Компенсация за нарушение интеллектуальных прав

Статья 1301. Ответственность за нарушение исключительного права на произведение

В случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных настоящим Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 настоящего Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:
1) в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;
2) в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения;
3) в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения тем способом, который использовал нарушитель. (Статья в редакции, введенной в действие с 1 октября 2014 года Федеральным законом от 12 марта 2014 года N 35-ФЗ.

Комментарий к статье 1301 Гражданского Кодекса РФ

Комментируемая статья регламентирует ответственность за нарушение исключительного права на произведение. Ранее соответствующее регулирование содержалось в ст. 49 «Гражданско-правовые способы защиты авторского права и смежных прав» Закона 1993 г. об авторском и смежных правах (в ред. Федерального закона от 20 июля 2004 г. N 72-ФЗ). Комментируемая статья изложена Законом 2014 г. N 35-ФЗ полностью в новой редакции, но изменения свелись лишь к отдельным уточнениям, о чем подробнее сказано ниже. Здесь же представляется уместным отметить, что в результате изменений данная статья разбита на подпункты.

В комментируемой статье на случай нарушения исключительного права на произведение предусмотрена прежде всего возможность использования автором или иным правообладателем применимых способов защиты и мер ответственности, установленных ГК РФ. При этом непосредственно указаны статьи комментируемой части, содержащие соответствующее регулирование. В частности, это ст. ст. 1250 «Защита интеллектуальных прав», 1252 «Защита исключительных прав» и 1253 «Ликвидация юридического лица и прекращение деятельности индивидуального предпринимателя в связи с нарушением исключительных прав».

Наряду с этим комментируемая статья предоставляет автору или иному правообладателю в соответствии с п. 3 ст. 1252 комментируемой части требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации:

1) в размере от 10 тыс. руб. до 5 млн. руб., определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения. Указание на то, что судом должен учитываться характер нарушения, введено Законом 2014 г. N 35-ФЗ;

2) в двукратном размере стоимости контрафактных экземпляров произведения. Указание на то, что речь идет именно о контрафактных экземплярах произведения, также введено Законом 2014 г. N 35-ФЗ;

3) в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения тем способом, который использовал нарушитель. Указание на то, что должен учитываться используемый нарушителем способ использования объекта, введено тем же Законом 2014 г. N 35-ФЗ.

При применении положений комментируемой статьи о взыскании компенсации в п. 43 Постановления Пленума ВС России и Пленума ВАС России 2009 г. N 5/29 судам предписано учитывать следующее:

требование о взыскании компенсации носит имущественный характер. Несмотря на то что размер подлежащей взысканию компенсации определяется по усмотрению суда, в исковом заявлении должна быть указана цена иска в твердой сумме. Исходя из размера заявленного требования определяется подлежащая уплате государственная пошлина. Если истцом не указана цена иска (размер требуемой компенсации), суд выносит определение об оставлении соответствующего искового заявления без движения (ст. 136 ГПК РФ, ст. 128 АПК РФ);

компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков;

рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от 10 тыс. до 5 млн. руб., суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего установленного предела. Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения;

если правообладателем заявлено требование о выплате компенсации в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное его использование, то при определении размера компенсации за основу следует принимать вознаграждение, обусловленное лицензионным договором, предусматривающим простую (неисключительную) лицензию, на момент совершения нарушения.

Следует также упомянуть о том, что в комментируемой статье говорится о гражданско-правовой ответственности за нарушение исключительного права на произведение. За соответствующие нарушения ст. 146 «Нарушение авторских и смежных прав» УК РФ установлена уголовная ответственность, а ст. 7.12 «Нарушение авторских и смежных прав, изобретательских и патентных прав» КоАП РФ — административная ответственность.

Другой комментарий к статье 1301 ГК РФ

1. Комментируемая статья посвящена взысканию компенсации как одному из способов защиты нарушенного исключительного права на произведение и основывается на положениях п. 3 ст. 1252 ГК РФ. Она реализует — применительно к авторскому праву — потенциальную возможность взыскания такой компенсации, содержащуюся в п. 3 ст. 1252 ГК РФ; вместе с тем она конкретизирует размеры такой компенсации.

2. В комментируемой статье устанавливается, что такая компенсация может быть взыскана по требованию правообладателя — владельца исключительного права на произведение.

Однако в соответствии со ст. 1254 ГК РФ такая компенсация может быть взыскана и по требованию лицензиара, получившего исключительную лицензию, если будет нарушено то право, на которое ему была предоставлена исключительная лицензия. Следует считать, что в этом случае данное право сам правообладатель защищать не может.

3. Указанная компенсация, согласно данной статье, может быть потребована «вместо возмещения убытков». Это означает, что предъявление требования о взыскании компенсации означает отказ от возмещения убытков.

