Компенсация морального вреда юридическому лицу

Моральный вред компании: история вопроса и текущее регулирование

Добрый день коллеги!

Хочу обратить ваше внимание на такой нестандартный вопрос, как моральный вред для юридического лица. Вопрос, на первый взгляд, абсурдный, мол, как это юридическому лицу можно такой вред нанести? Тем не менее, в истории российского гражданского законодательства этот вопрос периодически всплывал.

В ст. 7 Гражданского кодекса РСФСР было указано на возможность возмещения морального вреда лишь гражданину, при этом моральный вред был приравнен к неимущественному вреду, одной из разновидностей которого названо умаление чести и достоинства.

В Основах гражданского законодательства СССР и республик от 31 мая 1991 г. появилось внутреннее противоречие. С одной стороны, в ст. 131 Основ при определении понятия «моральный вред» его возможность причинения юридическому лицу не упоминалась, а в ст. 126 было прямо указано на то, что в отношении юридического лица подлежит возмещению только вред, причиненный имуществу. С другой стороны в п. 7 ст. 7 Основ содержалось прямое указание на то, что и юридическое лицо вправе требовать возмещения именно морального вреда, причиненного ему распространением в отношении него сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

Соответственно в судебной практике стали появляться иски юридических лиц о возмещении морального вреда, но Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении от 18 августа 1992 г. № 11 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан и организаций» обошел стороной вопрос о возможности возмещения юридическому лицу морального вреда.

Актуальность вопроса о взыскании морального вреда в пользу юридического лица обострилась в связи с введением в действие с 1 января 1995 г. части первой Гражданского кодекса РФ. Из п.п. 5, 7 ст. 152 которого следовало право юридического лица, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Соответственно в постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. № 11 были внесены изменения, в нем появилось указание на право юридического лица требовать компенсации морального вреда.

Однако на уровне высших судебных инстанций судебная практика стала складываться неоднозначно.

Суды не сошлись во мнениях

Уже в постановлении от 5 августа 1997 г. № 1509/97 Президиум ВАС РФ указал на то, что моральный вред — это физические и нравственные страдания, и исходя из смысла ст. 151 Гражданского кодекса РФ он может быть причинен только гражданину, но не юридическому лицу. Далее в постановлении от 1 декабря 1998 г. № 813/98 Президиум ВАС РФ подтвердил свою позицию, указав что юридическое лицо не может испытывать физические или нравственные страдания и ему невозможно причинить моральный вред. Президиум ВАС РФ в своих постановлениях ориентировал суды на то, что деловая репутация юридического лица защищается посредством опровержения распространенных сведений и возмещения убытков.

Вместе с тем, 4 декабря 2003 г. Конституционный Суд РФ в своем определении № 508-О указал на то, что юридические лица не лишены права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

То есть Конституционный Суд РФ ввел неизвестное на тот момент отечественному законодательству понятие «нематериальные убытки», предполагая их по всей видимости разновидностью «обычных» убытков, на что указывает оборот «в том числе».

Кроме того, Конституционный Суд РФ указал на возможность взыскания в пользу юридического лица нематериального вреда (отличного от морального), который может быть причинен юридическому лицу умалением его деловой репутации.

Пленум Верховного Суда РФ в п. 15 постановления от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» указал на то, что

Правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица.

После указанного определения КС РФ и постановления Пленума ВС РФ в судебной практике появилось много дел по искам юридических лиц о взыскании как нематериальных убытков, так и нематериального (морального) вреда.

Судебная практика пошла разными путями. Одним путем стало полное отождествление нематериальных убытков с обычными убытками и необходимость доказывания их размера, при этом возможность компенсации нематериального (морального) вреда отрицалась. В этой связи интересно постановление Президиума ВАС РФ от 9 июля 2009 г. № 2183/09. Иск был предъявлен о взыскании убытков, причиненных незаконными действиями госорганов, и нематериальных убытков, причиненных умалением деловой репутации. В своем постановлении Президиум ВАС РФ не воспринял термина, введенного КС РФ, поименовав требование истца о взыскании нематериальных убытков требованием о взыскании убытков, причиненных умалением деловой репутации, и указал на необходимость подтверждения размера таких убытков. Но какие-то суды стали оперировать понятием «нематериальные убытки». В качестве примера можно привести постановление ФАС УО от 22 января 2007 г. № Ф09-12038/06-С6, в котором суд указал на то, что возможность возмещения морального вреда возникает в случае, если субъект способен претерпевать нравственные или физические страдания, чего не может случиться с юридическим лицом. Между тем, юридическое лицо не лишено права

предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации.

