № 58

«О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» указал, что если потерпевший, не согласившись с результатами проведенной страховщиком независимой технической экспертизы и (или) независимой экспертизы (оценки), самостоятельно организовал проведение независимой экспертизы до обращения в суд, то ее стоимость относится к судебным расходам и подлежит возмещению по правилам части 1 статьи 98 ГПК РФ и части 1 статьи 110 АПК РФ независимо от факта проведения по аналогичным вопросам судебной экспертизы.

Такая квалификация расходов связанных с соблюдением обязательного досудебного порядка урегулирования спора представляется правильной, если мы воспринимаем обязательный досудебный порядок урегулирования спора как некую формальность, соблюдение, которой имеет единственную цель — получения доступа к судебной защите нарушенных прав, оставляя при этом за скобками основную цель досудебного урегулирования — разрешение спора по существу.

Отнесение расходов на соблюдение обязательного претензионного порядка разрешения спора к судебным издержкам и ограничительное толкование такой позиции приводит к ситуации, в которой у добросоветсного кредитора (в случае ОСАГО — потерпевшего) отсутствуют правовые механизмы компенсации понесенных им расходов на защиту своего права, что представляется неверным.

Разрешение вопрса о распределении судебных издержек не может происходить не в рамках конкретного гражданского дела, а дело не может быть инициировано, если нарушенное право восстановлено в досудебном порядке.

К тому же, эта ситуация стимулирует недобросовестного должника (в случае ОСАГО — страховщика) на изначально дефектное исполнение обязательства, так как в случае, если кредитор будет оспаривать действия должника по исполнению обязательства, он должен будет соблюсти обязательный досудебный порядок, в рамках которого кредитор сможет произвести полное исполнение обязательства, не неся при этом расходы связанные с возникшим спором. А учитывая, что в ряде случае расходы на досудебный порядок могут быть сопоставимы с размером не исполненного обязательства, или даже превышать его, то должник изначально, практически гарантирует себе защиту не только от расходов связанных со спором, но и от возможности быть понужденным исполнить обязательство в полном объеме.

При этом логика высшего суда, отраженная в Постановления Пленума, вполне понятна, и видимо, указаные разъяснения касаются только случаев, в которых разрешение основного спора происходило на судебной стадии, а споры разрешенные досудебно были просто упущены при освещении этого вопроса в Постановлении Пленума.

В этой ситуации логично предположить, что в случае если понесенные кредитором расходы на досудебное урегулирование спора привели к его разрешению на досудебной стадии, то такие расходы должны классифицироваться как убытки, неявляющиеся судебными издержками. И при необходимости защищаться самостоятельным иском.

Это соответствует ч.2 ст.15 Гражданского кодекса РФ, в соовтетствии с которой под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права. И согласуется с положениями 94 ГПК РФ и ст.106 АПК РФ, которые определяют, что судебными издержки могут быть понесенны только лицами, участвующими в деле, и только в связи с рассмотрением дела. При разрешении спора по существу,

Более того, на подобное решение вопроса в частном случае указывает законодатель. Так, в соответствии с пунктом 14 ст. 12 Закона об ОСАГО стоимость независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки), на основании которой осуществляется страховая выплата, включается в состав убытков, подлежащих возмещению страховщиком по договору обязательного страхования.

Таким образом в случае если страховщик удовлетворяет претензию страхователя и производит дополнительную выплату стархового возмещения на основании экспертного заключения выполненного по заказу страхователя и приобщенного к досудебной претензии, то указанные расходы должны быть в соответствии с п.14 ст.12 Закона об ОСАГО отнесены к убыткам.

Однако такое очевидное на первый взгляд реешние вызывает, новые вопросы. Какова правовая природа расходов связанных с досудебным урегулированием спора, с момента когда такие расходы понесены и предъявлены, но до момента когда спор разрешен так или иначе в досудебном порядке?

Если в этот период указанные расходы являются убытками, но не судебным издержками то можно ли наследовать или уступать право их требования? Можно ли провести зачет? Можно ли установить договорное ограничение на взыскание таких убытков?

Если трансформация данных обязательств возможна, то это путь для обхода ограничения установленного ст.100 ГПК РФ, 110 АПК РФ, то есть для обхода закона? Как вы считаете?


Источник: http://zakon.ru/discussion/2018/02/13/pravovaya_priroda_sudebnyh_izderzhek_svyazannyh_s_soblyudeniem_dosudebnogo_poryadka_razresheniya_spo

Публикации

Новеллы в практике возмещения судебных издержек

Материал подготовил:

Антон Поликутин

Неотъемлемой частью любого относительно сложного судебного спора уже давно выступает этап взыскания судебных расходов с проигравшей стороны. Законодательно такая процедура урегулирована в достаточно общем виде, что определяет ключевое значение позиций судебных органов в выработке правил возмещения подобных издержек.

Читайте так же:  Исковое заявление о взыскании документов

21.01.2016 г. было принято постановление пленума Верховного Суда РФ №1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», в котором впервые отражены подходы объединённого Верховного Суда к возмещению судебных расходов. Анализу значимых нововведений, содержащихся в указанном документе, и будет посвящён настоящий материал.

1. Кто кроме сторон имеет право на компенсацию издержек?