Возможность изменения основания иска определяется процессуальным законодательством.

4. Общие положения о взыскании данной компенсации предусмотрены в п. 3 ст. 1252 ГК РФ. См. также п. 6 — 10 комментария к ст. 1252 ГК РФ.

5. В комментируемой статье определены два вида компенсации:

в части 2 — «компенсация по усмотрению суда»;

в части 3 — «компенсация в двукратном размере стоимости».

Эти условные термины будут пояснены ниже. Следует полагать, что право выбора того или иного вида компенсации принадлежит истцу. Возможность пересмотра решения о выборе вида компенсации определяется процессуальным законодательством.

Читайте так же:  Административная протокол замечания судебного заседания

6. Часть 2 комментируемой статьи предусматривает компенсацию по усмотрению суда в размере от 10 тыс. до 5 млн. рублей.

Закон не поясняет, чем должен руководствоваться суд, выражая свое «усмотрение»; не поясняется также и то, должен ли истец обосновывать требуемую сумму, если он просит взыскать компенсацию, превышающую 10 тыс. рублей.

Исходя из зафиксированного в ст. 56 ГПК РФ общего принципа гражданского процесса, в соответствии с которым «каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается», следует считать, что истец должен предоставить обоснования размеров требуемой им компенсации.

Что касается «судейского усмотрения», то логично было бы, если бы суд руководствовался следующими принципами:

— восстановления нарушенных прав (ст. 1 ГК РФ); при наличии убытков суд должен оценить их размер, хотя бы приблизительно, и присудить компенсацию, «соразмерную» причиненным убыткам. Отсутствие убытков должно влечь присуждение минимальной компенсации;

— учета степени вины нарушителя (ст. 151, 1101 ГК РФ): поскольку речь идет о компенсации, следовало бы учитывать, совершено правонарушение умышленно, с грубой неосторожностью или с легкой небрежностью;

— разумности и справедливости (ст. 10, 1101 ГК РФ);

— соразмерности компенсации последствиям правонарушения. Полагаем, что суд не вправе выходить за пределы заявленной суммы компенсации и присуждать компенсацию в большей сумме.

7. Часть 3 комментируемой статьи предусматривает возможность взыскания компенсации «в двукратном размере стоимости».

Для расчета этой компенсации может быть взята либо стоимость экземпляров произведения, либо стоимость прав. Общий подход при расчете такой компенсации таков.

Предположим, правообладатель обнаруживает, что принадлежащее ему произведение незаконно издано в виде книги тиражом одна тысяча экземпляров, причем продажная цена экземпляра книги составляет 100 руб.

Если он будет рассчитывать компенсацию исходя из стоимости экземпляров, он может потребовать выплаты ему: 100 руб. x 1000 экз. x 2 = 200 000 руб.

Но он может заявить, что по лицензионному договору за книжное издание этого произведения ему была бы предложена сумма в 110 тысяч руб., а потому он требует компенсации в 220 тысяч руб. (110 тыс. руб. x 2).

8. Следует, однако, учесть, что ч. 3 комментируемой статьи, предусматривая расчет компенсации «в двукратном размере стоимости», поясняет, что стоимость экземпляров и стоимость прав должны определяться «исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения».

Смысл этой нормы понять совершенно невозможно, хотя можно высказать относительно нее некоторые соображения.

В частности, можно предположить, что законодатель, делая такую оговорку, пытался защитить интересы правообладателя. Так, если нарушитель продает контрафактный экземпляр книги по низкой цене, то цена эта объясняется тем, что нарушитель не платит ни налогов, ни авторских отчислений и стремится продать контрафактную книгу побыстрее. Поэтому следует учитывать цену легальной (лицензионной) книги.

С другой стороны, на практике, если вознаграждение рассчитывается от продажной цены книги, то учитывается ее оптовая, а не розничная цена, причем стоимость обложки книги из цены исключается.

Все приведенные выше обстоятельства следует учитывать, определяя размер взыскиваемой компенсации.

9. «Компенсация подлежит взысканию с лица, нарушившего исключительное право на использование произведения, если оно не докажет отсутствие своей вины в этом нарушении» — п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 декабря 2007 г. N 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности».

10. Если истцом является лишь один из соавторов, а также если «экземпляр», указанный в части 3, включает несколько произведений, истец имеет право на получение лишь соответствующей доли компенсации.

Остались вопросы по ст 1301 ГК РФ?

Получите консультации и комментарии юристов по статье 1301 ГК РФ бесплатно.

Вопросы можно задать как по телефону так и с помощью формы на сайте. Сервис доустпен с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные в другое время, будут обработаны на следующий день. Бесплатно оказываются только первичные консультации.