Другим путем стало признание за юридическими лицами права на компенсацию нематериального ущерба (например, постановление ФАС МО от 11 сентября 2008 г. № КГ-А40/8303-08), репутационного вреда (например, постановление ФАС СЗО от 26 мая 2006 г. по делу № А05-9136/2005-23), морального вреда (например, постановление 14ААС от 26 марта 2013 г. по делу № А05-11714/2012), при этом все указанные понятия отождествлялись между собой, а вред компенсировался по правилам о компенсации морального вреда без необходимости представления доказательств его размера. В качестве примера можно привести постановление ФАС МО от 4 июля 2012 г. по делу № А40-77239/10-27-668, в котором сделан вывод о том, что

Возможность требования возмещения нематериального вреда предусмотрена законом в случае распространения сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию взыскателя, при этом размер компенсации определяется судом и не зависит от финансовых потерь истца, являющихся его убытками.

Президиум ВАС РФ, долго отрицавший возможность причинения нематериального вреда юридическому лицу, изменил свою позицию принятием постановления от 17 июля 2012 г. № 17528/11, в котором отметил, что

Юридическое лицо, чье право на деловую репутацию нарушено действиями по распространению сведений, порочащих такую репутацию, вправе требовать возмещения нематериального (репутационного) вреда при доказанности общих условий деликтной ответственности…, за исключением условия о вине ответчика, поскольку действующее законодательство… не относит вину к необходимым условиям ответственности за вред, причиненный распространением сведений, порочащих деловую репутацию.

Следует отметить, что вопрос о компенсации юридическому лицу нематериального (морального) вреда вставал в основном в связи с делами по спорам о защите деловой репутации. Возможность взыскания морального вреда основывалась на содержании ст. 152 ГК РФ, распространяющей все правила о защите чести и достоинства граждан на защиту юридическими лицами своей деловой репутации. Под всеми правилами можно было подразумевать и правила о компенсации морального вреда. Также такая возможность основывалась на упомянутой позиции КС РФ, высказанной в определении № 508-О, причем именно применительно к случаям умаления деловой репутации.

Читайте так же:  Нарушение мирового соглашения в гражданском процессе

Однако позицию КС РФ расширительно применяли и в делах иных категорий. Ведь действительно, раз в одном случае такой вред возможен, то почему бы ему не быть возможным и в других случаях. Чаще всего с такими требованиями обращались компании из-за бездействия судебных приставов, долгое время не предпринимавших никаких действий для исполнения судебного акта.

Новая редакция ГК РФ исключила возможность компенсации морального вреда компаниям

1 октября 2013 г. вступили в силу поправки в ГК РФ, внесенные Федеральным законом от 2 июля 2013 г. № 142-ФЗ. В новой редакции ст. 152 возможность компенсации юридическому лицу морального вреда в связи с умалением его деловой репутации была прямо исключена.

Таким образом, была обозначена тенденция отечественного гражданского законодательства — отрицание возможности причинения юридическому лицу морального вреда, природа которого предполагает его компенсацию за причинение физических и нравственных страданий.

Так называемый репутационный вред юридического лица законодатель предложил защищать механизмом опровержения порочащих сведений и взысканием убытков.

Логичным продолжением обозначенной законодателем тенденции стало принятие коллегией Верховного Суда РФ определения от 17 августа 2015 г. по делу № 309-ЭС15-8331, в котором суд указал на то, что правовая природа морального вреда не предполагает его компенсацию юридическим лицам.

Данная позиция представляется обоснованной. Причинение юридическому лицу какого-либо нематериального (морального, репутационного) вреда не представляется возможным. Весь вред, который может быть причинен юридическому лицу, материален в силу правовой природы юридических лиц. При этом, безусловно, и в отношении юридических лиц в ряде случаев правомерно применять правила о возмещении убытков, аналогичные правилам о компенсации морального вреда. Речь идет о случаях, когда сильно затруднено или невозможно определение их размеров.

Кроме того, в ситуации, когда невозможно рассчитать и доказать точный размер убытков, придет на помощь правовая позиция ВАС РФ, сформулированная в постановлении Президиума ВАС РФ от 06.09.2011 № 2929/11 о недопустимости отказа в возмещении убытков, когда факт причинения убытков установлен и не доказан лишь точный размер убытков: «суд не может полностью отказать в удовлетворении требования. о возмещении убытков. только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности».