Установлено правило, в соответствии с которым на возмещение судебных расходов могут претендовать третьи лица, если их фактическое процессуальное поведение способствовало принятию положительного для них судебного акта. Т.е. занятие третьими лицами активной позиции в процессе приводит к приобретению ими права на компенсацию издержек.

Надо отметить, что возможность взыскания в их пользу судебных издержек не зависит от того, вступили ли они в процесс по своей инициативе либо привлечены к участию в деле по ходатайству стороны или по инициативе суда.

При этом под фактическим процессуальным поведением по смыслу указанного правила следует понимать составление процессуальных документов, активное участие в даче объяснений суду, удовлетворение апелляционной/кассационной жалобы третьего лица и иные действия, приведшие к принятию положительного для них судебного акта.

2. Можно ли взыскать затраты, которые понесены еще до судебного спора?

Теперь возможно взыскать с проигравшей стороны расходы на:

— подготовку доверенности, если она выдана на участие в конкретном деле;

— составление претензии в случае установления обязательного претензионного порядка;

— подготовку отчёта об оценке рыночной стоимости объекта недвижимости при оспаривании кадастровой стоимости;

— соблюдение обязательного досудебного порядка при оспаривании Решений ИФНС.

При этом критерием взыскания досудебных издержек является невозможность реализации права на обращение в суд без их несения. Кроме того, возмещаются расходы на собирание доказательств, если без них не было возможности обратиться в суд и эти доказательства впоследствии признаны судом относимыми и допустимыми.

3. Что требуется доказать для взыскания расходов?

Так, помимо факта несения расходов и соответствия их размера требованиям разумности, теперь необходимо подтвердить связь между понесёнными лицом издержками и делом, рассмотренным в суде с его участием.

Т.е. фактически нужно будет подтвердить участие представителя, на оплату услуг которого понесены расходы, в конкретном деле, в рамках которого принят положительный для стороны судебный акт.

Дано определение разумных судебных расходов (разумные – это такие, которые при сравнимых обстоятельствах взыскиваются за аналогичные услуги) и установлен открытый перечень критериев разумности издержек:

— Объём заявленных требований. Видимо, под ним понимается само количество требований;

— Сложность дела (хочется верить в применимость критериев сложности, выработанных ВАС РФ);

— Объём оказанных представителем услуг (сколько документов составил, сколько заседаний посетил);

— Время, необходимое на подготовку представителем процессуальных документов;

— Продолжительность рассмотрения и другие обстоятельства.

Отдельно выделяется, что разумность не может быть обоснована известностью представителя лица, участвующего в споре. В этой связи интересно, что наибольшие суммы судебных расходов, когда-либо взыскиваемые арбитражными судами РФ, как раз были обоснованы высоким рейтинговым уровнем участвующих в деле представителей. При этом если следовать логике, в соответствии с которой известность представителя приравнивается к его позициям в любых рейтингах, то можно смело прогнозировать непринятие судами доводов о высокой профессиональной квалификации представителя, оказавшей влияние на стоимость услуг.

Установлено общее правило, в силу которого расходы могут быть снижены только при условии заявлений противоположной стороны и/или лишь при наличии доказательств чрезмерности.

В то же время сохраняется право судов уменьшать судебные расходы в случае, когда, по мнению суда, заявленная ко взысканию сумма носит явный неразумный (чрезмерный) характер.

Соответственно, в части снижения размера расходов Верховный суд в целом поддержал подходы, ранее существовавшие в правоприменительной практике.

4. Как взыскиваются расходы при частичном удовлетворении требований?

Сохраняется правило о пропорциональном распределении судебных расходов.

Исключения из данного правила распространяются на следующие категории дел:

— иски неимущественного характера, в том числе имеющие денежную оценку требования, направленного на защиту личных неимущественных прав (например, о компенсации морального вреда);

— иски имущественного характера, не подлежащие оценке (например, о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения);

— требования о взыскании неустойки, которая уменьшается судом в связи с несоразмерностью последствиям нарушения обязательства, получением кредитором необоснованной выгоды (статья 333 ГК РФ);

— требования, подлежащие рассмотрению в порядке, предусмотренном КАС РФ, за исключением требований о взыскании обязательных платежей и санкций (часть 1 статьи 111 КАС РФ).

Вместе с тем, правило о пропорциональном возмещении (распределении) судебных издержек применяется по экономическим спорам, возникающим из публичных правоотношений, связанных с оспариванием ненормативных правовых актов налоговых, таможенных и иных органов, если принятие таких актов возлагает имущественную обязанность на заявителя (часть 1 статьи 110 АПК РФ). Ранее, напротив, существовала позиция ВАС РФ, не предусматривающая пропорциональное распределение судебных расходов при обжаловании актов налоговых органов (Постановление Президиума ВАС РФ от 13.11.2008 N 7959/08 по делу N А46-6118/2007).

Сохраняется указание на то, что при решении вопроса о возмещении судебных расходов учитывается размер требований, поддерживаемый истцом на момент принятия решения.

Закреплено достаточно интересное правило, в соответствии с которым в случае уменьшения размера исковых требований истцом в результате полученных в ходе рассмотрения дела доказательств их явной необоснованности, суд может признать действия Истца злоупотреблением правом и отказать в возмещении издержек либо возложить на него все судебные издержки.

С одной стороны, такой подход призван воспрепятствовать предъявлению необоснованных исков. С другой, его распространение увеличивает роль судебного усмотрения при оценке наличия явной необоснованности требований, послужившей основанием для их уменьшения.