Источник: http://gkrf24.ru/statia-1301-gk

Актуальные вопросы взыскания компенсации за нарушение интеллектуальных прав

Дата публикации: 27.11.2017 2017-11-27

Статья просмотрена: 371 раз

Библиографическое описание:

Агеева Н. Э. Актуальные вопросы взыскания компенсации за нарушение интеллектуальных прав // Молодой ученый. — 2017. — №47. — С. 89-92. — URL https://moluch.ru/archive/181/46734/ (дата обращения: 05.02.2020).

В статье рассматриваются актуальные вопросы правоприменительной практики и законотворческих инициатив при осуществлении такого способы защиты интеллектуальных прав как взыскание компенсации.

Ключевые слова: интеллектуальные права, взыскание компенсации

В Российской Федерации, в условиях развития рыночных отношений, права на интеллектуальную собственность или же по-иному интеллектуальные права постепенно становятся одними из самых конкурентоспособных товаров на внешнем и внутреннем рынке. В связи с этим возрастает актуальность формирования эффективного правового регулирования отношений в области интеллектуальных прав, механизма правовой охраны интеллектуальной собственности.

Всем тем, кто непосредственно связан с использованием результатов творческой деятельности, необходимо иметь четкое представление о том, что такое интеллектуальная собственность, в чем заключается ее сущность, как она охраняется, а также к каким серьезным материальным потерям может привести нарушение прав на нее.

Гражданским законодательством Российской Федерации предусмотрен ряд способов защиты интеллектуальных прав. Среди них выделяют юрисдикционные и неюрисдикционные, общие и специальные.

Говоря о неюрисдикционной форме, то есть без обращения за помощью в компетентные государственные органы, под которой понимается самозащита, многие эксперты отмечают, что назвать ее эффективной можно лишь отчасти, так как это в основном зависит от добросовестности как правообладателя, так и нарушителя интеллектуальных прав.

Остановимся более подробно на юрисдикционной форме защиты, которая предполагает обращение в суд.

Как было написано выше, существуют общие и специальные способы защиты. Общие способы защиты регламентируются статьей 12 ГК РФ, положения же специальных раскрываются в статьях 1251, 1252, 1253 и 1301.

Законодательство предоставляет правообладателям достаточно широкий арсенал способов защиты интеллектуальных прав. При нарушении прав на интеллектуальную собственность, среди которых авторские и смежные права, права на товарный знак и наименование места происхождения товара, исключительные права на изобретение, полезную модель, промышленный образец, вместо возмещения убытков правообладатели большинства объектов интеллектуальной собственности могут потребовать выплаты компенсации, рассчитываемой различными способами (ст. 1301, 1311, 1515 ГК РФ).

Расчет такой компенсации производится по двум возможным вариантам: оценочная компенсация и двукратная компенсация

Оценочная компенсация — это самый простой способ, и потому наиболее часто используемый. Статья 1301 ГК РФ во втором абзаце указывает на минимальный и максимальный размеры компенсации, заступать за которые правообладателям не позволено. Но в указанных рамках он вправе заявить любую сумму, хотя и решение по определению размера компенсации все-таки остается за судом. Орган юстиции рассматривает подробно все обстоятельства дела и принимает во внимание все факторы, которые сопутствовали нарушению.

Читайте так же:  Доверенность на подачу жалобы в суд

Стоит принять во внимание тот факт, что какие-то факторы могут смягчать вину нарушителя и, следовательно, уменьшать размер компенсации, а какие-то наоборот, отягчать вину, вследствие чего увеличиться и сумма.

В качестве примера можно привести такие факторы или критерии как: срок осуществления нарушения, количество нарушений, субъектный состав.

В этом случае правообладателю необходимо обосновать ту или иную сумму, которую он затребовал в качестве компенсации. Доказывание правомерности взыскания такой суммы лежит на его плечах.

Что касается двукратной компенсации, то здесь сумма компенсации исчисляется из двойной стоимости тех экземпляров произведения, которые были найдены у нарушителя или из двойной стоимости права использования произведения — в случае, если нарушитель использовал его незаконно и бесплатно. (абз. 3 ст. 1301 ГК РФ).

Размер двукратной компенсации, исчисленный таким методом, может быть значительно выше предельной цифры, установленной для оценочного метода.

Примером случая нарушения интеллектуального права, за который может быть взыскана двукратная компенсация, может выступить такая ситуация: к примеру, нарушитель был пойман с партией контрафактного товара, которая была промаркирована чужим товарным знаком либо сходным с чужим знаком до степени смешения.

При использовании метода двукратной компенсации, то стоимость всей партии товара будет умножена на два.

А в разрезе использовании каких-либо произведений, то на два умножается стоимость лицензионного договора, который должен быть заключен, чтобы использования произведения было законным.

В качестве минуса такого способа можно отметить, что его сложно будет применить, если нельзя определить четко количество контрафактной продукции либо тираж печатных изданий.

