Мнимая сделка постановление пленума верховного суда

Два важнейших разъяснения нового Пленума ВС РФ

Прочитал текст вновь принятого Пленума.

Безмерно рад п.86 и п.87, которые, на мой взгляд, являются самыми важными разъяснениями.

Во-первых, пункт 86 разъяснил, что стороны мнимой сделки могут осуществить для вида ее формальное исполнение, что однако, не должно влиять на квалификацию сделки как мнимой.

Возможно, указанное разъяснение поможет избавиться от порочной практики, о которой писал Александр Латыев.

Почему я вижу здесь важное изменение и вообще согласен с пунктом?

Если мы взглянем на текст п.1 ст.170 ГК РФ, то увидим, что для квалификации сделки как мнимой нужно установить только то, что сделка совершена лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

Исполнена или не исполнена сделка – не должно иметь значения для ее квалификации как мнимой.

Это прямо следует из текста ГК РФ.

Однако, к сожалению, судебная практика высших судов подменила понятия и мнимой почему-то стали считать сделку, при которой стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

См., например, Определение Верховного Суда РФ от 16.07.2013 N 18-КГ13-55, Постановление Президиума ВАС РФ от 07.02.2012 N 11746/11 по делу N А76-18682/2010-12-587, Постановление Президиума ВАС РФ от 05.04.2011 N 16002/10 по делу N А73-15601/2009, Постановление Президиума ВАС РФ от 08.02.2005 N 10505/04 по делу N А56-19090/03 и др.

Однако очевидно, что отсутствие намерение создать соответствующие сделке правовые последствия не идентично отсутствию намерения сделку исполнить.

Мнимая сделка может быть формально исполнена сторонами, только «для вида», но без намерения создать соответствующие ей последствия, что Пленум ВС РФ в п.86 и разъяснил.

Например, когда лицо сохраняет контроль над имуществом, используя контрагента по сделке в качестве прикрытия для участия в обороте.

И поэтому данное разъяснение тесно связано с п.87 (об этом далее).

Кроме того, очевидно, теперь стоит считать утратившим силу разъяснение Президиума ВАС РФ, что «к мнимой сделке применение реституции невозможно» (Постановление Президиума ВАС РФ от 18.10.2012 N 7204/12 по делу N А70-5326/2011).

Если мнимая сделка формально исполнена – реституция просто необходима.

Во-вторых, пункт 87 наконец-то признал, что притворной может быть сделка, которая прикрывает сделку с иным субъектным составом.

Свои предложения использовать механизм притворности при сокрытии участников сделки я высказывал здесь.

Ценность данного разъяснения сложно переоценить.

Я почти уверен, что, если мы получим полноценную судебную практику о «контролирующем собственнике», разрушении «корпоративной вуали» и рассмотрения предпринимательских групп в качестве единого экономического субъекта, то вся эта практика пойдет через п.2 ст.170 ГК РФ, когда суды будут «заменять» «подставные» и фактически не имеющие собственной воли компании на истинных, контролирующих участников сделки.

Можно отметить, что утратило силу разъяснение Президиума ВАС РФ о том, что «из содержания пункта 2 статьи 170 Кодекса следует, что притворная сделка должна быть совершена между теми же сторонами, что и «прикрываемая» (Постановление Президиума ВАС РФ от 02.08.2005 N 2601/05 по делу N А01-1783-2004-11).

Это очевидно, так как сделка с иным субъектным составом явно не может быть совершена между теми же сторонами, что и притворная.

Хотя ограниченность выраженной в ППВАС 2601/05 позиции была очевидна и ранее, что подтверждено последующей практикой самих судов – об этом я писал здесь.

Тем не менее, разъяснение в ППВАС 2601/05 приводило на практике к грубейшим ошибкам суда, например, когда требовалось по надуманным основаниям «сломать» прецедентные решения «о притворном кредите» (см. Постановление АС ЗСО от 19.12.2014 по делу А27-18417/2013).

Когда-нибудь доберутся руки написать о «притворном кредите» поподробнее.

Источник: http://zakon.ru/Discussions/dva_vazhnejshih_razyasneniya_novogo_plenuma_vs_rf/18287

Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по ГК РФ

Пленум Верховного Суда РФ 23 июня 2015 года принял постановление, в котором дал разъяснения по применению обновленных общих положений Гражданского кодекса, которые регулируют вопросы применения гражданского законодательства, правовое положение физических и юридических лиц, объекты гражданских прав, сделки (включая вопросы недействительности сделок), представительство (включая вопросы выдачи доверенности).

Объективная необходимость принятия Постановления Пленума Верховного Суда РФ (пост. Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 (далее — Постановление Пленума Верховного Суда РФ)) вызвана теми изменениями, которые были внесены в гражданское законодательство в рамках реализации Концепции его развития (Концепция была одобрена решением Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009). Эти изменения, предусмотренные законопроектом № 47538-6, вносились в Гражданский кодекс постепенно, в течение 2012-2015 годов (Федеральные законы от 08.03.2015 № 42-ФЗ, от 05.05.2014 № 99-ФЗ, от 12.03.2014 № 35-ФЗ, от 21.12.2013 № 367-ФЗ, от 30.09.2013 № 260-ФЗ, от 02.07.2013 № 142-ФЗ, от 07.05.2013 № 100-ФЗ, от 30.12.2012 № 302-ФЗ).

Суть разъяснений Пленума Верховного Суда РФ

  • самые общие (и самые принципиальные) вопросы применения гражданского законодательства (состав гражданского законодательства, отношения, регулируемые гражданским законодательством, действие гражданского законодательства во времени и т.д.);
  • правовое положение физических и юридических лиц;
  • объекты гражданских прав;
  • сделки, включая вопросы недействительности сделок;
  • представительство, включая вопросы выдачи доверенности.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ также признало не подлежащим применению ряд ранее данных судам разъяснений, включая отдельные пункты совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (пост. Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 № 6/8), а также постановление Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации» (пост. Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22). Соответственно, отдельный интерес представляет вопрос о том, какие именно разъяснения, ранее данные высшими судами, были признаны не подлежащими применению.