5. Как взыскать судебные расходы если спор окончился не вынесением решения, а прекращением производства либо оставлением иска без рассмотрения?

В случаях прекращения производства по делу, оставления заявления без рассмотрения судебные издержки взыскиваются с истца.

Вместе с тем, установлены случаи, когда при наступлении указанных обстоятельств судебные издержки не подлежат распределению. Так, в ситуации:

— прекращения производства в связи со смертью гражданина или ликвидацией юридического лица, являвшегося стороной по делу;

— оставления иска без рассмотрения в связи с тем, что он подан недееспособным лицом или в связи с неявкой сторон, не просивших о разбирательстве дела в их отсутствие, в суд по вторичному вызову,

общее правило о взыскании с Истца судебных расходов не применяется.

В ситуации, когда исковое заявление оставлено без рассмотрения ввиду того, что оно подписано и подано лицом, не имеющим полномочий на его подписание и (или) подачу, либо подписано лицом, должностное положение которого не указано, судебные издержки, понесённые участниками процесса в связи с подачей такого заявления, взыскиваются с этого лица.

Сохраняется сформулированное ещё ВАС РФ правило о том, что при прекращении производства по делу ввиду отказа истца от иска в связи с добровольным удовлетворением его требований ответчиком после обращения истца в суд судебные издержки взыскиваются с ответчика (часть 1 статьи 101 ГПК РФ, часть 1 статьи 113 КАС РФ, статья 110 АПК РФ).

При этом Пленум закрепляет, что отказ от иска является правом, а не обязанностью истца, поэтому возмещение судебных издержек истцу при указанных обстоятельствах не может быть поставлено в зависимость от заявления им отказа от иска. Следовательно, в случае добровольного удовлетворения исковых требований ответчиком после обращения истца в суд и принятия судебного решения по такому делу судебные издержки также подлежат взысканию с ответчика.

Читайте так же:  Академический отпуск ребенку в школе

Из толкования можно прийти к выводу, что даже при отказе в иске в ситуации, когда истец не отказался от требований по мотиву их удовлетворения ответчиком, судебные издержки будут взысканы с ответчика.

6. Можно ли взыскать «Расходы на расходы»?

Сохраняется установленная ВАС РФ возможность взыскания судебных расходов, понесённых в связи с рассмотрением заявления о взыскании судебных расходов по основному спору.

Взыскание таких «расходов на расходы» допускается только одновременно с взысканием основных судебных расходов. Подача отдельного заявления о возмещении «расходов на расходы» не допускается.

7. Отдельные особенности возмещения судебных издержек

— Если судебные издержки, связанные с рассмотрением спора по существу, фактически понесены после принятия итогового судебного акта по делу (например, оплата проживания, услуг представителя осуществлена после разрешения дела по существу), то лицо, участвующее в деле, вправе обратиться в суд с заявлением по вопросу о таких издержках;

— Суд отказывает в принятии к производству или прекращает производство в отношении заявления о судебных издержках, вопрос о возмещении или об отказе в возмещении которых был разрешён в ранее вынесенном им судебном акте;

— Лицо, подавшее апелляционную, кассационную или надзорную жалобу, а также иные лица, фактически участвовавшие в рассмотрении дела на соответствующей стадии процесса, но не подававшие жалобу, имеют право на возмещение судебных издержек, понесённых в связи с рассмотрением жалобы, в случае, если по результатам рассмотрения дела принят итоговый судебный акт в их пользу. В свою очередь, с лица, подавшего апелляционную, кассационную или надзорную жалобу, в удовлетворении которой отказано, могут быть взысканы издержки других участников процесса, связанные с рассмотрением жалобы;

— Издержки, понесённые в связи с пересмотром вступившего в законную силу судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, возмещаются участникам процесса исходя из того, в пользу какой стороны спора принят итоговый судебный акт по соответствующему делу;

Видео (кликните для воспроизведения).

— Понесённые участниками процесса издержки подлежат возмещению при условии, что они были обусловлены их фактическим процессуальным поведением на стадии рассмотрения дела судом апелляционной, кассационной или надзорной инстанции, на стадии пересмотра вступившего в законную силу судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам;

— Судебные издержки, понесённые взыскателем на стадии исполнения решения суда, связанные с участием в судебных заседаниях по рассмотрению заявлений должника об отсрочке, о рассрочке исполнения решения суда, об изменении способа и порядка его исполнения, возмещаются должником (статьи 98, 100 ГПК РФ, статьи 111, 112 КАС РФ, статья 110 АПК РФ).

Антон Поликутин, юрист:

Оценивая указанные разъяснения Пленума, нельзя не отметить, что во многом они носят прогрессивный характер. Это следует, прежде всего, из установления возможности взыскания расходов, понесённых на досудебной стадии процесса, а также предоставления третьим лицам права на компенсацию издержек.
В числе негативных моментов можно выделить исключение из числа ориентиров разумного предела судебных расходов известности представителя, и, как следствие, сомнение в возможности ссылок на его профессиональную квалификацию и рейтинговый уровень в обоснование понесённых расходов. Кроме того, содержание самих критериев разумности носит достаточно расплывчатый характер и опасно повышает роль судебного усмотрения при определении итогового размера компенсации. Поэтому для недопущения повсеместного снижения суммы издержек на основании общего указания на её неразумность, важным является сохранение ранее выработанных более конкретных подходов к определению разумной суммы издержек (взыскание в размере не ниже минимальных ставок вознаграждений адвокатов и т.п.).