Исходя из этого можно говорить, что механизм реализации ответственности, который бы работал эффективно, до сих пор не выработан. Нет единого мнения о критериях определения размера компенсации, об условиях, подлежащих учету при расчете конкретной суммы.

Конституционный суд России вынес постановление от 13 декабря 2016 г. № 28-П по делу о проверке конституционности подп. 1 ст. 1301, подп. 1 ст. 1311 и подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ, регламентирующих взыскание компенсации за нарушения авторских и смежных прав, а также прав на товарные знаки.

Суть вывода данного акта можно описать следующим образом: размер компенсации, взыскиваемой в твердой сумме (от 10 000 до 5 млн руб.), может быть снижен ниже минимального предела. [1]

Видео (кликните для воспроизведения).

Это, прежде всего, касается тех случаев, когда одним действием ответчик нарушил исключительные права на несколько объектов — предприниматель продает товар, на котором размещены несколько самостоятельных произведений.

В указанном постановлении Конституционный суд обозначил ряд моментов, на которые необходимо обратить внимание судам при решении вопроса о снижении компенсации. Среди них: (не)однократность, грубый характер нарушения, имущественное положение ответчика-предпринимателя, наличие у него несовершеннолетних детей и размер реально причиненных правообладателю убытков.

Но в итоге Постановление подняло еще большее количество вопросов в судебной практике. Правоприменители были озадачены: можно ли применять данные правовые позиции к юридическим лицам. А также можно ли снижать компенсацию, рассчитываемую не в твердой сумме, а двукратном размере.

В некоторых судах субъектов начали исходить из того, что существует презумпция снижения компенсации, и в связи с этим истцу требовалось самому доказать, почему ее размер не должен быть снижен.

Отчасти ответы на данные вопросы были даны в Определении Верховного суда РФ от 25 апреля 2017 г. № 305-ЭС16–13233 по делу № А40–131931/2014. [2]

Правовые позиции, выраженные в Определении, прояснили следующее:

– снижение размера компенсации должен доказать ответчик;

– установленные КС РФ правила применяются и к индивидуальным предпринимателям, и к юридическим лицам;

– снижение размера компенсации ниже низшего предела возможно вне зависимости от способа ее расчета.

Правительство РФ предложило уточнить порядок определения размера компенсации за нарушение прав на несколько результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации. Так Министерство культуры Российской Федерации разработало законопроект «О внесении изменений в ст. 1252 ГК РФ», который, однако, отличался существенными недоработками.

А 13 июня 2017 г. Правительство РФ внесло в Госдуму новый одноименный проект федерального закона № 198171–7 (далее — законопроект, проект). [3]

Законопроект ориентирован в первую очередь на урегулирование ситуации, связанной со сложением компенсации при множественном характере нарушения.

В законопроекте предложено судам самостоятельно определять размер компенсации за каждое нарушение использования результата интеллектуальной собственности, если одним действием нарушены права на несколько объектов интеллектуальной собственности. На наш взгляд, это понятно и очевидно, так как на каждый объект интеллектуальной собственности возникает отдельное исключительное право, логично определить — сколько объектов использовалось, столько и было совершено нарушений.

В случае если же права на соответствующие объекты принадлежат одному правообладателю, то согласно внесенным предложениям, общий размер компенсации за нарушение прав на такие объекты может быть снижен судом ниже пределов, установленных ГК РФ. При этом компенсация не может быть меньше суммы минимального размера за одно допущенное нарушение. То есть имеют место быть случаи, когда субъект использовал несколько музыкальных произведений, фотографий и при этом должен выплатить правообладателю всего лишь 10 000 руб. компенсации. С учетом тенденции, что суды субъектов РФ могут и снизить размер компенсации, это вполне реально.

Однако важно обратить внимание на ряд обстоятельств.

Суды не могут злоупотреблять такой возможностью, ведь объекты авторского либо патентного права — это самостоятельные культурные, научные, технические решения. Их изготовление занимает в первую очередь интеллектуальные затраты, большое количество времени и зачастую значительные материальные вложения. Мало того, регистрация патента, депонирование объекта авторского права также несут за собой денежные выплаты в виде государственных пошлин или организационных взносов.

Добросовестные лицензиаты вынуждены платить правообладателю за использование каждого из таких объектов. В таком случае принципиально важно, чтобы суды не злоупотребляли возможностью снижать размер компенсации до минимума. В противном случае нарушителю будет выгоднее заплатить минимальный размер компенсации, чем заключать лицензионный договор с правообладателем. Тогда нарушение интеллектуальных прав станет нормой, а защита правообладателя и его прав будет просто фикцией.

Первые положения законопроекта можно трактовать таким образом, что размер компенсации можно снизить до минимального только в том случае, когда правообладателем всех спорных объектов является один и тот же субъект.


