Мировое соглашение как подозрительная сделка должника

ВС РФ разграничил сделки должника, оспариваемые в деле о банкротстве и в общегражданском порядке

ВС РФ напомнил судам, что заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством, предъявляемые другими, помимо арбитражного управляющего, лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности.

Реквизиты судебного акта

ООО «Фирма Строительство и Инвестиции», ООО «КомплексСтрой»

Суть дела

Общество «Фирма Строительство и Инвестиции» (далее — продавец, фирма) и общество «КомплексСтрой» (далее — покупатель, общество) 01.02.2006 заключили договор купли-продажи недвижимого имущества — 1/2 доли нежилого здания общей площадью 1 800 кв. м стоимостью 14 млн руб. и со сроком оплаты в течение 12 месяцев с момента подписания договора.

В июне 2006 г. фирма и общество заключили дополнительное соглашение (далее — дополнительное соглашение) к вышеуказанному договору купли-продажи, в соответствии с которым стоимость недвижимого имущества была изменена и составила 1,5 млн долл. США, а также установлен новый срок оплаты — 48 месяцев с момента подписания договора купли-продажи.

В ноябре 2011 г. гражданин К. — участник общества-покупателя с долей 16,66% в уставном капитале — обратился с заявлением о выходе из состава участников общества и о выплате ему действительной стоимости доли. Однако общество отказалось это сделать. В итоге арбитражный суд в решении от 02.08.2013 по делу № А40-90305/12 взыскал с общества денежные средства по оплате действительной стоимости доли К.

Затем К. обратился с иском о признании недействительным (ничтожным) дополнительного соглашения, заключенного между фирмой и обществом. Он ссылался на то, что оспариваемое дополнительное соглашение фактически было заключено в 2012 г. после его обращения с заявлением о выходе из состава участников и выплате ему действительной стоимости доли, и утверждал, что ответчики, заключив спорное соглашение, не имели намерения его исполнять. Их действительная воля была направлена на уклонение общества от исполнения обязанностей по выплате действительной стоимости доли К. Увеличив цену сделки по отчуждению имущества, ответчики, по мнению истца, злоупотребили своим правом.

Позиция судов

Суд первой инстанции оставил исковые требования К. без рассмотрения на основании п. 4 ч. 1 ст. 148 АПК РФ. Он посчитал требование истца подлежащим рассмотрению в соответствии с п. 1 ст. 126 и п. 1 ст. 134 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) в деле о банкротстве общества. В обоснование данного вывода суд сослался на п. 34 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», в котором разъяснено, что с даты принятия судом решения о признании должника банкротом все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

При этом суд исходил из того, что требование К. является реестровым. С момента открытия конкурсного производства, в случае признания сделки по передаче должнику недвижимого имущества недействительной, происходит трансформация неденежного требования о возврате имущества покупателем (должником) в денежное требование по возврату стоимости этого имущества. Решение суда первой инстанции поддержали апелляция и кассация.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

ВС РФ признал обоснованными доводы кассационной жалобы К. Вслед за кассатором ВС РФ отметил, что нижестоящие инстанции, во-первых, не учли того обстоятельства, что исковое требование о признании недействительным дополнительного соглашения заявлено на основании ст. 166, 168 ГК РФ как сделки, нарушающей требования гражданского законодательства. В связи с чем заявленный К. иск не может быть рассмотрен в деле о банкротстве и подлежит рассмотрению по существу в исковом производстве вне рамок дела о банкротстве общества. Во-вторых, суды неправильно определили требование К. о признании недействительным дополнительного соглашения реестровым. В случае удовлетворения такого требования новых обязательств по уплате денежных средств для должника в деле о банкротстве не возникает.

Как указывал К., иск о признании недействительным дополнительного соглашения заявлен им на основании ст. 166, 168 ГК РФ, а не положений Закона о банкротстве. При этом он обратился в арбитражный суд ранее, чем было подано заявление о признании общества банкротом. Указанным доводам К. о правовых основаниях заявленного им иска о признании дополнительного соглашения недействительным, дате обращения в суд с иском и наличии интереса в оспаривании сделки нижестоящие суды должной оценки не дали.

Кроме того, ВС РФ обратил внимание на то, что поводом для обращения К. с иском по настоящему делу являлось то обстоятельство, что определением арбитражного суда в третью очередь реестра требований кредиторов включено требование кредитора-фирмы — в размере 29 млн руб., как неустойки, начисленной этим лицом на основании оспариваемого К. дополнительного соглашения.

Источник: http://www.eg-online.ru/article/378832/

ВС отменил мировое соглашение кредитора и должника

«Фармстандарт» в ноябре 2015 года в судебном порядке взыскивал с компании «Интермедсервис» более 100 млн руб. задолженности и неустойки по договору поставки. В июне 2016 года суд прекратил производство по делу в связи с утверждением мирового соглашения, которое предусматривало проведение зачета встречных однородных требований (дело № А40-231052/2015).