Источник: http://yurinvest.ru/publikacii/novelly_v_praktike_vozmeweniya_sudebnyh_izderzhek/

Публикации

Судебные расходы: критерии разумности в практике арбитражных судов

Материал подготовили:

Антон Поликутин

Несение судебных расходов лицами, участвующими в деле — неотъемлемая часть практически любого судебного спора, рассматриваемого арбитражным судом.

При этом к судебным расходам наряду с уплатой государственной пошлины, выплатами экспертам и т.д. отнесены в том числе и расходы на оплату услуг представителей, понесённые лицами, участвующими в деле.

Действующее законодательство предоставляет стороне по делу, в пользу которой судом было вынесено решение, право взыскать с проигравшей стороны расходы на оплату услуг юристов, привлечённых для сопровождения спора. При этом на лицо, требующее взыскания таких расходов, возлагаются обязанности подтвердить факт несения данных расходов, их размер, а также доказать, что эти расходы были понесены в разумных пределах.

И если с подтверждением факта и размера судебных расходов все относительно ясно (эти обстоятельства подтверждаются платёжными документами), то разумность судебных расходов является категорией достаточно оценочной, подход к определению которой весьма различен в практике арбитражных судов.

Данный материал будет посвящён выделению и анализу критериев, учитываемых арбитражными судами при оценке разумности суммы судебных расходов, заявленной ко взысканию.

Основные критерии разумности судебных расходов на сегодняшний день сформулированы в судебных актах Высшего Арбитражного Суда РФ. Анализируя данные акты, можно выделить следующие основные критерии:

1. Сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов;

2. Соответствие размера судебных расходов стоимости услуг, взимаемых представителями аналогичного рейтингового уровня.

3. Сложность дела и продолжительность его рассмотрения;

3. Время, которое мог бы затратить на подготовку материалов квалифицированный специалист;

4. Сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг;

5. Доказательства того, что размер гонорара представителя, представлявшего интересы в суде, существенно не отличается от размера гонорара, взимаемого этим представителем по аналогичным делам;

6. Доказательства того, что лицо, требующее возмещения расходов, оплачивало услуги иных представителей по другим делам исходя из аналогичных ставок;

7. Качество оказываемых услуг, знания и навыки, которые демонстрировал представитель в ходе рассмотрения дела;

8. Оценка разумности судебных расходов с позиции стороны, на момент несения расходов не будучи уверенной в исходе дела.

При этом в большинстве случаев судами учитывается лишь часть из названных критериев, на анализе которых имеет смысл остановиться более подробно.

Итак, своеобразным ориентиром для оценки разумности судебных расходов является сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов. Данная стоимость обычно подтверждается рекомендованными минимальными ставками вознаграждений адвокатов, утверждённых Решением Адвокатской палаты соответствующего региона.

Важно отметить, что применение данного критерия при определении разумности судебных расходов не поставлено в зависимость от наличия у представителя, сопровождавшего спор, статуса адвоката, поскольку этот критерий в силу прямого указания ВАС РФ является общепринятым критерием разумного предела понесённых судебных расходов. Соответственно, даже в ситуации, когда дело велось лицом, не имеющим статуса адвоката, обоснование стоимости услуг этого лица со ссылкой на утверждённые ставки вознаграждений адвокатов с наибольшей вероятностью будет принято судом.

В то же время при обосновании разумности расходов с использованием адвокатских ставок нередко встречается оценочный подход суда к сложности совершённого представителем процессуального действия, что может повлечь применение судом более низких ставок оплаты услуг по сравнению с указанными заявителем и привести к снижению общей суммы судебных расходов.

Другой проблемой, которая может возникать при взыскании судебных расходов по адвокатским ставкам, является фактическое исключение судом ряда оказанных услуг по делу из числа услуг, подлежащихоплате..

Читайте так же:  Закон о банкротстве мировое соглашение

Примером может являться ситуация, когда составление представителем процессуальных документов, совершение им иных процессуальных действий, было вызвано, по мнению суда, лишь необходимостью устранения недостатков в ранее проделанной работе представителя. В частности, составление различных дополнений, уточнений к предъявленному иску может быть расценено как действия, вызванные некачественной подготовкой представителем первоначального иска, что неизменно повлечёт отказ во взыскании расходов на их составление.

Отдельно следует остановиться на взыскании судебных расходов за такую услугу, как подготовка к судебному заседанию. Наряду с подготовкой процессуальных документов и участием в судебном заседании подготовка к судебному заседанию выделена в качестве отдельной услуги в документе, утверждающем минимальные ставки вознаграждений адвокатов.

В то же время, как показывает практика, суд зачастую очень трудно убедить в наличии подготовки к судебному заседанию как услуги, подлежащей отдельной оплате. По логике большинства судов, подготовка процессуальных документов безусловно включает и всю необходимую подготовку представителя для представления интересов в суде. При этом доводы о необходимости отдельной подготовки к участию в заседании для целей подготовки своего выступления в суде, анализа позиции процессуальных оппонентов, подготовки вопросов процессуальным оппонентам, как правило, не воспринимаются судами.