В ряде случаев разъяснения носят очевидный характер и напрямую связаны с изменениями Гражданского кодекса. Так, Федеральным законом от 30 декабря 2012 года № 302-Ф3 в указанный документ были внесены изменения, касающиеся уточнения источников гражданского права. Такой источник права как «обычай делового оборота», неразрывно связанный с предпринимательской деятельностью, был «расширен» до «обычая», который может применяться и в иных отношениях, например, связанных с определением гражданами порядка пользования общим имуществом. Соответственно этому пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ дает разъяснения о том, что представляют собой обычаи как источники гражданского права.

В некоторых ситуациях Пленум Верховного Суда РФ счел необходимым уточнить ранее данные разъяснения, несмотря на формальное отсутствие изменений в соответствующих законодательных нормах.

Так, никаких изменений не вносилось в статью 14 Гражданского кодекса (самозащита гражданских прав). Однако пункт 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ указывает на то, что «по смыслу статей 1 и 10 ГК РФ самозащита гражданских прав может выражаться, в том числе, в воздействии лица на свое собственное или находящееся в его законном владении имущество. Самозащита может заключаться также в воздействии на имущество правонарушителя, в том случае если она обладает признаками необходимой обороны (статья 1066 ГК РФ) или совершена в состоянии крайней необходимости (статья 1067 ГК РФ)». Одновременно признан не подлежащим применению пункт 9 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 года № 6/8, где говорилось о том, что «самозащита не может быть признана правомерной, если она явно не соответствует способу и характеру нарушения и причиненный (возможный) вред является более значительным, чем предотвращенный».

Читайте так же:  Гпк признание гражданина безвестно отсутствующим

Аналогичным образом за последние 20 лет никаких изменений не претерпела статья 15 Гражданского кодекса, содержащая общие положения о возмещении убытков, включающих в себя реальный ущерб и упущенную выгоду. В то же время накопленный опыт применения этой нормы позволил Пленуму Верховного Суда РФ отметить, что:

Позиция Верховного Суда РФ в вопросе недействительности сделок

В связи с этим в ранее применявшемся постановлении Пленума ВАС РФ (пост. Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22 (не подлежит применению в связи с принятием комментируемого пост. Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25)) говорилось, что «требование налогового органа о применении предусмотренных статьей 169 Кодекса последствий недействительности сделки, обосновываемое тем, что данная сделка совершена с целью уклонения от уплаты налогов, выходит за рамки полномочий налогового органа, так как взыскание в доход Российской Федерации всего полученного (причитавшегося) по сделке не является мерой, направленной на обеспечение поступления в бюджет налогов». Другими словами, ранее действовавшие разъяснения Пленума ВАС РФ исходили из того, что сделка, совершенная с целью уклонения от уплаты налогов, подпадает под действие статьи 169 Гражданского кодекса. Но при этом у налоговых органов нет оснований требовать взыскания в бюджет всего полученного по такой сделке просто потому, что такое требование выходит за пределы их полномочий.

Эти разъяснения Пленума ВАС РФ в настоящее время утратили силу. Вопросам применения статьи 169 Гражданского кодекса (которая по-прежнему говорит о том, что сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна) посвящен пункт 85 Постановления Пленума Верховного Суда РФ. В этом пункте содержится перечень таких «антисоциальных» сделок (в целом совпадающий с перечнем подобных сделок по п. 1 пост. Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 № 22).

В частности, это сделки, направленные: на производство и отчуждение объектов, ограниченных в гражданском обороте (соответствующие виды оружия, боеприпасов, наркотических средств, другой продукции, обладающей свойствами, опасными для жизни и здоровья граждан, и т.п.); на изготовление, распространение литературы и иной продукции, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду; на изготовление или сбыт поддельных документов и ценных бумаг. Сюда же входят сделки, нарушающие основы отношений между родителями и детьми.

В этом же пункте комментируемого постановления Пленума Верховного Суда РФ указано, что «нарушение стороной сделки закона или иного правового акта, в частности уклонение от уплаты налога, само по себе не означает, что сделка совершена с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности». Это положение является принципиально новым, и такие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ позволяют утверждать, что в настоящее время налоговые органы лишаются возможности указывать в своих правоприменительных актах, что те или иные сделки, связанные с неуплатой налога, являются ничтожными как противоречащие основам правопорядка и нравственности.

Однако даже если и предположить, что в каких-то пограничных ситуациях сделки, связанные с уклонением от уплаты налогов, и могут рассматриваться через призму статьи 169 Гражданского кодекса, остается вопрос о применении последствий таких сделок. Здесь опять необходимо обратить внимание на существенные изменения в этой статье (169 ГК РФ), которые нашли отражение в пункте 85 Постановления Пленума ВС РФ, где отмечено, что:

  • сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, влечет общие последствия, установленные статьей 167 Гражданского кодекса (двусторонняя реституция);
  • в случаях, предусмотренных законом, суд может взыскать в доход РФ все полученное по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно, или применить иные последствия, установленные законом.

Поскольку закон прямо не предусматривает, что в случае совершения сделки, имеющей целью уклонение от налогов, суд может произвести соответствующие взыскания в доход бюджета, постольку даже квалификация такой сделки как противоречащей основам правопорядка или нравственности не позволяет налоговым органам обратиться в суд с подобным иском.