А в июле того же 2016 года в отношении «Интермедсервиса» было инициировано банкротное дело. В реестр кредиторов в марте 2017 года вошли «СК «Ойлер Гермес Ру» и Сбербанк России, а в мае – сам «Фармстандарт». Его требования были основаны на мировом соглашении. В июле АСГМ ввел в отношении должника конкурсное производство. После этого кредиторы оспорили в кассации решение суда, который в июне 2016 года утвердил «мировую» между «Фармстандартом» и «Интермедсервисом».

Они указали на недействительность сделки: она совершена в течение шести месяцев до принятия судом заявления о признании должника банкротом и привела к тому, что «Фармстандарту» оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством о банкротстве.

Однако АС Московского округа решение отменять не стал. Суд отметил: при утверждении мирового соглашения АСГМ исходил из того, что его условия не нарушают права и законные интересы других лиц и не противоречат закону, а также отвечают требованиям, предъявляемым к форме и содержанию мирового соглашения. При этом кредиторы, которые оспорили решение суда, не предоставили доказательств наличия в действиях ответчика при заключении мирового соглашения признаков злоупотребления правом, равно как и доказательств того, что соглашение обладает признаками, указанными в ст. 61.2 или 61.3 закона о банкротстве.

Читайте так же:  Значение морального вреда

Тогда Сбербанк и «СК «Ойлер Гермес Ру» обратились в Верховный суд, где все же добились своего. Экономколлегия по результатам рассмотрения их жалобы приняла решение отменить акты судов нижестоящих инстанций и отправить дело на новое рассмотрение.

Источник: http://pravo.ru/news/201345/

Мировое соглашение как крупная сделка и сделка, в которой имеется заинтересованность

Вопрос о правовой природе мирового соглашения в судебной практике относится к числу дискуссионных. Современное российское законодательство предусматривает два вида соглашений: мировые соглашения, заключаемые в процессе судебного (юрисдикционного) разрешения споров (так называемые судебные мировые соглашения) и мировые соглашения, заключаемые в рамках несостоятельности (банкротства).

Первый вид мировых соглашений регулируется Гражданским процессуальным и Арбитражным процессуальным кодексами, а также Федеральным законом от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», Законом РФ от 7 июля 1993 г. N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже». Второй вид — Федеральным законом от 26 октября 2002 г. N 127 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Кроме этого на основании принципа свободы договора, устанавливаемого ст. 421 Гражданского кодекса РФ, допускается также заключение между должником и кредитором мирового соглашения третьего вида – внесудебного мирового соглашения. Поскольку оно соответствует признакам сделки, содержащимся в ст. 153 Гражданского кодекса РФ, то к таким мировым соглашениям подлежат применению общие положения Гражданского кодекса РФ о сделках, об обязательствах, о договорах, а также иные общие положения гражданского законодательства.

Рассмотрим же правовую природу судебного мирового соглашения. К сожалению, в российском законодательстве отсутствуют как и общие положения о мировых соглашениях, так и положения о возможности распространения на указанные соглашения норм об оспаривании сделок. Очевидным кажется вывод о том, что мировые соглашения должны регулироваться положениями законодательства о гражданско-правовых сделках. Однако правоприменительная практика крайне противоречива. Например, Арбитражный суд Московской области по одному из дел об оспаривании мирового соглашения указал, что мировое соглашение не является гражданско-правовой сделкой, а имеет процессуальную природу, так как правовые последствия влечет за собой не само мировое соглашение, а определение суда об утверждении мирового соглашения (Постановление Арбитражного суда Московской области от 17.12.2012 N Ф03-5467/2012).

Однако с таким выводом суда можно не согласиться, ведь гражданскому законодательству известны и двух- , и многосторонние сделки, которые порождают правовой эффект не после того, как стороны согласовали свои волеизъявления, а после издания акта государственной регистрации. При этом необходимость совершения, к примеру, акта регистрации сделки тем не менее не влечет изменение правовой природы такой сделки.

В другом деле Федеральный арбитражный суд Московского округа указал на то, что дело о применении последствий недействительности мирового соглашения не подлежит рассмотрению в арбитражном суде в порядке искового производства, а может быть предметом рассмотрения только в рамках дела, по которому такое мировое соглашение утверждено.

Интересным, но заслуживающим отдельного рассмотрения представляется вопрос об условиях мирового соглашения как сделки, в том числе о перечне условий, которые будут существенными. В числе таких условий необходимо назвать условие о предмете договора — то есть о взаимных уступках, на которые стороны обязательства идут для урегулирования спора. Таким образом, соглашение, в котором каждая из сторон обязательства по договору лишь подтверждает фактически имеющиеся между ними обязательства, не будет обладать признаками мирового соглашения.

Для судебных мировых соглашений характерно то, что самого факта согласования волеизъявлений сторон мирового соглашения для порождения правовых последствий недостаточно.

Существенной особенностью юрисдикционных мировых соглашений является также и порядок их оспаривания — принцип невозможности оспаривания мирового соглашения отдельно от судебного акта о его утверждении. Позиция судов (в данном случае арбитражных) при этом сводится в основном к следующему.

В соответствии с ч. 1 ст. 16 Арбитражного процессуального кодекса РФ вступившие в законную силу судебные акты арбитражного суда являются обязательными для органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации. Соответственно определение об утверждении мирового соглашения также обязательно и подлежит исполнению.