Следует отметить, что упомянутое определение ВС РФ содержит внутреннее противоречие. С одной стороны в нем сделан вывод о том, что правовая природа морального вреда не предполагает его компенсацию юридическим лицам, но с другой стороны в нем указано, что все-таки могут существовать какие-то случаи, прямо предусмотренные законом, когда компенсация морального вреда возможна и в пользу юридического лица.

Таким образом, нельзя сказать, что вопрос о возможности компенсации юридическому лицу морального вреда по состоянию на текущий момент полностью закрыт.

Источник: http://regforum.ru/posts/1945_moralnyy_vred_kompanii_istoriya_voprosa_i_tekuschee_regulirovanie/

Вправе ли юридическое лицо требовать компенсации морального (репутационного) вреда?

Партнер коллегии адвокатов «Барщевский и Партнеры»

специально для ГАРАНТ.РУ

Вопрос о возможности компенсации морального вреда юридическому лицу является одним из вечных вопросов современной юриспруденции. Какой бы выбор не сделал законодатель, юридическое сообщество неизменно распадется на два лагеря – тех, кто «за», и тех, кто «против». Попробую разобраться, вправе ли,с точки зрения действующего законодательства, юридическое лицо требовать денежную компенсацию за нарушение своих неимущественных прав.

Краткий экскурс в историю российского законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда юридическому лицу

Ни законодательство Российской Империи, ни тем более классическое советское законодательство не предусматривало нормы, предоставляющей юридическому лицу право на компенсацию морального вреда. Все изменилось с принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик в 1991 году (далее – Основы) и ГК РФ. Положения п. 6 ст. 7 Основ и п. 7 ст. 152 ГК РФ установили, что правила этих статей о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица. Буквальное толкование указанных норм означало, что юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением. Положения этих норм были настолько удивительны для того времени, что многие юристы придерживались мнения, что в действительности законодатель не наделял юридических лиц правом на компенсацию морального вреда, а подобный вывод стал возможен лишь благодаря слабой юридической техники этих законодательных актов. В качестве правильного толкования норм предлагали, в частности, следующий вариант: требовать компенсации морального вреда вправе только граждане – юридическое лицо вправе требовать только возмещение убытков.

Однако сомнения относительно толкования спорных норм развеялись, после того как слово взял ВС РФ. В Постановлении Пленума ВС РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» Верховный Суд разъяснил, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении организации. При этом Пленум ВС РФ не стал затрагивать правовую природу морального вреда юридического лица, ограничившись только ссылкой на положения п. 7 ст. 152 ГК РФ. В дальнейшем Пленум ВС РФ подтвердил ранее высказанную правовую позицию в п. 15 Постановления от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

Читайте так же:  Постановление пленума верховного суда государственные служащие

Таким образом, более 20 лет российское законодательство предоставляло возможность взыскивать моральный вред в пользу юридического лица. Однако в 2013 году подход законодателя изменился. С 1 октября 2013 года в положения ст. 152 ГК РФ были внесены изменения, исключившие возможность взыскивать моральный вред за нарушение репутации юридического лица. Тем самым законодатель встал на сторону противников морального вреда для юридического лица, видимо посчитав, что моральный вред несовместим с природой юридического лица.

Подход ВС РФ к толкованию новелл ст. 152 ГК РФ, не предусматривающей компенсацию морального вреда юридическому лицу

Казалось, что исключение из ст. 152 ГК РФ нормы о возможности взыскания морального вреда в пользу юридических лиц должно было поставить жирный крест на исках, содержащих такие требования. Однако, приведенная выше правовая позиция КС РФ, согласно которой отсутствие в законодательстве прямого способа защиты нематериальных благ юридического лица, не лишает указанных субъектов права на предъявление требований о возмещении нематериального вреда (нематериальных убытков), порождает определенные сомнения в безнадежности таких исковых требований. Если признать верным тезис КС РФ о том, что юридические лица вправе требовать возмещение нематериальных убытков и при отсутствии такого способа защиты в законодательстве, то следует признать, суд вправе удовлетворить иск, содержащий требование о компенсации морального вреда юридическому лицу.

Таким образом, следует признать, что в настоящее время в законодательстве и правоприменительной практике существуют противоречия, не позволяющие однозначно разрешить спор о возможности или, наоборот, невозможности взыскания морального вреда в пользу юридического лица.