Изменения в гражданско-правовом регулировании вопросов недействительности сделок влекут за собой и переосмысление правовой позиции ВАС РФ, отраженной в постановлении Президиума ВАС РФ от 6 ноября 2012 года № 8728/12. Там было сказано следующее: «Договор, заключенный неустановленным лицом, не отвечает требованиям закона, поэтому является ничтожным согласно статье 168 Гражданского кодекса независимо от признания его таковым судом». (Здесь необходимо учитывать, что недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Однако если ничтожная сделка недействительна «автоматически», то оспоримая сделка требует ее признания недействительной судом в определенные сроки и в определенной процедуре.)

В настоящее время статья 168 Гражданского кодекса действует в новой редакции, которая устанавливает, что:

  • сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, по общему правилу является оспоримой (п. 73 Постановления Пленума ВС РФ), то есть подлежит признанию недействительной судом по требованию стороны сделки или иного лица, указанного в законе;
  • сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является ничтожной, если это прямо указано в законе. Примеры такого указания приведены в пункте 73

Постановления Пленума Верховного Суда РФ, они относятся к конкретным статьям Гражданского кодекса;

  • ничтожной является сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц. При этом пункт 75 Постановления ВС РФ указывает, что под публичными интересами, в частности, следует понимать интересы неопределенного круга лиц, обеспечение безопасности жизни и здоровья граждан, а также обороны и безопасности государства, охраны окружающей природной среды, но при этом само по себе несоответствие сделки законодательству или нарушение ею прав публично-правового образования не свидетельствует о том, что имеет место нарушение публичных интересов.

Мы видим, что, с одной стороны, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ не говорится о том, что сделки, нарушающие налоговое законодательство, нарушают публичные интересы. С другой стороны, там же говорится о том, что нарушение сделкой прав публично-правового образования (а неуплата налогов очевидным образом нарушает права государства) не свидетельствует о том, что имеет место нарушение публичных интересов.

Соответственно, в настоящее время нет оснований говорить о том, что сделки, нарушающие налоговое законодательство, должны рассматриваться (в т.ч. налоговыми органами) в качестве ничтожных. Не случайно в пункте 77 комментируемого Постановления Пленума ВС РФ (т.е. постановления, касающегося применения норм гражданского законодательства) специальным образом указано на то, что «оценка налоговых последствий финансово-хозяйственных операций, совершенных во исполнение сделок, производится налоговыми органами в порядке, предусмотренном налоговым законодательством».

Таким образом, комментируемое Постановление Пленума Верховного Суда РФ ориентирует суды на четкое обособление налоговых последствий совершения сделок (которые могут и должны оцениваться налоговыми органами на основе норм Налогового кодекса) от гражданско-правовых последствий тех же самых сделок, вмешиваться в которые налоговые органы права не имеют.

Источник: http://www.klerk.ru/law/articles/429368/

Статья 170 ГК РФ. Недействительность мнимой и притворной сделок

1. Мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

2. Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила.

Комментарии к ст. 170 ГК РФ

1. Сделка, не направленная на создание соответствующих ей правовых последствий, является мнимой; она не отвечает признакам сделки, установленным ст. 153 ГК, и признается ГК ничтожной. В законодательстве некоторые мнимые сделки именуются фиктивными (ст. 73 ЖК).

Читайте так же:  Порядок кассационного обжалования упк

2. Мнимая сделка является таковой независимо от формы ее заключения и фактического исполнения сторонами их обязательств. Последствия мнимой сделки в ст. 170 не определяются, и должны применяться общие правила о последствиях недействительности сделки, установленные ст. 167 ГК (см. коммент.).

3. Притворная сделка также не направлена на возникновение вытекающих из нее правовых последствий, прикрывает иную волю участников сделки и в силу этого признается ГК ничтожной. В этих случаях применяются правила о сделке, которую участники действительно имели в виду (если вместо купли-продажи имущества стороны оформили его дарение, подлежат применению правила о договоре купли-продажи и т.д.).

4. Доказывать мнимый и притворный характер сделки можно с использованием всех допускаемых гражданским процессом доказательств. Применительно к прикрываемой сделке судебная коллегия по гражданским делам ВС РСФСР разъяснила, что «притворные сделки могут подтверждаться всеми доступными средствами доказывания, в том числе свидетельскими показаниями. Каких-либо исключений по этому вопросу гражданско-процессуальным законодательством не предусмотрено» (Бюллетень ВС РСФСР. 1991. N 11. С. 2).

5. Мнимые и притворные сделки часто прикрывают сделки с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК). В этих случаях подлежат применению последствия конфискационного характера, предусмотренные ст. 169 ГК.

Источник: http://rulaws.ru/gk-rf-chast-1/Razdel-I/Glava-9/paragraph-2/Statya-170/

Статья 170. Недействительность мнимой и притворной сделок

СТ 170 ГК РФ

1. Мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

2. Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила.

Комментарий к Ст. 170 Гражданского кодекса РФ

1. Мнимая сделка характеризуется тем, что ее стороны (или сторона) не преследуют целей создания соответствующих сделке правовых последствий, т.е. совершают ее лишь для вида. Таким образом, при мнимой сделке отсутствует установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Специальных последствий мнимой сделки не предусматривается, действуют общие правила относительно ничтожных сделок.

Поскольку мнимые сделки являются недействительными вне зависимости от их признания таковыми судом, суд может констатировать факт недействительности мнимой сделки не только в рамках отдельного производства, но и при рассмотрении иных споров, если на то есть необходимость.

2. В случае заключения притворной сделки действительная воля стороны не соответствует ее волеизъявлению. Поэтому последствием недействительности притворной сделки является (наряду с констатацией ничтожности) применение правил о сделке, которую стороны имели в виду, т.е. применение действительной воли сторон. Указанные правила должны применяться с учетом существа и содержания действительно подразумеваемой сделки.