В целом же обоснование разумного предела судебных расходов с использованием минимальных ставок вознаграждений адвокатов в большинстве случаев принимается судами, хотя и не безусловно, что подтверждается наличием судебных актов, в которых судебные расходы снижаются даже ниже установленных адвокатскими ставками минимальных пределов.

Другим важным критерием разумности судебных расходов является соответствие понесённых расходов стоимости услуг юридических компаний аналогичного рейтингового уровня.

В качестве критерия разумности судебных расходов указанный фактор был закреплён в Постановлении Президиума ВАС РФ от 04 февраля 2014 г. N 16291/10, где было отражено, что при оценке разумного предела судебных расходов необходимо также учитывать соответствие суммы вознаграждения рыночным ставкам оплаты услуг субъектов аналогичного рейтингового уровня.

Подтверждение разумного предела расходов при использовании данного критерия подтверждается, как правило, письмами юридических компаний, сопоставимых по рейтинговым показателям с исполнителем услуг, о стоимости часа работы их сотрудников либо представления интересов по конкретной категории дел.

Именно ссылкой на данный критерий в свое время было обосновано взыскание самой большой суммы судебных расходов в истории российского арбитражного судопроизводства, когда в рамках дела №А40-77050/11 с Истца в пользу Ответчика были взысканы судебные расходы на представителя в размере 143 123 498 (!) рублей.

В то же время, несмотря на сформулированную позицию ВАС РФ, стоимость услуг соответствующих по рейтингу юридических компаний судами нередко не принимается во внимание со ссылкой на неподтверждённость аналогичного положения этих компаний в рейтинге, либо в целом на недопустимость подхода с указанием на рейтинг.

Важное значение при взыскании расходов имеет также сложность дела, определяемая судом с учётом его сложности с точки зрения права и сложности фактических обстоятельств дела, количеством исследованных доказательств и числа участников арбитражного процесса. В качестве одного из ориентиров для определения сложности дела в практике судов выступают критерии сложности споров, рассматриваемых в Арбитражных судах в РФ, утверждённые Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 01.07.2014 N 167. В данном письме приведена классификация арбитражных дел по степени их правовой и фактической сложности.

Необходимо учитывать, что названные критерии разумности, выработанные практикой ВАС РФ, на сегодняшний день являются актуальными ввиду законодательно закреплённой возможности применения позиций ВАС РФ до вынесения решений по соответствующим вопросам со стороны Верховного Суда РФ.

Следует ожидать, что в скором времени объединённый Верховный Суд РФ обозначит и свою позицию относительно критериев, подлежащих применению при распределении судебных расходов между сторонами.

Хочется выразить надежду, что подход Верховного Суда сохранит большинство прогрессивных тенденций к взысканию судебных расходов в разумных пределах, ранее выработанных судебной практикой.

В целом взыскание расходов на оплату услуг представителя — вопрос достаточно сложный и неоднозначный, особенно когда речь идет о значительных размерах взыскиваемых сумм.

Большую роль здесь играет тщательная подготовка к процессу, проверка правильности оформления всех документов, подтверждающих несение расходов, и активная позиция в судебном заседании по вопросу распределения судебных расходов. Следование указанным принципам значительно увеличит шансы на взыскание расходов в заявленном размере и позволит избежать их необоснованного уменьшения.

Источник: http://yurinvest.ru/publikacii/sudebnye_rashody_kriterii_razumnosti_v_praktike_arbitrazhnyh_sudov/

Правовая природа судебных издержек, связанных с соблюдением досудебного порядка разрешения спора

В практике судов первой инстации возникает вопрос, который вызывает непонимание в том числе у некоторых судей: какова грань, по которой можно разграничить судебные издержки и убытки, связанные сразрешением спора в досудебном порядке при его обязательности? И более того следует ли указанные вещи разграничивать, либо же одно является частным случаем второго.

На мой взгляд, вопрос о том, являются ли судебные издержки частной формой убытков был разрешен еще много лет назад Конституционным судом в Определение от 20 февраля 2002 г. № 22-О «По жалобе открытого акционерного общества «Большевик» на нарушение конституционных прав и свобод положениями статей 15, 16 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации», а также в ряде других.

Однако на практике вопрос вызывает затруднение у судов общей юрисдикции, которые проводят мысль о том, что судебные издержки — это особый процессуальный институт.

Особено большое количество подобных вопросов возникает при разерешении споров, вытекающих из договора обязательного страхования гражданской ответственности влаедельцев транспортных средств (в силу большого количества подобных дел, наличия обязательного досудебного порядка разрешения спора и существенности затрат на соблюдение такого порядка относительно основного обязательства). При этом вопрос актуален и для других видов споров по которым предусмотрен обязательный досудебный порядок.

На первый взгляд вопрос урегулирирован разъяснением Верховного суда РФ, но именно эти разъяснения, а точне топорное следование их букве и порождает проблему.

Пунктом 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2016 г. № 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» установлено, что в случаях, когда законом либо договором предусмотрен претензионный или иной обязательный досудебный порядок урегулирования спора, расходы, вызванные соблюдением такого порядка (например, издержки на направление претензии контрагенту, на подготовку отчета об оценке недвижимости при оспаривании результатов определения кадастровой стоимости объекта недвижимости юридическим лицом, на обжалование в вышестоящий налоговый орган актов налоговых органов ненормативного характера, действий или бездействия их должностных лиц), признаются судебными издержками и подлежат возмещению исходя из того, что у истца отсутствовала возможность реализовать право на обращение в суд без несения таких издержек (ст. ст. 94, 135 ГПК РФ).