Вместе с тем такая позиция имеет свои изъяны. Распространенная среди судебных органов в настоящее время позиция о запрете оспаривания мирового соглашения по общим правилам об оспаривании гражданско-правовых сделок (т.е. отдельно от судебного акта об утверждении такого соглашения) сформирована без учета особенностей мирового соглашения как сделки. Противоположный подход был бы более логичен, тем более, что он не требует внесения изменений в законодательство.

Необходимо обратить внимание также на следующий аспект рассматриваемой проблемы.В соответствии с п. 3 ст. 188 Арбитражного процессуального кодекса РФ жалоба на определение арбитражного суда (которым в том числе может утверждаться мировое соглашение) подается в срок, не превышающий месяца со дня вынесения определения, если иной срок не установлен Арбитражным процессуальным кодексом. То есть в случае, если к юрисдикционным мировым соглашениям будут применять общие положения о недействительности сделок ( в том числе относительно сроков для обжалования) лица, чьи права и законные интересы могут быть нарушены заключением таких мировых соглашений, могут наиболее полным образом защитить свои права и интересы. В настоящее время в случае, если обстоятельства недействительности сделки — мирового соглашения станут известны после истечения срока для обжалования судебного акта, которым оно было утверждено, имеется возможность обжалования соответствующего судебного акта в порядке пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Но обжаловать судебный акт вправе только сторона по делу, а обращаться в суд с иском о признании недействительной сделки вправе любые заинтересованные лица.

Если все же отнести мировые соглашения к гражданско-правовым сделкам, то тогда встает вопрос о соблюдении корпоративного законодательства о порядке совершения крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность.

Ввиду того, что положений о порядке совершения указанных видов сделок, которые были бы едиными для всех юридических лиц, в российском законодательстве не содержится, а имеющиеся критерии отнесения сделок к крупным и к сделкам, в совершении которых имеется заинтересованность, в целом совпадают, в целях иллюстрации правового регулирования этого порядка будут использованы положения Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Так, ст. 46 указанного Федерального закона устанавливает, что крупной сделкой является сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет более 25 процентов стоимости имущества общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении таких сделок, если уставом общества не предусмотрен более высокий размер крупной сделки, при этом не признаются крупными сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности общества.

Читайте так же:  Статус судебного разбирательства

С учетом того что мировое соглашение, исходя из его смысла, по существу может представлять собой, к примеру, отступное, прощение долга, нельзя исключать возможности, что такая сделка может обладать признаками крупной сделки (а равно сделки, в совершении которой имеется заинтересованность).

Позиция о необходимости соблюдения процедуры одобрения мирового соглашения — крупной сделки высказана, например, в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 сентября 2003 г. N 4161/03. По обстоятельствам дела мировое соглашение содержало условие о том, что ответчик обязуется удовлетворить требования истца путем перечисления денежных средств и передачи в собственность нежилого строения. При рассмотрении дела выяснилось, что стоимость здания превышает 25 процентов стоимости имущества общества, следовательно, решение об отчуждении этого имущества должно быть принято в порядке одобрения крупной сделки. Высший Арбитражный Суд РФ в указанном Постановлении, отменяя ранее принятый по делу судебный акт, указал на необходимость проверки того, соответствует ли заключенная сторонами сделка по отчуждению недвижимого имущества порядку совершения крупных сделок, установленному в ст. 46 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Указанная позиция также по существу поддерживается, в частности, в Постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 27 сентября 2001 г. N А05-1334/01-64/21, Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 12 апреля 2005 г. N КГ-А40/2683-05, Постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21 декабря 2006 г. N Ф08-5412/2006.

Вместе с тем необходимо учитывать и условия конкретного мирового соглашения.

Так, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в Постановлении от 11 октября 2006 г. N Ф08-5072/2006, указывая на несостоятельность доводов одной из сторон о необходимости соблюдения для мирового соглашения процедуры совершения крупных сделок, аргументировал свою позицию тем, что мировое соглашение не создает новые обязательства между сторонами, связанные с отчуждением имущества, а направлено на исполнение уже существующих обязательств. В соответствии с обстоятельствами рассматриваемого дела между истцом и ответчиком был заключен договор займа, заемщик обязательства по возврату суммы займа не исполнил, по условиям мирового соглашения заемщик обязался возвратить сумму займа, проценты по займу, а также проценты за пользование чужими денежными средствами. То есть мировым соглашением условия основного обязательства изменены не были.

В случае если стороны в судебном процессе заключают мировое соглашение, которое не направлено на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, а по существу лишь содержит положения, подтверждающие существующие между ними права и обязанности, такое соглашение, как представляется, невозможно рассматривать в качестве мирового соглашения — гражданско-правовой сделки. Следовательно, в этом случае соблюдение порядка одобрения крупной сделки и сделки, в совершении которой имеется заинтересованность, не требуется.