В связи с этим особый интерес представляет дело № А50-21226/2014, которое недавно было рассмотрено Экономической коллегией Верховного Суда РФ (Определение ВС РФ от 17 августа 2015 г. № 309-ЭС15-8331). [В указанном деле ВС РФ отменил судебные акты нижестоящих судов (Решение Арбитражного суда Пермского края от 17 декабря 2014 г., Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 февраля 2015 г. № 17АП-18311/2014-АК, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 18 мая 2015 г. № Ф09-1824/15), посчитавших возможным удовлетворить требования юридического лица о компенсации морального вреда. – Ред.]. Интерес к этому делу обусловлен тем, что оно было рассмотрено арбитражными судами и ВС РФ уже после внесения изменений в ст. 152 ГК РФ, исключающих возможность компенсации морального вреда юридическому лицу.

В указанном деле арбитражные суды удовлетворили исковые требования истца о возмещении морального вреда. Тем самым, суды проигнорировали изменения, внесенные в ст. 152 ГК РФ, и, поддержав приведенную выше позицию КС РФ. Однако Экономическая коллегия ВС РФ признала указанные выводы ошибочными, отменила принятые судебные акты и отказала в удовлетворении иска. Правовая позиция Экономической коллегии свелась к тому, что из буквального содержания ст. 152 ГК РФ следует, что компенсация морального вреда возможна в случаях причинения такого вреда гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. В иных случаях компенсация морального вреда может иметь место лишь при наличии прямого указания об этом в законе. Поскольку в действующем законодательстве отсутствует прямое указание на возможность взыскания морального вреда в пользу юридического лица, в связи с чем, оснований для удовлетворения заявленных требований не имелось.

Личная точка зрения

На мой взгляд, любые утверждения о том, что по своей правовой природе компенсация морального вреда является «нематериальными убытками» и самостоятельным способом защиты, не может являться оправданием для удовлетворения таких требований при отсутствии соответствующей позитивной нормы в действующем законодательстве. Если мы обратимся к содержанию ст. 12 ГК РФ, то увидим, что гражданские права защищаются лишь теми способами, которые указаны в законе. Иными словами, субъекты гражданского права не вправе изобретать новые способы гражданских прав, а суды не вправе удовлетворять исковые требования, основанные на таких непоименованных способах защиты. Поскольку законодатель исключил возможность юридического лица воспользоваться таким способом защиты как компенсация морального вреда, юридические лица не вправе предъявлять такие исковые требования.

Кроме того, не следует забывать, что взыскание морального вреда по своей правовой природе является мерой юридической ответственности. В связи с этим, к требованию о компенсации морального вреда в полной мере подлежат применению положения ст. 54 Конституции РФ, устанавливающие, что юридическая ответственность может наступать только за те деяния, которые законом, действующим на момент их совершения, признаются правонарушениями. Иной подход означал бы нарушение принципа законности и принципа правовой определенности, поскольку осуществляя ту или иную деятельность, любой субъект имеет право заранее знать, соответствует ли она закону (носит ли она противоправный характер), а также какие конкретно неблагоприятные последствия может повлечь такая деятельность. С этой точки зрения, несмотря на слабую юридическую мотивировку, решение Экономической коллегии ВС РФ по приведенному выше делу следует признать правильным.

Завершая тему, хочу остановиться еще на одной не маловажной детали. Можно ли утверждать, что невозможность взыскания морального вреда в пользу юридических лиц, лишила их возможности защитить свои права и законные интересы, которые были нарушены в результате нанесения вреда их деловой репутации? По моему мнению, в действующем российском законодательстве все же существует механизм, позволяющий юридическому лицу получить денежное возмещение за причинение вреда деловой репутации.

Дело в том, что долгое время одним из ключевых преимуществ, которые таила в себе правая позиция о возможности компенсации морального (репутационного) вреда юридическому лицу заключалось в том, что, руководствуясь положениями параграфом 4 главы 59 ГК РФ («Компенсация морального вреда»), пострадавшее юридическое лицо не было обязано доказывать точный размер вреда. В этом и заключалось фундаментальное практическое отличие иска о компенсации морального (репутационного) вреда от иска о взыскании убытков. Другими словами, суд, с учетом обстоятельств дела, мог «на глаз» определить разумный размер морального (репутационного) вреда, что нельзя было сделать применительно к убыткам. Возможно, еще 20 лет назад законодатель осознавал материальный (убыточный) характер требования о компенсации репутационного вреда юридическому лицу, но предоставил возможность в упрощенном порядке защитить деловую репутацию, понимая, что выиграть иск о взыскании убытков в то время будет практически невозможно.