Притворные сделки распространены в гражданском обороте так же, как и мнимые. И те, и другие зачастую преследуют цели обхода каких-либо препятствий или неблагоприятных для сторон (одной из сторон) последствий применения закона. В связи с этим довольно сложно отграничить притворные сделки от сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка или нравственности.

Для установления истинной воли сторон в притворной сделке, т.е. для определения той сделки, которая была прикрыта, имеет значение выяснение фактических отношений между сторонами, а также намерений каждой стороны (намерения одного участника на совершение притворной сделки недостаточно, стороны должны преследовать общую цель и достичь соглашения по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка).

3. Судебная практика:

— Определение КС РФ от 23.06.2015 N 1405-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Кульковой Инны Витальевны на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с пунктом 2 статьи 167, пунктом 1 статьи 181 и пунктом 2 статьи 199 данного Кодекса»;

— Определение КС РФ от 24.03.2015 N 555-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Рыловой Лидии Григорьевны на нарушение ее конституционных прав статьей 168, пунктом 2 статьи 170, статьей 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также пунктом 6 статьи 3 Федерального закона «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации»;

— Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2015) (утв. Президиумом ВС РФ 26.06.2015) (см. вопрос 1);

— Постановление Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (см. п. п. 8, 73, 86 — 88);

— Определение ВС РФ от 19.04.2016 N 310-ЭС16-4730 по делу N А08-4278/2015 (о пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании договора недействительным по основанию мнимости);

— Определение ВС РФ от 08.08.2016 N 307-ЭС16-8690 по делу N А56-13321/2015 (о пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании недействительными (ничтожными, притворными) договоров оказания услуг на основании счетов-оферт);

— Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 29.07.2016 N Ф02-3752/2016 по делу N А19-1813/2015 (о признании недействительным агентского договора, применении последствий недействительности сделки);

— Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 15.08.2016 N Ф04-2681/2016 по делу N А03-16481/2014 (о признании недействительной сделки по вступлению должника в состав участников общества и передаче в уставный капитал недвижимого имущества, применении последствий недействительности сделки в виде изъятия у общества и возврата имущества должнику);

— Постановление Арбитражного суда Московского округа от 16.08.2016 N Ф05-4717/2014 по делу N А40-97741/2012 (о признании недействительными договора поставки и дополнительного соглашения к нему);

— Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 09.08.2016 N Ф03-2475/2016 по делу N А24-2910/2011 (о признании недействительной (ничтожной) сделки должника по перечислению денежных средств в счет взаиморасчетов по договору процентного займа);

— Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 29.07.2016 N Ф04-3387/2016 по делу N А27-5053/2015 (о признании недействительным заключенного должником договора подряда и применении последствий его недействительности в виде взыскания в конкурсную массу должника денежных средств).

Источник: http://grazhkod.ru/chast-pervaya/razdel-1/podrazdel-4/glava-9/paragraf-2/statya-170-gk-rf

Верховный суд рассказал, как признавать сделку мнимой

Совершена ли сделка только для вида или стороны действительно желают ее исполнения? Точного ответа на этот вопрос нет, в каждом случае суд исследует доказательства и исходя из них делает тот или иной вывод. При этом если юридически значимые обстоятельства не были установлены, а действиям сторон не дана оценка, дело подлежит пересмотру. Об этом и сообщил недавно Верховный суд.

Игорь Марченко* на «Тойоте» въехал в «ВАЗ» Ивана Комова*. У Марченко не было ОСАГО, а значит, ему придется возмещать Комову ущерб из собственных средств. Пока он этого не сделал, при этом продал свою «Тойоту» матери за 100 000 руб. Комов решил, что сделка купли-продажи является мнимой и совершена лишь чтобы избежать возможного взыскания на автомобиль. Он пришел к такому выводу, поскольку стороны являются близкими родственниками, а договор купли-продажи заключен через неделю после ДТП. Поэтому Комов обратился в суд с требованием признать указанный договор недействительным, применить последствия недействительности ничтожной сделки и взыскать судебные расходы.

В суде выяснилось, что деньги по сделке не передавались, у матери Марченко нет водительских прав, автомобиль все еще находится в распоряжении Марченко, который допущен к его управлению и продолжает им пользоваться. Тем не менее Грязинский городской суд Липецкой области, а вслед за ним и судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в удовлетворении иска отказали. Суды сочли, что истец не представил доказательств мнимости сделки. По их мнению, родственные отношения между продавцом и покупателем ничего не подтверждают. Также судами отмечено, что об исполнении договора свидетельствует факт перерегистрации машины в ГИБДД и покупка матерью ответчика ОСАГО.

Читайте так же:  Неявка в суд в связи с беременностью

Тогда Комов обратился с кассационной жалобой в ВС. Тот решил, что действия ответчиков по заключению договора купли-продажи не были исследованы с учетом всех обстоятельств. По мнению ВС, апелляция не определила цель, которую преследовали стороны. В апелляционном определении нет результатов оценки каждого из представленных доказательств в отдельности, а также их взаимосвязи. Поэтому ВС отменил это определение и направил дело на новое рассмотрение в суд второй инстанции (№ 77-КГ17-22).

ВИДЕОЛЕКЦИИ LF ACADEMY

«Это дело является типичным примером попытки защитить свое имущество от обращения на него взыскания. Поскольку суды не установили действительную правовую волю сторон, направленную на исполнение сделки, не дали полной оценки всем доказательствам и показаниям свидетелей, суд направил дело на новое рассмотрение», – отметила старший юрист «ФБК Право» Елизавета Капустина. «Подход ВС призывает суды нижестоящих инстанций при рассмотрении дел, в которых поведение сторон в значительной мере обусловлено мотивационными факторами, отходить от формальной оценки доказательств и досконально исследовать все обстоятельства дела», – заявил партнер, руководитель практики «Судебные споры и банкротство» Althaus Group Андрей Бежан. При этом советник практики разрешения споров Lidings Александр Попелюк считает, что вероятность сохранения апелляционным судом отказного решения в силе весьма реалистична.