Вместе с тем сказано, что предлагаемое изменение в ст. 1252 ГК РФ распространяется также на случаи, когда одним действием нарушены права на несколько объектов интеллектуальных прав, принадлежащих нескольким правообладателям, и применяется к требованиям каждого правообладателя, обратившегося за защитой прав отдельно.

Читайте так же:  Ознакомление с делом судебного приказа

Ситуация может развиваться так, что правообладатель, чьи права были нарушены одним действием субъекта, и обратившийся в суд раньше остальных может получить больший размер компенсации, чем другие, так как суд может снизить компенсации по искам остальных правообладателей.

Также законопроект предусмотрел, что суды при определении размера компенсации должны учитывать неоднократность неправомерного использования объектов интеллектуальных прав, сведения о которой содержатся в судебных актах, актах государственных органов и органов местного самоуправления.

Согласно такому положению возникает несколько спорных моментов.

Может ли это значить, что при первом нарушении, которое зафиксировано в документах, размер компенсации будет снижаться правоприменителями. Практика показывает, что некоторые суды субъектов РФ дадут положительный ответ. Из этого следует, что правообладатели смогут рассчитывать на адекватные размеры компенсации только при неоднократности нарушений, число которых можно установить только через наличие акта публичного органа.

Является ли неоднократность единственным критерием, подлежащим учету. Если ответить положительно, возникает закономерный вопрос: почему законодатель проигнорировал иные критерии, в том числе выделенные КС РФ? Существует большая вероятность, что это не будет способствовать единообразию судебной практики.

На наш взгляд принятие во внимание лишь критерия неоднократности не представляется оправданным. Для правообладателя не имеет значения, нарушал ли ответчик исключительные права ранее. Для него важно защитить свои права и получить удовлетворительную выплату.

Так размер компенсации определяет суд в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом специфики. Компенсация может быть присуждена за каждый способ неправомерного использования объекта интеллектуальной собственности. Однако, учитывая последние предложения по внесению изменений в соответствующую статью, это положение может измениться, если правообладателем является одно и то же лицо.

При определении размера компенсации суд должен обращать внимание на ряд обстоятельств и принимать решение, исходя из принципов разумности и справедливости.

В заключение можно привести мысли Д. Н. Кархалева, который считает, что взыскание компенсации один из самых эффективных способов защиты интеллектуальных прав. Так как это не сложно с точки зрения процессуального характера, при этом необходимо лишь доказать факт нарушения исключительного права. [4]

  1. Постановление Конституционного Суда РФ от 13.12.2016 № 28-П «По делу о проверке конституционности подпункта 1 статьи 1301, подпункта 1 статьи 1311 и подпункта 1 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросами Арбитражного суда Алтайского края» // Российская газета. 2016. 23 декабря.
  2. Определение Верховного Суда РФ от 25.04.2017 № 305-ЭС16–13233 по делу N А40–131931/2014. [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из справ.правовой системы «КонсультантПлюс».
  3. Проект Федерального закона № 198171–7 «О внесении изменения в статью 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации». [Электронный ресурс]. Документ опубликован не был. Доступ из справ.правовой системы «КонсультантПлюс».
  4. Кархалев Д. Н. Защита интеллектуальных прав // Нотариус. — 2011. — № 2. — С. 6–8.

Источник: http://moluch.ru/archive/181/46734/

Компенсация за нарушение исключительных прав (ч. 1)

Содержание:

  1. Понятие специальной (альтернативной) компенсации
  2. Судебная практика
  3. Печальные последствия правоприменения
  4. Выводы

Понятие специальной (альтернативной) компенсации

Одним из видов ответственности за нарушение исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации является специальная (альтернативная) компенсация, предусмотренная п. 3 ст. 1252 ГК РФ. Законодатель наделяет обладателя исключительных прав [1] , исключительные права которого нарушены, полномочием требовать от нарушителя выплаты данной компенсации вместо возмещения убытков. Иногда из-за этого в литературе нередко применяется термин «альтернативная компенсация».

Альтернативная компенсация — это «санкция за бездоговорное (в том числе недоговорное) гражданское правонарушение» [2] , как отмечается в комментарии к ч. 4 ГК РФ под редакцией А. Л. Маковского. При этом в п. 3 ст. 1252 ГК РФ отдельно указано, что обладатель исключительного права вправе требовать взыскания компенсации как за каждый случай неправомерное использования, так и за всё нарушение в целом. Особенность специальной компенсации в том, что для её взыскания не требуется доказывать размер причинённых убытков.

Достаточно лишь доказать сам факт наличия нарушения (в виде незаконного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации) и наличие, собственно, исключительных прав (согласно правовой позиции, изложенной в п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.06.2006 N 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах», применяющейся, в т.ч. к правам на средства индивидуализации):

В связи с этим при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований указанного «Закона» при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав, и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком. При этом необходимо исходить из презумпции авторства, предусмотренной «статьей 9» Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах».