К счастью, времена меняются и российская юриспруденция развивается. ГК РФ вслед за практикой ВАС РФ закрепил норму, запрещающую суду отказывать во взыскании убытков лишь на том основании, что невозможно точно установить размер причиненного вреда (п. 2 ст. 307.1, п. 5 ст. 393 ГК РФ). Тем самым, и сегодня юридическое лицо не лишено возможности требовать взыскания репутационного вреда, опираясь уже не на нормы, регулирующие компенсацию морального вреда, а на нормы о причинении убытков. Ведь каждому здравомыслящему юристу понятно, что причинение вреда деловой репутации, неизбежно влечет негативные имущественные последствия (убытки), которые должны быть возмещены их виновником. Скорее всего, по этому пути и должна пойти правоприменительная практика.

Читайте так же:  Возражение на исковое заявление исковая давность

Таким образом, с точки зрения функционального подхода, положения п. 2 ст. 307.1, п. 5 ст. 393 ГК РФ во многом нивелировали практические неудобства, доставленные внесением изменений в ст. 152 ГК РФ.

Источник: http://www.garant.ru/ia/opinion/author/hlyustov/702882/

Когда и в каком размере можно требовать компенсации морального вреда?

Когда и в каком размере можно требовать компенсации морального вреда?

Основаниями для компенсации морального вреда являются нравственные страдания в связи с повреждением здоровья, утратой родственников и т.д. Компенсировать моральный вред можно во внесудебном порядке либо обратиться в суд. При этом требовать компенсации морального вреда можно в любом размере.

Основания компенсации морального вреда

Вы вправе претендовать на компенсацию морального вреда, если вам причинены физические или нравственные страдания действиями, нарушающими ваши личные неимущественные или имущественные права либо посягающими на принадлежащие вам нематериальные блага, а также в других установленных случаях. При этом в удовлетворении требования о компенсации морального вреда не может быть отказано по причине того, что, например, невозможно точно установить характер и степень телесных повреждений.

Моральный вред, в частности, может быть связан с утратой вами родственников, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих вашу честь, достоинство или деловую репутацию (ч. 1 ст. 151, п. 1 ст. 1064 ГК РФ; п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10; п. 5 Обзора, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018).

Компенсация морального вреда при нарушении имущественных прав

Если моральный вред причинен действиями или бездействием, нарушающими имущественные права гражданина, он подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом (п. 2 ст. 1099 ГК РФ).

При этом моральный вред компенсируется независимо от возмещения имущественного вреда (п. 3 ст. 1099 ГК РФ; ст. 15 Закона от 07.02.1992 N 2300-1).

Компенсация морального вреда при нарушении неимущественных прав

Основанием для возмещения морального вреда являются действия, нарушающие личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага (ст. 151, п. 1 ст. 1099 ГК РФ).

Компенсировать моральный вред можно, в частности, в следующих случаях:

— нарушение тайны завещания (ст. 1123 ГК РФ);

— нарушение прав и интересов в результате распространения ненадлежащей рекламы (ст. 38 Закона от 13.03.2006 N 38-ФЗ);

— нарушение прав в области персональных данных (ст. 17 Закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ);

— нарушение прав и интересов в связи с разглашением информации ограниченного доступа (ст. 17 Закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ);

— невыполнение условий договора о реализации туристского продукта туроператором или турагентом (ст. 6 Закона от 24.11.1996 N 132-ФЗ);

Видео (кликните для воспроизведения).

— нарушение изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами РФ, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, при наличии вины причинителя вреда (ст. 15 Закона от 07.02.1992 N 2300-1).

— нарушение права гражданина, проживающего в жилом помещении, на благоприятную окружающую среду, свободную от воздействия табачного дыма и любых последствий потребления табака соседями (п. 2 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2018), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.12.2018).

Одно из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда — вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. Например, когда вред причинен жизни или здоровью источником повышенной опасности (ст. 1100 ГК РФ; п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10).

Ответственность за причинение морального вреда возлагается на лицо, причинившее такой вред. Доказать отсутствие вины в причинении вреда обязан причинитель вреда (п. 4 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 4 (2016), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016).

Вы можете требовать компенсации морального вреда в любом размере. Тем не менее при определении размера компенсации суд принимает во внимание степень вины нарушителя, учитывает характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего, а также требования разумности и справедливости (п. 2 ст. 1101 ГК РФ).

«Электронный журнал «Азбука права», актуально на 25.06.2019

Другие материалы журнала «Азбука права» ищите в системе КонсультантПлюс.

Наиболее популярные материалы «Азбуки права» доступны в мобильном приложении КонсультантПлюс: Студент.