Дискуссионность вопроса о правовой природе мирового соглашения, а главное — позиция об особой природе судебного (юрисдикционного) мирового соглашения, не позволяющая рассматривать это соглашение в качестве гражданско-правового договора, во многом обусловлена тем, что вопросы заключения таких мировых соглашений закрепляются в процессуальном законодательстве, а общие положения о мировом соглашении в Гражданском кодексе отсутствуют, что и приводит к неоднозначным толкованиям закона российскими юристами.

Источник: http://lex-pravo.ru/law-comments/200/7002/

Мировое соглашение при несостоятельности предприятия

В процессе банкротства юридического лица, проводимого арбитражным судом, на каждом из этапов есть вариант оформить мировое соглашение. Что это такое, как протекает процедура несостоятельности после этого, можно ли аннулировать действие соглашения? Отличаются ли условия оформления этой бумаги при несостоятельности кредитной организации?

Закон о банкротстве про мировое соглашение

В законе от 26.10.2002 г. № 127-ФЗ, регламентирующему проведение банкротства, мировому соглашению отведена целая глава — №8. Сторонами соглашения являются сам должник (неважно, физ. или юр. лицо) и представитель от кредиторов и уполномоченных органов.

Решение принимается собранием кредиторов, представителей органов и сочтется принятым исключительно при обстоятельствах, когда одобрение будет получено от всех кредиторов, задолженности перед которыми обеспечиваются залогом собственности банкрота. Важно иметь в виду, что для легитимного решения имеет значение не большинство тех, кто присутствует на собрании и голосует, а именно одобрение от всего количества конкурсных кредиторов и уполномоченных органов.

Если стадия дошла до введения конкурсного производства, тогда определение арбитражного суда будет состоять в том, что принятое раннее решение о присвоении должнику статуса банкрота и введении конкурсного производства отменяется (п. 4 ст. 150 Закона «О банкротстве»).

Суть такого документа следующая: кредиторы соглашаются снять некоторые свои требования, пойдя на уступки, а должник обязуется признать оставшиеся требования и исполнить их в соответствии с условиями, прописанными в тексте договора. Уступки тех, кто жаждет любым путем получить свое, могут оказаться для задолжника весьма выгодными: уменьшат, например, процентные ставки.

Когда можно заключить мировое соглашение при банкротстве юридического лица?

В п.1 ст. 150 Закона № 127-ФЗ сказано, что заключение мирового соглашения разрешено в любой момент рассмотрения дела арбитражным судом. Но не следует упускать из виду, что п. 3 ст. 151 утверждает — мировое соглашение при банкротстве предприятия не заключают, если введен временный управляющий, на всех иных этапах это возможно. Документ этот, по сути являющийся договором, может появиться только в результате обоюдного желания сторон разрешить проблему с целью получения желаемого: кредитор – вернуть свои финансы, пусть даже не полностью, а должник – вернуть платежеспособность и снова работать.

Заключение мирного договора в деле о несостоятельности предприятия

Если банкрот – юридическое лицо, то принять решение о заключении мирового соглашения этим предприятием, равно как и представлять его, имеют право такие должностные лица:

  • глава предприятия или лицо, исполняющие его обязанности;
  • внешний или конкурсный управляющий.

Эти же лица вправе подписывать мировое соглашение от имени предприятия, в отношении которого ведется процесс банкротства. Текст документа непременно должен содержать:

  • требования касательно реструктуризации задолженностей;
  • график погашения.

Критерии подписания соглашения заключаются в том, чтобы положение должника не ухудшилось, а появились стойкие тенденции к стабилизации, и выражаются в следующем:

  • имущество практически разорившегося предприятия, числящееся в залоге, должно сохраниться полностью, без потерь;
  • соблюдались требования законодательных актов РФ по этой теме;
  • в случае отказа одного из кредиторов должна быть предоставлена возможность отстоять документ по решению суда.

Единственный вариант прекратить проведение процедуры банкротства и спасти предприятие – заключить мировое соглашение, но только при условиях выполнения обязательств, закрепленных в этом документе за обеими сторонами. Условия должны быть для всех кредиторов совершенно равные, недопустимо допущение более выгодных условий для некоторых из них.

Нередко в процессе оформления мировых договоренностей участвуют третьи лица, чаще всего это инвесторы, готовые выплачивать долги предприятия – банкрота и выступать поручителями. В качестве третьих лиц допустимо привлечение физ. и юр. лиц как из России, так и и-за рубежа.

Читайте так же:  Правила определяющие срок исковой давности являются

Образец

Такой договор подчиняется по форме составления и по содержанию требованиям ст. 140 АПК РФ, а также ст. 155, ст. 156 Закона «О банкротстве». Специального бланка не существует, но есть основные правила.

Банкротство юридического лица после мирового соглашения

После подписания мирового соглашения должник должен приложить максимум усилий, чтобы процедура несостоятельности не была продолжена, и исполнить все обязательства, возложенные новым обоюдным документом. В ст. 159 Закона №127-ФЗ указано, что с даты утверждения бумаги арбитражным судом управляющий временный, административный, внешний, конкурсный лишаются своих полномочий, и уже сам должник (или третье лицо) начинают исполнять график погашения долгов. Оформить такую бумагу – отличный шанс для любого предприятия восстать из руин.