В развитие указанной позиции Верховный суд в п.100 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 № 58

«О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» указал, что если потерпевший, не согласившись с результатами проведенной страховщиком независимой технической экспертизы и (или) независимой экспертизы (оценки), самостоятельно организовал проведение независимой экспертизы до обращения в суд, то ее стоимость относится к судебным расходам и подлежит возмещению по правилам части 1 статьи 98 ГПК РФ и части 1 статьи 110 АПК РФ независимо от факта проведения по аналогичным вопросам судебной экспертизы.

Читайте так же:  Право на имя охрана изображения гражданина

Такая квалификация расходов связанных с соблюдением обязательного досудебного порядка урегулирования спора представляется правильной, если мы воспринимаем обязательный досудебный порядок урегулирования спора как некую формальность, соблюдение, которой имеет единственную цель — получения доступа к судебной защите нарушенных прав, оставляя при этом за скобками основную цель досудебного урегулирования — разрешение спора по существу.

Отнесение расходов на соблюдение обязательного претензионного порядка разрешения спора к судебным издержкам и ограничительное толкование такой позиции приводит к ситуации, в которой у добросоветсного кредитора (в случае ОСАГО — потерпевшего) отсутствуют правовые механизмы компенсации понесенных им расходов на защиту своего права, что представляется неверным.

Разрешение вопрса о распределении судебных издержек не может происходить не в рамках конкретного гражданского дела, а дело не может быть инициировано, если нарушенное право восстановлено в досудебном порядке.

К тому же, эта ситуация стимулирует недобросовестного должника (в случае ОСАГО — страховщика) на изначально дефектное исполнение обязательства, так как в случае, если кредитор будет оспаривать действия должника по исполнению обязательства, он должен будет соблюсти обязательный досудебный порядок, в рамках которого кредитор сможет произвести полное исполнение обязательства, не неся при этом расходы связанные с возникшим спором. А учитывая, что в ряде случае расходы на досудебный порядок могут быть сопоставимы с размером не исполненного обязательства, или даже превышать его, то должник изначально, практически гарантирует себе защиту не только от расходов связанных со спором, но и от возможности быть понужденным исполнить обязательство в полном объеме.

При этом логика высшего суда, отраженная в Постановления Пленума, вполне понятна, и видимо, указаные разъяснения касаются только случаев, в которых разрешение основного спора происходило на судебной стадии, а споры разрешенные досудебно были просто упущены при освещении этого вопроса в Постановлении Пленума.

В этой ситуации логично предположить, что в случае если понесенные кредитором расходы на досудебное урегулирование спора привели к его разрешению на досудебной стадии, то такие расходы должны классифицироваться как убытки, неявляющиеся судебными издержками. И при необходимости защищаться самостоятельным иском.

Это соответствует ч.2 ст.15 Гражданского кодекса РФ, в соовтетствии с которой под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права. И согласуется с положениями 94 ГПК РФ и ст.106 АПК РФ, которые определяют, что судебными издержки могут быть понесенны только лицами, участвующими в деле, и только в связи с рассмотрением дела. При разрешении спора по существу,

Более того, на подобное решение вопроса в частном случае указывает законодатель. Так, в соответствии с пунктом 14 ст. 12 Закона об ОСАГО стоимость независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки), на основании которой осуществляется страховая выплата, включается в состав убытков, подлежащих возмещению страховщиком по договору обязательного страхования.

Таким образом в случае если страховщик удовлетворяет претензию страхователя и производит дополнительную выплату стархового возмещения на основании экспертного заключения выполненного по заказу страхователя и приобщенного к досудебной претензии, то указанные расходы должны быть в соответствии с п.14 ст.12 Закона об ОСАГО отнесены к убыткам.

Однако такое очевидное на первый взгляд реешние вызывает, новые вопросы. Какова правовая природа расходов связанных с досудебным урегулированием спора, с момента когда такие расходы понесены и предъявлены, но до момента когда спор разрешен так или иначе в досудебном порядке?

Если в этот период указанные расходы являются убытками, но не судебным издержками то можно ли наследовать или уступать право их требования? Можно ли провести зачет? Можно ли установить договорное ограничение на взыскание таких убытков?

Если трансформация данных обязательств возможна, то это путь для обхода ограничения установленного ст.100 ГПК РФ, 110 АПК РФ, то есть для обхода закона? Как вы считаете?

Источник: http://zakon.ru/Discussions/pravovaya_priroda_sudebnyh_izderzhek_svyazannyh_s_soblyudeniem_dosudebnogo_poryadka_razresheniya_spo/72544

Три новых подхода суда в обосновании разумности судебных расходов

2012-й, судя по всему, имеет все шансы стать годом формирования в России комфортной для юристов практики взыскания с ответчиков судебных расходов. Судья Арбитражного суда города Москвы Дмитрий Дзюба внес свой вклад — предложил, по сути, инструкцию, как обосновывать разумность расходов на представителей, где показал проверку «гонорара успеха» и продемонстрировал, какие рейтинги надо использовать для сравнений. Впрочем, интересно его определение еще и тем, что в судебном акте содержится информация об оплате труда юристов из целого ряда ведущих юркомпаний.