Источник: http://www.consultant.ru/edu/student/consultation/kompensatsia_moralnogo_vreda/

Возмещение ущерба и компенсация морального вреда

Незаконные действия органов предварительного расследования и суда, а равно их нерасторопность (волокита), безусловно, влекут причинение отдельным участникам процесса как имущественного ущерба, так и морального вреда. Согласно закону причиненный государством ущерб возмещается, а моральный вред компенсируется. Спор обычно ограничивается суммой, подлежащей выплате потерпевшим в результате неправомерных действий государственных органов. Анализ практики возмещения ущерба и компенсации морального вреда позволяет сделать вывод, что суды не всегда ответственно подходят к вопросу об удовлетворении исковых требований как участников процесса, так и случайных лиц, которые не прочь заработать на судейской невнимательности.

Помешало заключение под стражу

Постановлением Советского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 11.09.2014 постановлено взыскать с Минфина России в счет возмещения материального ущерба, причиненного незаконным привлечением А. к уголовной ответственности, 16 182 794 руб.

Следующим Постановлением от 24.11.2014 этого же суда представителю Минфина России в восстановлении срока обжалования предыдущего Постановления отказано.

Судья Верховного Суда РФ 22 мая 2015 года отказал в передаче кассационной жалобы Министерства финансов РФ для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ Давыдов В.А., отменяя Постановление судьи Верховного Суда РФ, указал на следующие основания.

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями для отмены решения суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного закона, повлиявшие на исход дела. Советским районным судом такие нарушения допущены.

Из судебного материала следует, что 7 января 2007 года по договору займа А. занял у Х. 23 000 000 руб. с обязательством возврата 7 июня 2007 года.

А. был задержан 6 марта 2007 года в порядке ст. 91, 92 УПК РФ, а 7 марта 2007 года в отношении него избрана мера пресечения – заключение под стражу, срок содержания под стражей неоднократно продлевался.

По Приговору Верховного суда Республики Дагестан от 22.01.2009 А. оправдан за непричастностью к совершению преступлений, мера пресечения в отношении него отменена.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30.07.2009 приговор в отношении А. оставлен без изменения.

В связи с выплатой должником А. кредитору Х. всей суммы займа, а также процентов за просрочку срока возврата займа (11 270 000 руб.) 30.04.2009 договор был расторгнут.

Читайте так же:  Неисполнение мирового соглашения в гражданском процессе последствия

Судом первой инстанции сложившаяся ситуация истолкована следующим образом: в связи с незаконным привлечением к уголовной ответственности, а также незаконным содержанием под стражей в период с 6 марта 2007 года по 22 января 2009 года А. не смог вернуть взятую в долг сумму в срок. Только после вынесения оправдательного приговора и освобождения из-под стражи А. оплатил долг и проценты по нему.

Как видим, суд усмотрел причинно-следственную связь между незаконным привлечением к уголовной ответственности и лишением возможности своевременно вернуть долг.

Между тем из пояснений А. неясно, куда им были вложены взятые в долг деньги. На момент заключения А. под стражу 6 марта 2007 года половина срока действия договора займа уже истекла, следовательно, в течение этого срока А. имел возможность распорядиться денежными средствами и иметь с них не убытки, а доход, как и планировал при заключении договора.

А. суду показал, что не успел исполнить свои намерения – вложить денежные средства в покупку квартир, что повлекло бы получение прибыли. Однако причину этого он не объяснил. А. также не объяснил, почему он, находясь под стражей, не выдал доверенность своему представителю на распоряжение денежными средствами и на возврат суммы займа по договору, указав лишь на отсутствие у его родственников и знакомых невозможности оплаты его долга. А. не пояснил, где в течение времени с 7 января 2007 года по 30 апреля 2009 года находились денежные средства и что дало ему возможность вскоре после освобождения из-под стражи вернуть не только сумму займа, но и все проценты, то есть 34 270 000 руб.

При таких обстоятельствах заместитель Председателя Верховного Суда РФ Давыдов В.А. посчитал вывод суда о наличии причинно-следственной связи между лишением возможности своевременной выплаты суммы займа и понесенных в связи с этим расходов и незаконным привлечением к уголовной ответственности А. преждевременным1.

Родственники решили заработать

Х. и Т. обратились в суд с иском к МФ РФ и к УМВД РФ по г. Курску, отделу полиции № 1 УМВД РФ по г. Курску, отделу полиции № 6 УМВД РФ по г. Курску, ОГИБДД УМВД РФ по г. Курску о взыскании компенсации морального вреда.

В своем заявлении истцы привели следующие доводы. ДТП, в результате которого пешеходу П. были причинены тяжкие телесные повреждения, произошло 19 июля 2014 года. Потерпевшего доставили в БМУ «Курская Областная Клиническая больница», где от полученных травм он скончался 20 июля 2014 года.