Таким образом, истцу не требуется доказывать неправомерность использования результата интеллектуальной деятельности ответчиком — наоборот, ответчик должен доказать соблюдение положений законодательства, т.е. правомерность использования результата интеллектуальной деятельности (или средства индивидуализации). Поскольку Постановление было вынесено до вступления в силу ч. 4 ГК РФ, то суд отсылает к действовавшему на тот момент закону. Следует отметить, что толкования, изложенные в этом Постановлении широко применяются и сейчас, в том числе, и арбитражными судами (например, см. Определения об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ по делам № А60-17207/2009, № А32-29617/2011). Также надлежит обратить внимание, что несмотря на название Постановления ВС РФ, указывающее на разъяснения в отношении законодательства об авторских и смежных правах, оно также применяется и в отношении товарных знаков. Примеры подобного применения можно найти в Постановлении ФАС Московского округа по делу № А41-456/12, Постановлении Суда по интеллектуальным правам по делу № А40-135701/2012 и многих других судебных актах. Указанная компенсация может определяться:

  1. в размере от 10000 руб. до 5000000 руб., определяемом судом исходя из конкретных обстоятельств дела;
  2. в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

В первом случае, о котором и пойдёт речь в настоящей статье, размер компенсации может варьироваться исходя из конкретных обстоятельств дела и усмотрения суда. В п. 43.3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление 5/29) разъяснено, что:

размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован. При определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

Однако, законодателем установлен «фиксированный» нижний предел обозначенной компенсации — 10 тысяч рублей. Данное обстоятельство находит отражение в ст. 1301, 1311, 1515, 1537 ГК РФ, а также в упомянутом п. 43.3 Постановления 5/29. Из этого следует, что компенсацию ниже этой суммы суд просто не вправе взыскать. При этом следует обратиться к последнему абзацу п. 3 ст. 1252 ГК РФ, которая гласит:

Правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом.

При этом, исходя из данной нормы не совсем очевидно, что же имел в виду законодатель под «каждым случаем». Можно ли, например, считать, что 10 неправомерно распространённых фонограмм даже путём одного неправомерного действия (например, путём розничной реализации одного компакт-диска с 10 фонограммами) образуют 10 случаев неправомерного использования? И ответ был дан правоприменителями — судами.

Читайте так же:  Иск о возмещении материального ущерба подсудность

Судебная практика

Судебная практика по защите исключительных прав даёт положительный ответ на этот вопрос. В качестве эталонного разрешения спора в отношении компенсации за нарушение исключительных прав на объекты авторских и смежных прав, хотелось бы отметить дело № А23-4426/09Г-20-238. По данному спору Президиум ВАС РФ вынес Постановление № 10521/10, которым изменил Постановление ФАС Центрального округа в части именно размера компенсации, указав, что:

При этом в конце указанного Постановления ВАС РФ особо отмечено, что такое толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел. Как усматривается из вышеизложенного, суд указал, что каждое музыкальное произведение и фонограмма на компакт-диске является отдельным случаем неправомерного использования результатов интеллектуальной деятельности и, следовательно, если истец требует взыскания за каждый случай неправомерного использования, то суд не вправе взыскать компенсацию менее 10 000 за каждый случай неправомерного использования, но не выше заявленного истцом требования. В отношении нарушения прав на товарные знаки аналогичное Постановление ВАС РФ № 9414/12 от 27 ноября 2012 г. по делу по делу № А13-8185/2011, отметив:

Однако, взыскивая компенсацию в предусмотренном статьями 1252 и 1515 Гражданского кодекса минимальном размере, суд апелляционной инстанции не учел, что каждый из десяти товарных знаков является самостоятельным объектом исключительных прав, подлежащих защите. Пунктом 3 статьи 1252 Гражданского кодекса установлено, что правообладатель вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом. Компания требовала взыскания с предпринимателя компенсации за каждый случай неправомерного размещения им товарного знака. При этом размещение нескольких товарных знаков на одном материальном носителе в этом случае является нарушением исключительных прав на каждый товарный знак. В результате неправильного исчисления компенсации за незаконное использование принадлежащих истцу товарных знаков суды апелляционной и кассационной инстанций взыскали компенсацию за нарушение исключительных прав в размере ниже низшего предела, установленного пунктом 1 статьи 1515 Гражданского кодекса, что не согласуется с разъяснениями, содержащимися в пункте 43.3 постановления от 26.03.2009 № 5/29.