Арбитражный суд города Москвы опубликовал определение по делу, в рамках которого была взыскана рекордная на сегодня для России сумма компенсации затрат на юристов с ответчика в пользу выигравшей стороны — более 32 млн руб. Его судья Дмитрий Дзюба принял при рассмотрении иска кипрской компании «Арудж Холдингс Лимитед», которая ранее выиграла спор с ритейлером «Билла» (дело А40-35715/2010) о взыскании более 400 млн руб. (долг по арендной плате и убытки). Прежним рекордом были 23 млн руб. — коллега Дзюбы по АСГМ Татьяна Ишанова подтвердила решение британского суда о том, что такую сумму российская компания «Дарсайл-АСП» должна выплатить после проигрыша спора со швейцарской «Боэгли-Гравюр С.А.» В обоих этих случаях в процессах участвовали юристы из коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» (в первом они представляли интересы победившей стороны, во втором — проигравшей).

Между тем еще совсем недавно практика по вопросу о возмещении судебных расходов складывалась совсем не так выгодно для выигравшей стороны — суды, ссылаясь на «разумность пределов вознаграждения», практически не взыскивали в пользу победителей суммы, превышающие несколько сотен тысяч рублей, а часто, как вспоминает партнер юркомпании «Хренов и Партнеры» Ольга Гончарова, «произвольно уменьшал размер возмещения до 10000 руб.»

Все начало меняться после постановления Президиума ВАС РФ от 15 марта 2012 года по делу «Аэлита Софтвэа Корпорэйшн» (дело А40-20664/2008), по которому в пользу лица, выигравшего дело, впервые была взыскана существенная сумма судебных расходов — около 3 млн. руб. В том деле президиум отметил, что затраты истца на оплату услуг юркомпании «Пепеляев Групп» были соразмерны стоимости таких же услуг, оказываемых другими юрфирмами того же рейтингового уровня по критериям известности, открытости и качества услуг.

А теперь судья Дзюба фактически предлагает в своем решении пошаговую инструкцию, как доказывать расходы на представителей. Если оно устоит в вышестоящих инстанциях, то изложенные в нем принципы будут иметь важное значение для аналогичных процессов. Управляющий партнер коллегии «Муранов, Черняков и партнеры» Дмитрий Черняков считает, что это определение содержит как минимум три новых подхода к вопросу об определении «разумных пределов» взыскания расходов на оплату услуг представителя в России. Во-первых, это сравнение размера вознаграждения, полученного представителями истца по смешанной системе оплаты гонорара (фиксированные ставки вознаграждения за каждую инстанцию плюс итоговое вознаграждение в виде процента от взысканных средств), с той суммой вознаграждения, которую представители получили бы за фактический объем оказанных юридических услуг, применяя свои обычные почасовые ставки. Во-вторых, сравнение указанных обычных почасовых ставок со ставками юридических фирм не просто того же региона, но имеющих такой же или схожий рейтинговый уровень. И в-третьих, сравнение вознаграждения представителей истца с вознаграждением представителей ответчика.

Читайте так же:  Ушиб плечевого сустава лечение сроки восстановления

Дело и ставки

Дело «Биллы» началось в марте 2010 года и тянулось более полутора лет. Состоялось 17 судебных заседаний, кроме того, «Билла» инициировала 18 встречных процессов, чтобы приостановить производство по основному делу (это признал в своем решении судья Дзюба). Помимо этого, один из представителей «Биллы» (на нее работали ЗАО «Саланс» и «Декерт Раша ЛЛС») написал заявление в полицию о привлечении юристов противоположной стороны к уголовной ответственности (подробности «Право.Ru» выяснить не удалось).

Вознаграждение юристов коллегии Муранова и Чернякова состояло из двух частей: фиксированного вознаграждения за представление интересов клиента в суде соответствующей инстанции и процент от взысканных в пользу истца сумм — 10% взысканных убытков и 6,5% долга. Размер фиксированного вознаграждения был следующий: за представление интересов в суде первой инстанции — $22500, в апелляции — $22500, в кассации – $15000 (для надзорной инстанции было предусмотрено $133000, но там дело не слушалось). Всего «Муранов, Черняков и партнеры» получила $177790 фиксированного вознаграждения и 31,6 млн руб. так называемого «гонорара успеха» — процентов от выигранной суммы. «Билла» считала, что обоснованными затратами являются только $37500 долларов.

Определение разумности от судьи Дзюбы

В обоснование своего решения судья Дзюба ссылается на пункт 20 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 года № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса РФ», в соответствии с которым разумные пределы расходов на оплату услуг представителя определяются с учетом таких фактов, как продолжительность и сложность дела и сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов. При этом, добавляет он, определение разумных пределов этих расходов является оценочным понятием. «Суд, по существу, берет на себя обязанность обосновать расчет суммы, которая, по его мнению, подлежит взысканию со стороны, — пишет он в своем определении о распределении судебных расходов. — Такое решение должно учитывать такие факторы, как сложность дела и сложившиеся на рынке услуг цены, не только с позиции суда, но и стороны, которая несет расходы, не будучи окончательно уверенной в благоприятном для нее исходе дела».