Все юристы сошлись на то, что это дело крайне ценно для правоприменения. «Определение ВС имеет важное правовое значение. Оно не только защищает права конкретного истца, но и упорядочивает гражданские правоотношения. Это определение напомнит гражданам, решившим уйти от ответственности посредством недобросовестного поведения, о неотвратимости наказания», – уверен директор ООО «Центр правового обслуживания» Анна Коняева. «Чаще всего сделки по выводу активов должника вне дел о банкротстве оспариваются на основании ст. 10 и ст. 168 ГК как совершаемые исключительно во вред кредиторам. В этом же деле ВС указал на необходимость применения ст. 170 ГК, квалифицировав сделку в качестве мнимой. Такой подход можно поприветствовать», – заявил юрист практик «Сделки и Корпоративное право» и «Разрешение споров» санкт-петербургского офиса ЮФ «Борениус» Артем Берлин.

* имя и фамилия изменены редакцией

Источник: http://pravo.ru/story/view/145387/

Мнимая сделка постановление пленума верховного суда

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения о рассмотрении судами дел о недействительных сделках

I. Основные положения о рассмотрении судами дел о недействительных сделках

Сделки, которые имеют определенный порок (несоответствие правовым актам содержания сделки, ненадлежащий субъектный состав, несоответствие воли и волеизъявления, ненадлежащая форма), в силу его наличия признаются недействительными. Гражданское законодательство предусматривает деление недействительных сделок на оспоримые и ничтожные. Оспоримая сделка недействительна в силу признания ее таковой судом, а ничтожная — в силу предписаний закона, то есть независимо от факта судебного признания (пункт 1 статьи 166 Гражданского кодекса РФ).

Непосредственно соответствующими статьями параграфа 2 главы 9 ГК РФ установлены различные основания недействительности.

При применении норм о недействительности сделок необходимо учитывать разъяснения Пленума ВАС РФ и Президиума ВАС РФ, выработанные при обобщении практики арбитражных судов по спорам, связанным с применением норм о различных основаниях признания сделки недействительной:

Видео (кликните для воспроизведения).

1. Перечень обстоятельств, заблуждение в отношении которых имеет существенное значение и может являться основанием для признания сделки недействительной, содержащийся в статье 178 ГК РФ, носит примерный характер. В случае, когда заблуждение относительно личности другой стороны имеет существенное значение, оно может являться основанием для признания сделки недействительной как совершенной под влиянием заблуждения. Между тем, заблуждение относительно правовых последствий сделки не является основанием для признания ее недействительной по статье 178 ГК РФ (пункты 2, 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 N 162 «Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации»);

2. Обман при совершении сделки (статья 179 ГК РФ) может выражаться в намеренном умолчании лица об обстоятельствах, о которых оно должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота; в совершении сделки под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны (органа юридического лица) с другой стороной (пункты 7, 10 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 N 162 «Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации»);

3. При определении сферы применения статьи 169 ГК РФ судам необходимо исходить из того, что в качестве сделок, совершенных с указанной целью, могут быть квалифицированы сделки, которые не просто не соответствуют требованиям закона или иных правовых актов (статья 168 ГК РФ), а нарушают основополагающие начала российского правопорядка, принципы общественной, политической и экономической организации общества, его нравственные устои. К названным сделкам могут быть отнесены, в частности, сделки, направленные на производство и отчуждение определенных видов объектов, изъятых или ограниченных в гражданском обороте (соответствующие виды оружия, боеприпасов, наркотических средств, другой продукции, обладающей свойствами, опасными для жизни и здоровья граждан, и т.п.); сделки, направленные на изготовление, распространение литературы и иной продукции, пропагандирующей войну, национальную, расовую или религиозную вражду; сделки, направленные на изготовление или сбыт поддельных документов и ценных бумаг (пункт 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 10.04.2008 N 22 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с применением статьи 169 Гражданского кодекса Российской Федерации»);

Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорным вопросам при рассмотрении судами дел о недействительных сделках, а именно:

— недействительность сделок, заключенных ненадлежащей стороной;

— притворные или мнимые сделки;

— недействительность сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта;

— недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка или нравственности;

— последствия совершения сделки в отношении имущества, распоряжение которым запрещено или ограничено;

— недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения;

— недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств;

— сроки исковой давности по недействительным сделкам.

II. Выводы судов по спорным вопросам недействительности сделок

1. Недействительность сделок, заключенных ненадлежащей стороной

1.1. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 29.01.2014 по делу N А19-6144/2013

Исковые требования:

Фирма «Фельдман & Штейнке ГмбХ» (цедент) обратилась в суд к ООО «Байкальская лиственница» (цессионарию) с требованием о признании недействительным договора уступки прав (требований), заключенного между сторонами, ссылаясь на совершение спорной сделки управляющим фирмы под влиянием угрозы со стороны третьих лиц и нахождения в состоянии временной недееспособности (статьи 177, 179 ГК РФ).

Решение суда:

В удовлетворении исковых требований отказано.

Позиция суда:

Суд отклонил ссылки цедента на совершение им сделки в момент нахождения его управляющего в состоянии, когда он не был способен осознавать значение своих действий или руководить ими, то есть с пороком воли, поскольку такие доводы не нашли своего подтверждения в материалах дела, а основаны лишь на пояснениях цедента. Кроме того, каких-либо доказательств высказывания со стороны третьих лиц угрозы насилием в отношении управляющего, в частности, обращения в правоохранительные органы либо в консульство с соответствующим заявлением, цедент не назвал и не представил.