Вместе с тем существует также очень интересная (и полезная при противодействии злоупотреблениям правообладателей) практика снижения размера компенсации в случаях, когда количество контрафактных экземпляров существенно, а количество объектов интеллектуальных прав, права на которые нарушены, невелико. Так, по делу № А50-19637/2012 Семнадцатый арбитражный апелляционный суд изменил решение АС Пермского края, снизив размер компенсации с 1100 000 рублей до 200 000 рублей, отметив, что при наличии на 55 (одинаковых) контрафактных бутылках 2 товарных знаков, за нарушение исключительных прав на которые, подлежит взысканию компенсация, взыскивать требуется исходя из того, что нарушены исключительные права на 2 товарных знака, следовательно, имеется 2 случая правонарушения, а не 110. Вот цитата из Постановления:

ответчиком допущены два нарушения при хранении и реализации 55 бутылок контрафактной продукции; факт использования товарных знаков, принадлежащих истцу, установлен однократно, то есть в данном случае имеются два правонарушения (в отношении двух товарных знаков, как объектов охраны исключительных прав). Нормы действующего законодательства не содержат указаний о необходимости умножения количества товарных знаков на количество материальных носителей для определения случаев неправомерного размещения товарного знака и присуждения компенсации, предусмотренной пп. 1 п .4 ст. 1515 ГК РФ за каждый определенный таким образом случай.

ФАС Уральского округа, рассматрев кассационную жалобу по данному делу, оставил Постановление 17 ААС без изменения, указав, что:

Ссылка заявителя кассационной жалобы на то, что под каждым случаем использования товарного знака следует понимать случай введения в гражданский оборот единицы товара, маркированного товарным знаком или сходным с ним обозначением, подлежит отклонению. Суд апелляционной инстанции на основании вышеприведенных норм права правильно квалифицировал хранение 55 бутылок продукции с незаконным использованием товарных знаков «Зеленая марка» и «Главспирттрест» как единое нарушение исключительного права истца на каждый из них, независимо от количества маркированной продукции, на которых были размещены указанные товарные знаки, поскольку нормы действующего законодательства не содержат указаний о необходимости умножения количества товарных знаков на количество материальных носителей для определения случаев неправомерного размещения товарного знака и присуждения компенсации, предусмотренной пп.1 п.4 ст. 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Автор данной статьи целиком и полностью разделяет выводы, изложенные в постановлениях 17 ААС и ФАС Уральского округа по вышеуказанному делу. Можно выразить робкую надежду на то, что пока законодатель не установит действительно справедливый механизм расчёта специальной компенсации, суды будут не просто применять закон, но и, прежде всего, руководствоваться принципами разумности, вынося подобные замечательные судебные акты.

Печальные последствия правоприменения

Выводы

Из вышеизложенного следует, что в рамках нынешнего законодательства специальная компенсация за нарушения исключительных прав — мощный инструмент воздействия на нарушителей. В рамках рассмотрения споров о привлечении к ответственности нарушителей требуется установить:

  • наличие у истца исключительных прав либо права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации на основании исключительной лицензии
  • факт использования ответчиком результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации
  • правомерность либо неправомерность указанного использования, при этом презюмируется неправомерность использования
Читайте так же:  Установление личности петра гринева

Законодателем и сложившейся судебной практикой в крайне невыгодное положение поставлены нарушители исключительных прав. В случае, если нарушены исключительные права на большое количество результатов интеллектуальной деятельности либо средств индивидуализации, и правообладатель заявляет требование о взыскании компенсации за каждый случай неправомерного использования, то минимальный размер компенсации будет равен произведению количества неправомерно использованных объектов на сумму компенсации в 10 тысяч рублей.

  1. ↑По смыслу ст. 1254 ГК РФ, обладатель исключительной лицензии также может защищать нарушенные третьими лицами права, предоставленные ему по лицензионному договору правообладателем. Также согласно п. 43.5 Постановления 5/29 такими полномочиями наделён «бывший правообладатель», обладавший исключительными правами на момент совершения правонарушения
  2. ↑Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации. Поглавный. Под ред. А.Л. Маковского. Статут, 2008

Источник: http://bardov.legal/st/kompensaciya-za-narushenie-isklyuchitelnyh-prav-1

Компенсация за нарушение интеллектуальных прав

В настоящей статье изложены выводы Суда по интеллектуальным правам, сделанные при рассмотрении дел, связанным с защитой исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, а также дел по спорам о незаконном использовании и взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации.

Можно ли использовать аффидевит в качестве доказательства принадлежности исключительных прав;

можно ли заключать договор цессии получения компенсации за нарушение исключительных прав;

можно ли взыскать компенсацию за нарушение исключительных прав с хостинг-провайдера;

может ли суд обязать истца-правообладателя представить доказательства контрафактности товаров;

можно ли заключать субсублицензионный договор – эти и другие темы нашли свое отражение в данной статье.