Когда обусловленные сроки срываются, появляются новые задолженности, то кредиторы (ст. 167 Закона «О банкротстве») наделены правами, не разрывая отношений юридически, апеллировать к арбитражному суду (тому, который вел дело о несостоятельности предприятия) по поводу истребования исполнительного листа на остатки задолженностей.

Расторжение

Одному отдельному кредитору закон не разрешает разорвать мировое соглашение при банкротстве юридического лица (ст. 164 Закона №127-ФЗ), но это допустимо в отношении всех, кому разорившееся предприятие осталось должно при условии, что долги обратившегося по этому поводу одного из кредиторов (или их группы) суммарно составляют не менее 25% от общей массы задолженности.

Заявление от инициатора (или их группы) расторжения документа подается в арбитражный суд, который и принимает решение о прекращении действия мирового соглашения при несостоятельности предприятия.

Срок действия мирового соглашения при банкротстве юридического лица как таковой не существенен и не указывается: все сроки конкретизированы в графике расчетов с кредиторами и уполномоченными лицами органов. Самая дальняя по времени дата и есть срок окончания действия такой бумаги.

Важно в «шапке» вписать дату оформления документа, а при утверждении в арбитражном суде укажут время этого события. Действие бумаги может быть также закончено в результате расторжения.

Мировое соглашение при банкротстве кредитной организации

Кредитные организации при возникновении несостоятельности проходят процесс банкротства несколько по иному сценарию, регламентирование которого подчиняется не только Закону №127-ФЗ, но таких законодательных актов:

Совмещение всех этих правовых актов невозможно в полной мере из-за некоторых нестыковок. Так, если в законе «О банкротстве» (ст. 27) заключение мирового соглашения заявлено как один из вариантов процедур несостоятельности, то в этом же законе п.1 ст. 182 указано, что для кредитных организаций приемлема лишь одна процедура, и это конкурсное производство. Разъяснения по этому поводу единодушны: следует принимать трактовку именно ст. 182, что исключает мировое соглашение применительно к кредитным организациям, в отношении которых открыто дело о несостоятельности.

Видео (кликните для воспроизведения).

Отличие мировой договоренности для кредитных организаций еще и в том, что решение от имени фирмы о заключении документа принимается не руководством организации, а Агентством по реструктуризации кредитных организаций.

Таким образом, мировое соглашение для предприятий – процедура банкротства, регулируемая Законом №127-ФЗ, но для кредитных организаций это процедура реструктуризации, подчиняющаяся действию еще и законов №40-ФЗ, №144-ФЗ. В любом случае, такой документ дает возможность компании восстановиться и продолжить существование.

Источник: http://bankrotstvo-lite.ru/bankrotstvo-yuridicheskih-lits/mirovoe-soglashenie/

Мировое соглашение как подозрительная сделка должника

Прекращение производства по делу о банкротстве в связи с утверждением судом мирового соглашения изменяет период подозрительности для оспаривания сделок должника и, соответственно, позволяет избежать оспаривания этих сделок в новом деле о банкротстве должника.

Согласно п. 2 и 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве сделка с предпочтением (подозрительная сделка) может быть оспорена, если она совершена после принятия судом заявления о признании должника банкротом или в течение шести месяцев до этого.

ФАБУЛА

ПОЗИЦИИ СУДОВ

Суд первой инстанции утвердил мировое соглашение и прекратил производство по делу о банкротстве.
Окружной суд оставил определение суда первой инстанции без изменения.
Коллегия по экономическим спорам Верховного Суда отменила данные судебные акты, отказала в утверждении мирового соглашения и направила дело о банкротстве для возобновления производства по нему.

Источник: http://www.lp.ru/alert_settlement_agreement

Мировое соглашение как подозрительная сделка

Дата публикации: 23.10.2017 2017-10-23

Статья просмотрена: 310 раз

Библиографическое описание:

Калтаускайте А. В. Мировое соглашение как подозрительная сделка // Молодой ученый. — 2017. — №42. — С. 127-129. — URL https://moluch.ru/archive/176/46035/ (дата обращения: 05.02.2020).

Восстановление платежеспособности главнейшее цель в процедуре банкротства. Мировое соглашение является одной из важнейших процедур, применяемых в процессе банкротства. Однако, сегодня нередко встречаются случаи в судебной практике, когда должники и кредиторы злоупотребляют своими правами, которые приводят к нарушениям прав третьих лиц.

Ключевые слова: банкротство, мировое соглашение, кредиторы, должник, аффилированность, несостоятельность, оспаривание

Мировое соглашение — это одна из процедур банкротства, которую можно отнести восстановлению платежеспособности должника, так как она влечет прекращение производства по делу о несостоятельности (банкротстве). Мировое соглашение определяет договоренность должника и кредитора о сроке, порядке и условиях погашения задолженности. Общие положения о мировом соглашении установлены в ст. 150 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» [1].

Оспаривание мирового соглашения, заключенного должником, имеет определенную специфику, которая обусловлена различными причинами. Так, при заключении мирового соглашения имеется возможность влияния на права и законные интересы третьих в результате заключения такового.