Вечером 5 августа 2014 года родная сестра П. – гражданка Х. случайно узнала о смерти брата, на следующий день в ОБУЗ «Бюро СМЭ» она опознала тело потерпевшего.

Х. и мать погибшего Т. пришли к выводу: сотрудниками ОВД им причинен моральный вред, так как те не известили их о смерти родственника, лишив их возможности принять решение о вскрытии тела и проститься с родным человеком и похоронить его достойно в разумные сроки. Также труп вскрыли без их согласия, хранили в морге с биркой «бесхозный».

Свои страдания истцы оценили в 250 000 руб. каждой.

Решением Ленинского районного суда г. Курска от 18.06.2015 постановлено: иск Х. и Т. о взыскании компенсации морального вреда удовлетворить частично, взыскав в пользу каждой по 70 000 руб., в пользу первой расходы по юридической помощи – 5000 руб.

Судебная коллегия по гражданским делам, отменяя данное решение, указала следующее. Согласно п. 2 ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекший последствий, предусмотренных п. 1 данной статьи, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ст. 1069 ГК РФ.

В соответствии со ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что сотрудники полиции, выезжавшие на место происшествия, составлявшие протокол его осмотра, не выяснили дальнейшую судьбу пострадавшего, не установили момент его смерти. Отдел полиции № 6 УМВД г. Курска, получив извещение от 21.07.2014 о поступлении П. в лечебное учреждение, не предпринял исчерпывающих мер по установлению родственников пострадавшего.

Из материалов дела усматривается, что в 5 часов 19 июля 2014 года оперативный дежурный получил сообщение о наезде на пешехода. Сообщение зарегистрировано в книге учета преступлений ОП № 1 УМВД РФ за № 6811, на место происшествия незамедлительно была направлена следственно-оперативная группа. Прибыв на место происшествия, сотрудниками полиции установлено, что в результате наезда автомобиля «Рено-Логан» на пешехода П. последнему причинены телесные повреждения, для оказания медицинской помощи он был доставлен в БМУ «Курская областная клиническая больница».

Материал о ДТП передан в дежурную часть ОП № 1, а затем в ОГИБДД УМВД РФ. В 7 часов 19 июля 2014 года в дежурную часть ОП № 1 поступило сообщение из БМУ «Курская областная клиническая больница» о доставлении П. в больницу. Сотрудниками полиции установлен телефон матери П., были приняты меры по оповещению родственников о случившемся.

Согласно материалам служебной проверки нарушений положения об организации взаимодействия подразделений органов внутренних дел РФ при раскрытии и расследовании преступлений, утвержденного Приказом МВД России от 26.03.2008 № 2870 дсп, выявлено не было: оперативный дежурный, пытался установить личность пострадавшего, равно пытался сообщить родственникам о его нахождении в медицинском учреждении.

Материалами проверки прокуратуры г. Курска установлены процессуальные нарушения в действиях сотрудников полиции и сотрудников ГИБДД, касающиеся нарушения сроков передачи материла для возбуждения административного производства.

Однако нарушение этих сроков не находится в причинно-следственной связи между действиями (бездействием) сотрудников полиции и негативными последствиями. Законодатель не возлагает на сотрудников ОВД обязанность по оперативному розыску родственников пострадавших и уведомлению их о смерти. Ссылка суда первой инстанции на Закон «О полиции» и УПК РФ, которые регламентируют полномочия органов государственной власти в связи с обнаружением неопознанного трупа, несостоятельна. После ДТП П. был жив, личность его была установлена, скончался он в медицинском учреждении.

В связи с тем что медицинское учреждение не поставило в известность родственников о смерти П., 20 июля 2014 года решением Промышленного районного суда г. Курска взыскана компенсация морального вреда в пользу Х. и Т.

Читайте так же:  Претензия образец возмещении ущерба затопление

В суде апелляционной инстанции Х. не оспаривала того обстоятельства, что она не проживала с братом, ее адреса в документах брата не имелось. Почему Т. не интересовалась судьбой сына, не принимала мер к его розыску, истица объяснить не могла, равно как и не могла пояснить, почему на сообщения ОВД по телефону она не отвечала.

Общим основанием ответственности за вред в силу ст. 1064 ГК РФ является вина причинителя. На потерпевшем лежит обязанность доказать факт наступления тех или иных негативных последствий, признаваемых вредом, их объем, а также причинную связь между действиями причинителя и этими последствиями.

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Истцами не представлено доказательств, что действиями (бездействием) сотрудников полиции им были причинены моральные и нравственные страдания, что их действия (бездействие) находятся в причинно-следственной связи с наступившими последствиями2.