Возможно ли использование аффидевита в качестве доказательства принадлежности исключительных прав

В спорах о защите исключительных прав и взыскании компенсации за их нарушение аффидевит, письменное показание или заявление, даваемое под присягой и удостоверяемое нотариусом или другим уполномоченным на это должностным лицом при невозможности (затруднительности) личной явки свидетеля в суд, является надлежащим доказательством принадлежности исключительных прав правообладателю.

Главными условиями признания аффидевита надлежащим доказательством является соответствие данного доказательства требованиям относимости, допустимости, достоверности (ст. ст. 65, 67, 68 АПК РФ). У другой стороны имеется право на предоставление доказательств, подтверждающих доводы о несоответствии аффидевита действительности и критериям относимости и допустимости.

Договор цессии (уступки права требования) получения компенсации за нарушение исключительных прав

Взыскание компенсации за нарушение исключительных прав с хостинг-провайдера

Иск о защите исключительных прав на товарные знаки и взыскании компенсации за нарушение исключительных прав может быть предъявлен как к администратору доменного имени, так и к лицу, фактически использующему доменное имя. Указанные лица в данном случае могут отвечать солидарно.

Ответчиком по делу о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав может выступать и хостинг-провайдер.

Взыскание компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак, который незаконно используется в доменном имени, с хостинг-провайдера возможно в случаях, если последний игнорирует обращения правообладателя, не предпринимает каких-либо действий, направленных на пресечение нарушений прав правообладателя, либо демонстрирует пассивное поведение. При данных обстоятельствах суд может признать наличие вины хостинг-провайдера в нарушении исключительных прав правообладателя, а также привлечь хостинг-провайдера к ответственности в виде взыскания компенсации за нарушение исключительных прав.

бязан ли правообладатель доказывать контрафактность товаров

При рассмотрении дел о взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака именно на ответчика возлагается обязанность представить доказательства соблюдения исключительных прав правообладателя. На правообладателя – истца не может быть возложена обязанность доказывать наличие вины ответчика.

Истец-правообладатель не обязан представлять доказательства, подтверждающие контрафактность товаров, которые маркированы обозначением тождественным или сходным до степени смешения с его товарным знаком. Ответчик, который реализовывал данные товары, обязан доказать правомерность своих действий и легальность происхождения реализуемой им продукции.

Предъявление иска о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарный знак бывшим правообладателем

Бывший правообладатель товарного знака может предъявить иск о взыскании компенсации за незаконное использование товарного знака или о возмещении убытков за нарушение исключительных прав в случае, если истец являлся правообладателем товарного знака на момент совершения нарушения. Данное положения действует даже, если на момент предъявления иска исключительное право было отчуждено третьему лицу.

Таким образом, исковые требования о возмещении убытков или выплате компенсации может быть заявлено лицом, являвшимся правообладателем на момент совершения правонарушения.

При предоставлении третьему лицу права использовать произведение (товарный знак) по лицензионному договору или при передаче третьему лицу исключительного права по договору о его отчуждении право требовать возмещения убытков, причиненных допущенным до заключения указанного договора нарушением, или выплаты компенсации за такое нарушение не переходит к новому правообладателю. Соответствующее требование может быть заявлено лицом, которое являлось правообладателем на момент совершения нарушения.

Заключение субсублицензионного договора на право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации не противоречит законодательству

Суд по интеллектуальным правам при рассмотрении одного из дел о защите исключительных прав указал следующее в отношении возможности заключения субсублицензионного договора.

Согласно положениям Гражданского кодекса Российской Федерации, гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на приравненные к ним средства индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом.

Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, если иное не предусмотрено ГК РФ. Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использовать упомянутый результат или средство.

По лицензионному договору одна сторона — обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет (или обязуется предоставить) другой стороне (лицензиату) право использовать такой результат или средство в предусмотренных сделкой пределах.

Лицензионный договор может предусматривать предоставление лицензиату права использовать данный результат или средство без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам (исключительная лицензия).

При письменном согласии лицензиара лицензиат может по договору предоставить право использовать результат или средство другому лицу (сублицензионный договор). При этом в законодательстве нет ограничений по числу таких последовательных договоров.

Таким образом, законодательство допускает возможность заключения и существование в том числе и субсублицензионного договора (таких субдоговоров может быть неограниченное количество).

Гражданским кодексом РФ прямо предусмотрено, что к сублицензионному договору применяются правила о лицензионном соглашении, следовательно, все правила ГК РФ, применяемые к лицензионному соглашению, действуют и в отношении сублицензионного договора, включая возможность заключить последующий лицензионный договор.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://uslugijurista.ru/intellect-sobstvennost/vyvody-sudov-po-delam-svyazannym-s-zashchitoj-isklyuchitelnykh-prav-i-vzyskaniem-kompensatsii-za-narushenie-isklyuchitelnykh-prav

Компенсация за нарушение интеллектуальных прав
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here