Более того у должника помимо «обычных» внешних кредиторов есть ряд аффилированных с ним кредиторов (займы от учредителей, директоров, материнских компаний и т. д.), причем доля такой «внутренней» задолженности может быть очень весомой [10].

При этом, как правило, эти долги основываются не на корпоративных основаниях, а на обычных «общехозяйственных договорах», к примеру, займа, лизинга и т. д. То есть, эти долги подлежат включению в реестр кредиторов наравне с долгами остальных кредиторов.

По сути, единственный вопрос, связанный со статусом аффилированного кредитора в деле о банкротстве, это вопрос о недопустимости утверждения ими мировых соглашений. Именно утверждение мировых соглашений аффилированными кредиторами влечет ущемление иных кредиторов.

Так, в Постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 30.01.2017 № Ф04–6080/2016 по делу № № А02–2082/2016 кассационная инстанция отменила определение об утверждении мирового соглашения, так как оно утверждено кредитором, единственным учредителем которого является учредитель должника, отсутствует экономическое обоснование рассрочки, более того, временным управляющим выявлены признаки вывода должником имущества в пользу данного аффилированного кредитора [2].

Утверждая мировое соглашение, суд только контролирует, чтобы условия, согласованные в нем сторонами, не нарушали права и законные интересы как участвующих в деле о банкротстве лиц, так и иных лиц, не принимавших участия в соглашении. В этом смысле суд является гарантом соблюдения участниками соглашения законодательства и недопущения злоупотребления своими правами со стороны заинтересованных лиц.

Однако, до недавнего времени суды оценивали лишь обоснованность самих условий мирового соглашения, не оценивалась аффилированность лиц, состав кредиторов, даже когда было злоупотребление правом должником и связанными с ним кредиторами (например, они заключают мировое соглашение, предполагающее прощение 99 % от задолженности).

Читайте так же:  Чем грозит нарушение комендантского часа

Независимый кредитор, голосовавший против такого мирового соглашения, может возражать против его утверждения судом, если его условия неисполнимы, экономически необоснованны или не приведут к восстановлению платежеспособности должника.

Впрочем, новая практика рассмотрения подобных дел показывает, что с недавних пор суды все чаще и чаще начинают обращать внимание не только на сами условия мирового соглашения, но и на состав кредиторов, голосовавших за его утверждение. К примеру, суды перераспределяют бремя доказывания обоснованности/ необоснованности условий мирового соглашения (с несогласного кредитора на должника и его аффилированных лиц) или вовсе рассматривая аффилированность кредиторов, утвердивших мировое соглашение, как обстоятельство, свидетельствующее в пользу его неразумности и необоснованности.

К примеру, Постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25.02.2016 № Ф08–648/2016 по делу № А32–16467/2012 суд отказал в утверждении мирового соглашения, предполагающего прощение 80 % долга, поскольку у должника имеется имущество, от реализации которого в конкурсном производстве кредиторы получат больше, чем получают по условиям мирового соглашения [3].

Большинство авторов [9] указывают на то, что законность и обоснованность уже проверены судом при утверждении мирового соглашения и вынесении им соответствующего определения, в связи с чем самостоятельно мировое соглашение недействительным признано быть не может. При этом высказано мнение, согласно которому следует признать возможность при оспаривании определения об утверждении мирового соглашения обосновывать жалобу тем, что соглашение обладает признаками, позволяющими признать такую сделку недействительной в соответствии с главой III.1 Закона о банкротстве [8].

Так, правоприменитель непосредственно учитывает целесообразность мирового соглашения и возможность его исполнения. К примеру, Определением Верховного Суда РФ от 17.05.2016 г. № 305-ЭС16–1045 по делу № А40–95123/2014 было отменено определение об утверждении мирового соглашения, которое предполагало отсрочку уплаты основного долга на 6 лет, а неустоек — на 11 лет. Суд указал, что это экономически нецелесообразно и не обоснованно. Более того, суд отметил, что если голосовали аффилированные лица за утверждение мирового соглашения, то они обязаны были доказать, что голосовали в интересах всех кредиторов [4].

Следует учитывать возможность исполнения утвержденного мирового соглашения. При утверждении мирового соглашения суды исходят из всех обстоятельств дела, возможность получения прибыли должником, сумма таковой возможности.

Так, Постановлением Арбитражного суда Дальневосточного округа от 21.07.2016 № Ф03–3092/2016 по делу № А51–31080/2012 кассационная инстанция отменила определение об утверждении мирового соглашения, предполагающего 3-летнюю отсрочку платежей, поскольку оно было утверждено аффилированными кредиторами должника, отсутствуют доказательства его исполнимости, прекращение дела о банкротстве, может повлечь существенный ущерб для независимых кредиторов должника, поскольку в деле о банкротстве рассматривается обособленный спор о признании недействительном сделки должника на сумму более чем 450 000 000 рублей [5].

Таким образом, отправной точкой является сущность и действительность мирового соглашения, как следствие соблюдение прав всех кредиторов. Большинство авторов [7] приходят к единому выводу, о предназначении, цели данной процедуры — предотвращение ликвидации должника как экономической единицы и восстановление его платежеспособности. Посредством заключения мирового соглашения проводится «чистка», «естественный отбор» рынка товарно-денежных отношений, нерентабельные должники, «тянущие за собой на дно здоровые фирмы», сохранение которых неоправданно, продолжают процедуру банкротства [6]. Поэтому окончание дела о банкротстве мировым соглашением способствует не только поддержке конкретного должника, но и развитию экономических отношений в целом.