Таким образом, цедентом не представлены доказательства, бесспорно подтверждающие совокупность фактов, свидетельствующих о наличии реальной, серьезной, осуществимой и противозаконной угрозы управляющему со стороны третьих лиц, и неспособность последнего на момент заключения спорной сделки осознавать значение своих действий или руководить ими.

1.2. Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 13.12.2013 по делу N А64-205/2013

Исковые требования:

ОАО «Сбербанк России» (кредитор) обратился в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов ООО «Тамбовтехцентр» (должника, заемщика) задолженности по кредитным договорам, по судебным расходам за рассмотрение дела как обеспеченных залогом с возможной корректировкой в последующем в зависимости от фактической цены реализации заложенного имущества по договору ипотеки.

Читайте так же:  Госпошлина на получения разрешения на оружие

Конкурсный управляющий ООО «Тамбовтехцентр» Козлов Д.А. обратился в суд с заявлением о признании недействительными договора об ипотеке, договора поручительства, заключенных между ООО «Тамбовтехцентр» и ОАО «Сбербанк России».

Решение суда:

В удовлетворении заявления конкурсного управляющего ООО «Тамбовтехцентр» Козлова Д.А. отказано. В реестр требований кредиторов ООО «Тамбовтехцентр» включено требование ОАО «Сбербанк России» в полном объеме.

Позиция суда:

Отказывая в удовлетворении заявления конкурсного управляющего должника о признании недействительными договора об ипотеке, договора поручительства заключенных между ООО «Тамбовтехцентр» (заемщиком, должником) и ОАО «Сбербанк России» (кредитором), суд исходил из отсутствия достаточных доказательств, подтверждающих, что ООО «Тамбовтехцентр» на момент совершения оспариваемых сделок обладало признаками неплатежеспособности или недостаточности имущества, а также доказательств, подтверждающих, что кредитор как другая сторона сделки знал или должен была знать о цели причинения имущественного вреда кредиторам должника.

Кроме того, вопреки позиции конкурсного управляющего, сославшегося на пункты 1 и 3 статьи 177 ГК РФ, представившего в обоснование указанного довода заключение судебно-психиатрического эксперта в отношении председателя собрания должника и сделавшего вывод о том, что последний не мог адекватно оценивать юридическую сторону своих действий, прогнозировать последствия и был лишен способности понимать значение своих действий и руководить ими при совершении сделок в указанный период, суд, обратил внимание на то, что оспариваемые договоры со стороны ООО «Тамбовтехцентр» подписаны другим лицом (генеральным директором), а мировое соглашение, утвержденное определением арбитражного суда, по которому ООО «Тамбовтехцентр» признало задолженность перед кредитором по оспариваемым договорам поручительства и ипотеки, подписан после периода, в котором проводилась судебно-психиатрическая экспертиза, в связи с чем отсутствуют основания для признания оспариваемых договоров недействительными по основанию, предусмотренному статьей 177 ГК РФ.

1.3. Постановление ФАС Московского округа от 19.05.2014 N Ф05-3955/12 по делу N А40-64149/11

Исковые требования:

2. Притворные или мнимые сделки

2.1. Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 26.09.2014 по делу N А79-9743/2013

Исковые требования:

ОАО АКБ «ЧУВАШКРЕДИТПРОМБАНК» (кредитор) обратилось в суд к ООО «Сервисторг» (заказчику, комитенту), ОАО «Молочный завод «Цивильский» (исполнителю, комиссионеру, должнику) с требованием о признании недействительными (ничтожными) заключенных между ответчиками договора на выполнение работ по переработке давальческого сырья и договора комиссии.

Решение суда:

Исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Позиция суда:

Установив, что накладные, оформленные ответчиками на передачу молочной продукции от ОАО «Молочный завод «Цивильский» (исполнителя) ООО «Сервисторг» (заказчику) по договору на переработку давальческого сырья, и накладные, оформленные на передачу этой же молочной продукции от ООО «Сервисторг» (комитента) ОАО «Молочный завод Цивильский» (комиссионеру) по договору комиссии, не подтверждают фактическое исполнение этих договоров, так как в отсутствие сырья молочная продукция в рамках договора на переработку давальческого сырья не могла быть изготовлена и, соответственно, не могла быть впоследствии передана для реализации в рамках договора комиссии, суд пришел к выводу, что спорные договоры были заключены без цели их реального выполнения, носят формальный характер, сделки совершены лишь для вида, без намерения создать соответствующие им правовые последствия и являются недействительными в соответствии с пунктом 1 статьи 170 ГК РФ.

Таким образом, сделки по передаче имущества в хозяйственное ведение предприятия и его отчуждению индивидуальному предпринимателю носят притворный характер и прикрывают собой сделку по отчуждению муниципального имущества (земельного участка) в собственность предпринимателя в нарушение требований действующего законодательства.

2.3. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 31.10.2014 N Ф05-11982/2014 по делу N А40-3520/14-26-24

Исковые требования:

ОАО «Фирма «Энергозащита» (субподрядчик) обратилось в суд к ФГУП «Главное управление инженерных работ N 2 при Федеральном агентстве специального строительства» (генеральному подрядчику) с требованиями о признании недействительным пункта договора субподряда и применении последствий недействительности сделки путем обязания ответчика возвратить все удержанное по названному пункту договора.

Решение суда:

В удовлетворении исковых требований отказано.

Позиция суда:

Доступ к полной версии этого документа ограничен

Ознакомиться с документом вы можете, заказав бесплатную демонстрацию систем «Кодекс» и «Техэксперт» или купите этот документ прямо сейчас всего за 49 руб.