Основные выводы

Как видим, желающих обогатиться за счет государства, а следовательно, за счет всех членов общества предостаточно, в своих замыслах они изощрены.

Причин, объясняющих успех охотников легкого заработка, много. Первая из них – отсутствие соответствующего теоретического определения злоупотребления правом на возмещение имущественного ущерба и на компенсацию морального вреда. Второй причиной является пробел в законодательстве в части определения перечня ситуаций, в которых возмещению подлежит как имущественный ущерб, так и моральный вред.

Приведенные примеры позволяют сделать вывод о том, что не всегда суд в состоянии разграничить право на возмещение ущерба, компенсацию морального вреда и злоупотребления этим правом.

1 Постановление заместителя Председателя ВС РФ Давыдова В.А. об отмене постановления судьи и передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции от 18.09.2015 № 20-УД15-11.

2 Апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Курского областного суда от 19.08.2015 № 33-2343-2015.

Источник: http://www.eg-online.ru/article/321738/

Имеет ли право юридическое лицо на компенсацию морального вреда?

Здравствуйте, по существу заданного вопроса можем сообщить следующее.

Согласно ч. 1 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом.

В силу ч. 9 ст. 152 ГК РФ гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений.

До 2013 года существовала устойчивая судебная практика, позволяющая юридическим лицам требовать возмещения убытков, причиненных распространением сведений порочащих деловую репутацию, включая требования о компенсации морального вреда.

Однако Федеральным законом от 2 июля 2013 г. № 142-ФЗ в статью 152 ГК РФ были внесены изменения.

В настоящее время в силу ч. 11 ст. 152 ГК РФ правила данной статьи о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

Таким образом, законодатель указал, что юридическое лицо вправе требовать от лица, распространяющего сведения порочащие деловую репутацию, опровержения этих сведений и взыскания убытков, причиненных таким распространением. Однако юридическое лицо не может требовать компенсации морального вреда.

Согласно Обзору практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденному Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 г. по делам, рассмотренным до 1 октября 2013 г. (даты вступления в силу Федерального закона от 2 июля 2013 г. № 142-ФЗ), требования о компенсации морального вреда заявлялись и юридическими лицами, которым на основании пункта 7 статьи 152 ГК РФ (в ранее действующей редакции) такое право было предоставлено в случае распространения о них сведений, порочащих их деловую репутацию. Ныне действующая статья 152 ГК РФ исключает применение нормы о компенсации морального вреда при распространении сведений, затрагивающих деловую репутацию юридического лица (пункт 11).

С учетом этого юридические лица и индивидуальные предприниматели как субъекты предпринимательской деятельности вправе защищать свою деловую репутацию путем опровержения порочащих их сведений или опубликования своего ответа в печати, а также заявлять требования о возмещении убытков, причиненных распространением таких сведений.

Надлежащими ответчиками по делам анализируемой категории являются авторы не соответствующих действительности сведений, а также лица, распространившие эти сведения, например, средства массовой информации, которые, как показывает обзор судебной практики, привлекаются в качестве ответчиков по делам указанной категории в четыре раза реже, чем граждане или юридические лица.

Решение об удовлетворении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации выносится судом в случае установления совокупности трех условий:

— сведения должны носить порочащий характер;

— сведения должны быть распространены;

— сведения не должны соответствовать действительности.

При этом заявитель обязан доказывать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, и порочащий характер этих сведений. На ответчика же возложена обязанность доказать, что распространенные им сведения соответствуют действительности.

По данному вопросу существует и непосредственная судебная практика в виде Определения Верховного Суда РФ от 17.08.2015 года по делу № 309-ЭС15-8331, А50-21226/2014 из которого следует, что из буквального содержания положений закона следует, что компенсация морального вреда возможна в случаях причинения такого вреда гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. В иных случаях компенсация морального вреда может иметь место лишь при наличии прямого указания об этом в законе.

Поскольку в действующем законодательстве отсутствует прямое указание на возможность взыскания морального вреда в пользу юридического лица, в связи с чем, оснований для удовлетворения заявленных требований не имелось.

Исходя из всего вышеперечисленного, можно сделать однозначный вывод о том, что юридическое лицо не может требовать компенсации морального вреда, но не лишено права требовать возмещения убытков, причиненных распространением сведений порочащих деловую репутацию юридического лица.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://advokativlev.ru/vopros-otvet/yuridicheskoe-litso-kompensatsiya-moralnogo-vreda/

Компенсация морального вреда юридическому лицу
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here