Источник: http://moluch.ru/archive/176/46035/

За нами не занимать: оспаривание сделок в банкротстве

Основной целью банкротства является наиболее полное и соразмерное удовлетворение требований кредиторов. Довольно часто решению этой задачи препятствует недостаточность имущества должника. Как правило, причина этого кроется в совершении должником в преддверии банкротства сделок по отчуждению активов, будь то попытка конвертировать активы в денежные средства для стабилизации финансового положения должника или недобросовестные действия по незаконному выводу активов из безнадежного предприятия.

Действующее законодательство о банкротстве имеет ряд инструментов для возврата отчужденных активов в конкурсную массу должника. Так, в 2009 году ФЗ от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) был дополнен новой главой III.1 «Оспаривание сделок должника». Кроме этого, данная глава была существенно расширена и дополнена Постановлением Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 (далее – Постановление № 63). Эффективность этих инструментов, безусловно, зависит от умений и навыков специалистов, их использующих.

Следует отметить, что в рамках дела о банкротстве могут быть оспорены не только сделки в прямом смысле этого слова, но и любые иные действия должника, направленные на ухудшение его финансового положения, например, погашение обязательств в рамках исполнительного производства, уплата налогов, выплаты премий сотрудникам и т. п. [1]

Законодательством выделяются две группы сделок, которые могут быть признаны недействительными в рамках дела о банкротстве. Это подозрительные сделки и сделки с предпочтением. Рассмотрим подробнее особенности каждой группы.

Подозрительные сделки [2]

Во-первых, это сделки с неравноценным встречным исполнением своих обязательств другой стороной сделки. Это означает, что если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, то такая сделка может рассматриваться как подозрительная. Степень равноценности встречного исполнения, как правило, определяется экспертом-оценщиком на момент совершения сделки или сравнением с аналогичными сделками. Периодом подозрительности сделок с неравноценным встречным исполнением является один год до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления.

Наиболее распространенным примером сделки с неравноценным встречным исполнением является пресловутый вывод активов, направленный на спасение ликвидного имущества с тонущего корабля-предприятия. Судебная практика по данному вопросу довольно-таки обширна и однозначна. К примеру, суд признал недействительной сделку по отчуждению объекта недвижимости по причине того, что рыночная стоимость переданного по договору имущества существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств [3] .


Во-вторых, сделки, совершенные в целях причинения имущественного вреда кредиторам, при условии, что другая сторона сделки знала о намерении должника причинить вред кредиторам. Презюмируется, что другая сторона сделки знала о таком намерении должника, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Вред, причиненный имущественным правам кредиторов, понимается как уменьшение стоимости или размера активов должника или увеличение размера требований к должнику. В данном случае период подозрительности – три года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления.

Следует отметить, что цель причинения имущественного вреда предполагается, если выполняется одно из следующих условий:

  • на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества, и сделка была совершена безвозмездно или в отношении заинтересованного лица;
  • сделка направлена на выплату доли в связи с выходом участника из общества;
  • стоимость переданного по сделке или принятых на себя обязательств составляет 20 % или более балансовой стоимости активов должника;
  • должник изменил свое место нахождения без уведомления кредиторов непосредственно перед совершением сделки или после ее совершения, либо скрыл свое имущество, либо уничтожил или исказил правоустанавливающие или иные учетные документы;
  • после совершения сделки по передаче имущества, должник продолжал пользоваться данным имуществом или иным образом осуществлял управление данным имуществом.
Читайте так же:  Судебное заседание процессуальная форма разбирательства дела

Характерный пример совершения сделки с целью причинения имущественного вреда кредиторам – передача активов в залог аффилированной структуре в качестве обеспечения какого-либо обязательства, зачастую фиктивного. Рассмотрим недавний случай из судебной практики [4]

. Должник фактически передал в залог все основные активы, обеспечивающие нормальную хозяйственную деятельность общества. Суд пришел к выводу о том, что совершением оспариваемых операций был причинен вред имущественным правам кредиторов, выразившийся в значительном увеличении размера имущественных требований к должнику. Совокупный размер принятых должником обязательств составил более 20 % от балансовой стоимости активов должника.

Сделки с предпочтением [5]

Еще одним критерием оспоримости сделки является оказание предпочтения отдельному кредитору. Это означает, что должник, имея несколько неисполненных обязательств, осуществляет преимущественное погашение одного из обязательств. По общему правилу, периодом оспоримости таких сделок является один месяц до принятия судом заявления о банкротстве или после такого принятия, за некоторыми исключениями, которые будут рассмотрены ниже. Для признания сделки недействительной по основанию оказания предпочтения необходимо выполнение одного из следующих условий:

  1. Сделка направлена на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором;
  2. Сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредиторов;
  3. Сделка привела или может привести к удовлетворению требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил;
  4. Cделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности, предусмотренной Законом о банкротстве.