Источник: http://docs.cntd.ru/document/420246076

Мнимые и притворные сделки: их признаки, отличия, последствия совершения в гражданском праве

Здравствуйте, уважаемые читатели! Мы продолжаем разбирать тему недействительных сделок. В этот раз поговорим про мнимые и притворные сделки в гражданском праве, разберемся, чем они отличаются друг от друга, каковы последствия их совершения, проанализируем конкретные примеры.

Судебная практика по этим вопросам активно развивается. Ключевые разъяснения даны в п. 86-88 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Практика ВС РФ и нижестоящих судов достаточно обширна. И не стоит забывать про изменения ст. 170 ГК РФ.

Статья предполагает, что вы знакомы с общими правилами недействительности. Если это не так, то сперва прочитайте вот этот пост.

Не буду тянуть кота за хвост, начнем.

Понятие и сущность мнимых и притворных сделок

Было время, когда сделки, совершенные без намерения вызвать соответствующие юридические последствия, не делили на мнимые и притворные. Признавали только притворные или, по-другому, симулятивные сделки. Мнимые выделили позже.

Сущность их очень похожа, в этом основная причина. Обе недействительны из-за сознательного противоречия между волей и волеизъявлением сторон. Под волей здесь стоит понимать внутреннее намерение лица создать те или иные правовые последствия. Волеизъявлением является внешнее выражение этого намерения, например, договор.

В нормальной ситуации воля и волеизъявление совпадают: один человек хочет продать вещь, другой — купить её, и они заключают договор купли-продажи. Покупатель оплачивает покупную цену, продавец передает ему вещь в собственность, все довольны.

Но случается, что люди умышленно искажают свое волеизъявление таким образом, чтобы ввести окружающих в заблуждение. При таком расхождении приоритет всегда имеет воля, а не волеизъявление.

Мнимая сделка совершается лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия (п. 1 ст. 170 ГК РФ).

В этом случае волеизъявление сделано, но в действительности стороны не хотят возникновения каких-либо правовых последствий.

Притворная сделка заключается с целью прикрыть другую, в том числе совершенную на иных условиях (п. 2 ст. 170 ГК РФ).

Волеизъявление тоже сделано, но в действительности стороны желают наступления юридических последствий, соответствующих другому виду сделок.

Иллюстрация: pixabay.com И мнимые, и притворные сделки ГК РФ признает ничтожными, т. е. недействительными с момента совершения независимо от признания их таковыми судом.

Теперь разберем каждую разновидность подробнее.

Особенности мнимых сделок

Существует мнимая сделка только на бумаге. Стороны придают внешнюю видимость её наличия, но на самом деле не желают наступления каких-либо гражданско-правовых последствий. Делать это они могут по разным причинам. Чаще всего это цель ввести в заблуждение третьих лиц или государственные органы (контрагентов, кредиторов, налоговых органов, судов, судебных приставов-исполнителей и т. д.)

По внешнему выражению сделки обычно нельзя понять, что она мнимая. На её восприятие, как нормальной, и рассчитывают стороны. Поэтому мнимость можно установить лишь при исследовании и оценке фактических обстоятельств, связанных с заключением и исполнением сделки.

Сделать это не всегда просто. При наличии лишь косвенных доказательств важно определить, есть ли третье лицо, чьи интересы нарушает спорная сделка. Если есть, то это может стать веским поводом для суда квалифицировать её как недействительную по п. 1 ст. 170 ГК РФ.

Одно из обязательных условий для признания сделки мнимой — наличие умысла у всех сторон. Если хоть одна рассчитывает на наступление юридических последствий, то это основание недействительности неприменимо.

Читайте так же:  Как правильно писать доверенность на получение документов

Для пущей убедительности стороны могут даже формально исполнить свои обязательства, на что обращает внимание абз. 2 п. 86 Постановления Пленума ВС РФ № 25. Например, может быть оформлен фиктивный акт приема-передачи имущества по договору купли-продажи, но фактически контроль над вещью сохраняется у продавца.

Иногда переход права собственности на имущество могут зарегистрировать в правоустанавливающих реестрах (ЕГРН, ЕГРЮЛ, реестре акционеров и т. д.) Но это не препятствует признанию сделки недействительной, на что прямо указано в абз. 3 п. 86 Постановления Пленума ВС РФ № 25.

Не путайте мнимость с неисполнением сделки. В первом случае участники сознательно не желают наступления правовых последствий. Во втором они просто ведут себя недобросовестно и нарушают взятые на себя обязательства.

Каких-то заранее установленных критериев для разграничения между ними нет. В каждом конкретном случае нужно отдельно разбираться в причинах пассивного поведения. Но неисполнение договора всеми сторонами в течение длительного времени должно насторожить, поскольку является одним из признаков мнимости.

Доказательством «нормальности» сделки может быть совершение юридических действий, направленных на достижение конкретного результата:

  • направление контрагенту претензии с требованием погасить долг или предъявление иска в суд;
  • совершение действий, направленных на исполнение обязательств: оформление актов приема-передачи, счетов, актов сверки, платежных поручений и т. д.;
  • хотя бы частичная оплата по договору;
  • государственная регистрация перехода прав на имущество.

Но стоит помнить, что исполнение тоже может быть формальным. Как отметил ВС РФ:

«Обе стороны мнимой сделки стремятся к сокрытию ее действительного смысла. Совершая сделку лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся. Расхождение волеизъявления с волей устанавли­вает суд путем анализа фактических обстоятельств, подтверждающих реальность намерений сторон. Для этого суду необходимо оценить совокупность согласующихся между собой доказательств, которые представляют лица, участвующие в деле. Суд не вправе уклониться от оценки таких доказательств» ( Определение ВС РФ от 25.07.2016 по делу № 305-ЭС16-2411 ).