Далее Дзюба выводит следующий способ подтверждения разумности расходов, понесенных на судебного представителя. Таким способом, пишет он, «является установление того, какие предусмотренные договорами услуги были оказаны истцу, аналогичны ли они услугам, сведения о ценах на которые представлены в материалы дела, каковы были бы расходы на оплату услуг представителя исходя из обычных ставок, а не смешанную систему гонорара, в их сравнении с действующими на рынке юридических услуг у фирм того же рейтингового уровня».

Ставки, рейтинги и проверка «гонорара успеха»

В определении АСГМ приводится размер почасовых ставок всех сотрудников адвокатской коллегии Муранова и Чернякова. Так, ставка партнера составляет $850, старшего юриста (адвоката) — $750, юриста (адвоката-стажера) — $650, младшего юриста (помощник адвоката) – $330, переводчика – $150, референта – $70.

Для того, чтобы сравнить их с действующими на рынке и понять их обоснованность, судья Дзюба обращается к рейтингу юридических фирм (Президиум ВАС РФ впервые указал на значимость рейтингов в уже упоминавшемся деле «Аэлита Софтвэа», но пока ни в одном деле суды эти рейтинги не изучали). Он обнаружил, что «Муранов, Черняков и партнеры» в рейтинге «Chambers Global» находится в третьей группе (Band 3) раздела «Разрешение споров: Россия» (Dispute Resolution: Russia), в рейтинге «Chambers Europe» — во второй группе (Band 2) раздела «Разрешение споров: Россия» (Dispute Resolution: Russia). В рейтинге «Legal 500» компания стоит в третьей группе (Band 3) раздела «Россия: Разрешение споров» (Russia Dispute Resolution), а в рейтинге «Право.Ru -300, 2011» — на десятом месте во второй группе раздела «Арбитраж».

После этого Дзюба изучил расценки коллег по цеху, находящихся в рейтингах примерно на одном уровне с «Мурановым, Черняковым и партнерами» — компаний «Линия права» и «Юков, Хренов и партнеры» (сейчас — «Хренов и партнеры»). И пришел выводу, что применяемые в коллегии Муранова и Чернякова ставки соответствуют аналогичным у других сопоставимых игроков российского рынка юридических услуг. Суд указал и на то, что не считает неразумными ставки работы референтов в размере $70 в час, как и участие в деле старшего партнера коллегии Дмитрия Чернякова, которое показалось судье Дзюбе «целесообразным с учетом сложности рассмотренного дела».

Оппоненты пытались доказывать, что ставки юристов Муранова и Чернякова превышают разумные пределы и приводили в качестве доказательства информацию из отчета компании «Лигал Стадиз», а также сводки о вознаграждениях в адвокатском бюро «Юг» и компании «Гольцблат БЛП». Но суд отверг эти доводы, указав, что отчет «Лигал Стадиз» сделан без учета рейтингового уровня юридических фирм, «Юг» работает в другом регионе — Краснодарском крае, а то, что «Гольцблат БЛП» применяет более низкие ставки, не опровергает того факта, что другие компании со сравнимым рейтингом («Хренов и партнеры» и «Линия права») применяют более высокие. «В связи с чем, — делает вывод судья — ставки почасовой оплаты услуг адвокатов Коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» не могут считаться завышенными».

Аргумент «Биллы» о том, что она сама потратила на юристов существенно меньше, также не сработал. Более того, суд, по сути, уличил компанию во лжи. «Как следует из представленных ответчиком счетов-фактур компании «Дэкерт Раша», последней было уплачено вознаграждения 544160 евро». А ЗАО «Саланс» «Билла» выплатила еще 188896 евро», — говорится в материалах дела. Таким образом, посчитал Дзюба, ответчики заплатили своим юристам почти 40 млн руб., в то время как «Арудж» заплатил фирме Муранова 38 млн руб., что меньше расходов «Биллы».

Чтобы определить обоснованность компенсации затрат на вознаграждение, которое «Муранов, Черняков и партнеры» получили в результате применения смешанной системы гонорара, сочетавшей оплату по почасовым ставкам и процент от суммы выигранного иска, судья Дзюба провел следующие расчеты. Он определел, что в общей сложности юристы коллегии потратили на услуги своему клиенту 1892,9 часа и помножил его на ставки. И в результате пришел к выводу, что размер «смешанного» вознаграждения, полученного юркомпанией Муранова и Чернякова лишь незначительно превысил гонорар, который они получили бы при применении своих обычных почасовых ставок.

Публикация ставок юристов не испугала. «К этой ситуации наша фирма относится нейтрально, — сказал «Право.Ru» партнер «Линии права» Дмитрий Чепуренко. Речь, по его словам, идет о базовых расценках, и эта информация не является конфиденциальной — каждый клиент при желании может с ней ознакомиться. «К расчету окончательной стоимости мы подходим гораздо более гибко и учитываем не только почасовые ставки юристов», — добавил он. Партнер юркомпании «Хренов и Партнеры» Ольга Гончарова также не считает, что стоит делать секрет из обычных почасовых ставок. «Мы с готовностью и пониманием предоставляем нашим коллегам эту информацию для использования в подобных судебных процессах, прекрасно осознавая, что судебные акты подлежат опубликованию», — сказала она.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://pravo.ru/review/view/78727/

Нравственно правовые критерии судебных издержек
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here