Период оспоримости может быть увеличен до шести месяцев, если сделка одновременно удовлетворяет условиям, изложенным в пунктах 1 и 2, или если установлено, что кредитору было известно о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, что предполагается, пока не доказано обратное. Бремя доказывания того, что сделка совершена с оказанием предпочтения, лежит на оспаривающем ее лице.

Последствия признания сделки недействительной [6]

По правилам Гражданского кодекса РФ в отношении сделки, признанной недействительной применяются правила двусторонней реституции, то есть сторонам возвращается все переданное по сделке. В случае невозможности возврата переданного имущества в конкурсную массу, контрагент обязан возместить его действительную стоимость на момент приобретения, а также убытки, вызванные изменением стоимости.

В случае возврата в конкурсную массу полученного по недействительной сделке имущества, кредиторы приобретают право требования к должнику, которое подлежит удовлетворению в порядке, предусмотренном Законом о банкротстве. Очередность удовлетворения таких требований зависит от обстоятельств, на основании которых данная сделка была признана недействительной.

Особо актуальным остается вопрос возврата в конкурсную массу имущества, которое было передано другой стороной сделки второму приобретателю по последующей сделке. Требование о признании первоначальной сделки недействительной предъявляется первому приобретателю. Если первоначальная сделка будет признана недействительной, должник вправе истребовать спорную вещь у ее второго приобретателя посредством предъявления к нему виндикационного иска вне рамок дела о банкротстве. В случае подсудности виндикационного иска тому же суду, виндикационное требование может быть присоединено к требованию о признании сделки недействительной [7]

.

Сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности

Сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности, не могут быть оспорены, если цена имущества или размер обязательств по одной или нескольким сделкам, не превышает один процент балансовой стоимости активов должника. Балансовые показатели крупных предприятий могут быть довольно высокими, вследствие чего под планку обычной хозяйственной деятельности могут быть подогнаны сделки на вполне значительные суммы.

ВАС РФ разъяснил, какие сделки не могут считаться совершенными в процессе обычной хозяйственной деятельности [8]

:

  • платеж со значительной просрочкой;
  • предоставление отступного;
  • не обоснованный разумными экономическими причинами досрочный возврат кредита.

Кроме этого, ВАС РФ указывает, что к сделкам, совершенным в процессе обычной хозяйственной деятельности могут быть отнесены различные платежи по длящимся обязательствам [9]

, например:

  • возврат очередной части кредита в соответствии с графиком;
  • уплата ежемесячной арендной платы;
  • выплата заработной платы;
  • оплата коммунальных услуг;
  • платежи за услуги сотовой связи и Интернет;
  • уплата налогов и т. п.

Бремя доказывания того, что сделка была совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности, возлагается на другую сторону сделки – контрагента должника [10] .

Порядок оспаривания сделок

Заявление об оспаривании сделки может быть подано в процедурах внешнего управления и конкурсного производства. Указанное заявление подается и рассматривается в рамках дела о банкротстве должника. Срок исковой давности исчисляется с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать об обстоятельствах, свидетельствующих о недействительности сделки.

Заявление о признании сделки недействительной может быть подано арбитражным управляющим, как по собственной инициативе, так и по решению собрания или комитета кредиторов. Кроме этого, правом подачи такого заявления наделены конкурсные кредиторы и уполномоченный орган, если размер задолженности перед ними составляет не менее 10 % от всего реестра требований кредиторов.

Право конкурсного кредитора и уполномоченного органа на самостоятельную подачу заявления о признании сделки недействительной было введено лишь недавно Федеральным законом от 22.12.2014 N 432-ФЗ. Это немаловажная регалия, поскольку миноритарные кредиторы зачастую были лишены возможности повлиять на возврат активов в конкурсную массу в силу того, что собрание или комитет кредиторов контролировалось большинством, по тем или иным причинам не заинтересованным в оспаривании определенных сделок.

В заключение хотелось бы отметить, что оспаривание сделок – это очень эффективный инструмент для любого лица, заинтересованного во взыскании задолженности с предприятия-банкрота. К сожалению, судебная практика знает множество случаев отказа в удовлетворении подобных заявлений по причине неграмотной формулировки исковых требований и непонимания процессуальных особенностей такого рода споров. Банкротство – очень специфическая область гражданско-правовых отношений, и использование штатных общепрофильных юристов для участия в банкротном процессе зачастую оборачивается не только отсутствием экономической выгоды, но и серьезными убытками. Автор статьи настоятельно рекомендует привлекать к участию в делах о банкротстве узкопрофильных высококвалифицированных специалистов для достижения максимального экономического эффекта.

[1] П. 3 ст. 61.1 Закона о банкротстве.

[2] Ст. 61.2 Закона о банкротстве.

[3] Постановление Арбитражного суда Московского округа от 08.07.2015 N Ф05-15707/2013 по делу N А41-42650/11

[4] Постановление Арбитражного суда Московского округа от 22.04.2015 N Ф05-3201/2015 по делу N А40-134563/2013

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://www.klerk.ru/law/articles/428812/

Мировое соглашение как подозрительная сделка должника
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here