Главное в таких делах — установить наличие или отсутствие фактического намерения сторон на исполнение своих обязательств по договору и создание соответствующих правовых последствий.

Примеры мнимых сделок

Очень часто с целью избежать обращения взыскания на имущество должник заключает мнимую сделку по его купле-продаже или дарению с другим лицом. В действительности покупатель ничего не платит, имущество ему (или одаряемому) не передается.

Для придания убедительности стороны могут формально исполнить свои обязательства. Или даже реально. Продавец (даритель) может действительно передать имущество во владение покупателю (одаряемому) и при необходимости зарегистрировать переход права собственности в реестре.

Вот только приобретателем оказывается, как правило, родственник, другой близкий человек или аффилированная компания. С таким сокрытием имущества суды активно борются. Даже если не получается доказать отсутствие воли на исполнение сделки, но установлена цель вывести имущество из-под взыскания, суд все-равно признает её ничтожной по ст. 10 и ст. 168 ГК РФ.

Другим распространенным примером является заключение мнимой сделки для создания искусственной задолженности. Контрагентом по ней оказывается дружественный кредитор, который стремится получить контроль над процедурой банкротства должника.

Иллюстрация: pixabay.com Вот ещё примеры:
  • в компании создается формальный документооборот, но реальных хозяйственных операций не осуществляется;
  • подписание соглашения о зачете встречных требований, которых в действительности не существует;
  • договор дарения доли в ООО, когда даритель фактически остается участником, а одаряемый не обращается в суд за защитой своих прав.

Одним из ключевых обстоятельств для признания сделки ничтожной по п. 1 ст. 170 ГК РФ является отсутствие её фактического исполнения. Его наличие препятствует признанию сделки недействительной по этому основанию.

Особенности и примеры притворных сделок

При совершении притворной сделки стороны намеренно искажают свое волеизъявление так, чтобы сделка, которую они желали заключить на самом деле, выглядела внешне, как другая.

Здесь стороны уже рассчитывают на наступление правовых последствий, но не тех, которые влечет внешнее волеизъявление. Они, опять же, хотят ввести в заблуждение третьих лиц.

Притворная сделка должна прикрывать истинную волю всех участников. Намерения только одного из них недостаточно (абз. 1 п. 87 Постановления Пленума ВС РФ № 25).

Например, на практике распространена ситуация, когда договор дарения прикрывают договором купли-продажи по символической цене. В этом случае суд признает куплю-продажу ничтожной и переквалифицирует её на дарение.

Может быть и обратная ситуация, когда дарение прикрывает собой куплю-продажу. Целью может быть, в частности, обход правил о преимущественном праве покупки. Стороны оформляют дарение, но фактически осуществляется оплата.

Для прикрытия участники могут совершить не одну, а несколько притворных сделок. Дела это не меняет — ничтожными признаются все прикрывающие сделки.

В Постановлении Пленума ВС РФ № 25 в качестве примера приводится заключение участником ООО договора дарения части доли в уставном капитале с целью продажи оставшейся части доли в обход правил о преимущественном праве других участников на покупку доли. В этой ситуации суд может признать все сделки как единый договор купли-продажи, совершенный с нарушением преимущественного права.

Вот еще несколько примеров притворности:

  • отчуждение имущества по цене значительно ниже рыночной: договор купли-продажи по одной цене прикрывает куплю-продажу по другой — гораздо большей — цене;
  • прикрытие сделки, заведомо противоречащей основам правопорядка и нравственности, иной сделкой;
  • договор займа, обеспеченный залогом недвижимости, прикрывающий договор купли-продажи квартиры;
  • подписание соглашения об отступном в день заключения кредитного договора, прикрывающего договор купли-продажи имущества.

Притворной является не только сделка, прикрывающая другую, но и прикрывающая такую же, но на иных условиях. Первый пример из списка про заключение договора купли-продажи по заниженной цене как раз об этом. Официально уплачивается символическая цена, всё остальное — в конверте наличными.

Суд в этой ситуации признает совершенной куплю-продажу по реальной цене.

Иллюстрация: pixabay.com

Переквалификация притворной сделки

Последствием совершения притворной сделки является её ничтожность и переквалификация. Суд не уничтожает сделку полностью, а признает совершенной ту, которую стороны имели в виду в действительности — прикрываемую. И далее оценивает её по установленным для неё правилам.

Такое последствие отличает притворность от всех других оснований недействительности. Это, пожалуй, единственный случай, когда недействительность не влечет за собой реституцию. При заключении мнимой сделки она еще может быть, например, если была передача имущества. А тут такого нет.

Прикрываемая сделка тоже проверяется, но уже на соответствие правилам, установленным для неё. Если будут выявлены пороки, то она тоже может быть признана недействительной, но уже по самостоятельному основанию.

Например, стороны вместо договора дарения заключили договор купли-продажи по символической цене. Суд это устанавливает, уничтожает прикрывающую сделку, а прикрываемую квалифицирует как договор дарения. Но если сторонами являются коммерческие организации, то дарение суд тоже может признать ничтожным, если это нарушает законодательный запрет, установленный пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ.

В заключение предлагаю посмотреть небольшой ролик по рассматриваемым вопросам от А. В. Егорова (к. ю. н., председатель Попечительского совета Ассоциации выпускников РШЧП, член Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства).

На этом тему мнимых и притворных сделок можно закончить, надеюсь она стала для вас понятнее и поможет в будущем. Подписывайтесь на e-mail-рассылку и мою страничку «ВКонтакте» , чтобы не пропустить выход новых материалов. До встречи в новых статьях.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://lawyerlife.ru/grazhdanskoe-pravo/mnimye-i-pritvornye-sdelki-v-grazhdanskom-prave.html

Мнимая сделка постановление пленума верховного суда
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here