Апелляция моральный вред

Апелляция составила «шпаргалку» по определению размера компенсации морального вреда при реабилитации

Вологодский областной суд на своем сайте представил обобщение практики рассмотрения районными и городскими судами региона споров по искам о взыскании компенсации морального вреда в связи с реабилитацией в 2013 году и 1-м полугодии 2014 года.

В обзоре анализируется применение судами области норм закона о компенсации морального вреда при реабилитации, разбираются наиболее характерные ошибки судей при разрешении дел указанной категории, приводятся практические рекомендации.

В частности, областной суд подробно разбирает вопрос об определении размера компенсации морального вреда по делам о взыскании компенсации морального вреда в связи с реабилитацией.

Суд отмечает, что заявители, обращаясь с исками о взыскании компенсации морального вреда при реабилитации, как правило, не приводят расчет суммы, которая, по их мнению, будет разумной и справедливой компенсацией за причиненные нравственные и физические страдания, вызванные незаконным привлечением к уголовной ответственности.

Лишь в одном случае Савич В. В., обращаясь в Череповецкий городской суд с иском к Минфину России о взыскании компенсации морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, привел расчет взыскиваемой суммы: 222 000 руб. за время нахождения под стражей из расчета 2400 руб. за сутки (92,5 суток).

В соответствии со статьями 151, 1101 ГК РФ при определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства, учитывает степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, а также требования разумности и справедливости.

Верховный суд РФ в п. 21 постановления Пленума № 17 разъяснил, что при определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному судам необходимо учитывать продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения, в котором лицо отбывало наказание. Мотивы принятого решения о компенсации морального вреда должны быть указаны в решении суда. Размер компенсации морального вреда по делам рассматриваемой категории варьировался от 1000 руб. до 1 млн руб.

При определении размера компенсации морального вреда суды учитывали различные обстоятельства: продолжительность предварительного расследования и судебного разбирательства, умаление чести и достоинства, нанесение ущерба профессиональной репутации, большой общественный резонанс дела, освещение дела в средствах массовой информации, тяжесть предъявленного обвинения, длительность применения меры пресечения, ухудшение состояния здоровья и другие.

Например, решением Вологодского городского суда от 20 февраля 2014 с Минфина в пользу Пученичева В. М. взыскана 1000 руб. Определяя размер компенсации морального вреда, суд первой инстанции исходил из фактических обстоятельств дела (частичный характер реабилитации), данных, характеризующих личность истца (наличие судимостей, отбывание наказания в виде лишения свободы), характера причиненных истцу нравственных страданий, требований разумности и справедливости.

Решением Череповецкого районного суда от 13 мая 2014 года, оставленным без изменения Вологодским областным судом, с Минфина в пользу Шведова А. Г. взыскан 1 млн руб. Определяя размер компенсации морального вреда, суд исходил из конкретных обстоятельств дела, а именно – избрание в отношении истца меры пресечения в виде заключения под стражу и подписки о невыезде, длительность уголовного преследования (период незаконного нахождения Шведова А. Г. в местах лишения свободы составил три года семь месяцев и 13 дней), освещение в СМИ обвинительного приговора в отношении истца, наличие малолетнего сына, состояние здоровья Шведова А. Г. Кроме того, суд учел личность истца, занимавшего должность старшего оперуполномоченного по особо важным делам отдела по противодействию незаконному обороту наркотиков управления по борьбе с организованной преступностью и имевшего выслугу более 20 лет, положительные характеристики по месту службы, наличие поощрений и наград.

Обобщение также выявило случаи принятия судом решения о взыскании компенсации морального вреда без указания мотивов. Например, рассматривая дело по иску Конина Д. А. к Минфину России о взыскании компенсации морального вреда, судья Вологодского городского суда в решении от 14 февраля 2013 указала: «Исходя из принципа разумности и справедливости, с учетом степени причиненных Конину Д. А. нравственных страданий и всех обстоятельств дела, суд полагает возможным взыскать с Министерства финансов за счет казны РФ в пользу истца в возмещение морального вреда 40 000 руб.».

Крайне редко суд апелляционной инстанции не соглашается с размером компенсации морального вреда, взысканной судом первой инстанции.

Так, решением Великоустюгского районного суда от 26 июля 2013 с Минфина в пользу Панкратова Н. В. взыскана компенсация морального вред в размере 700 000 руб. и расходы по оплате услуг представителя – 10 000 руб. Признавая за Панкратовым Н. В. право на компенсацию морального вреда, суд первой инстанции исходил из того, что уголовное преследование прекращено по реабилитирующему основанию – ввиду отсутствия в действиях состава преступления, а также принял во внимание избрание меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Судебная коллегия Вологодского областного суда в апелляционном определении от 6 ноября 2013 указала, что при определении размера компенсации морального вреда суд первой инстанции не в полной мере исследовал обстоятельства дела, не учел характер и степень причиненных истцу страданий, а также требования разумности и справедливости.

Панкратов Н. В. не заявлял перед следователем ходатайств о разрешении выезда за пределы города Великий Устюг Вологодской области Российской Федерации. Представленные прокурором суду апелляционной инстанции данные свидетельствуют о том, что наличие меры пресечения в виде подписки о невыезде не препятствовало Панкратову Н. В. выезжать за пределы города Великий Устюг (в период с 19 октября по 21 октября 2011 года Панкратов Н. В. проживал в гостинице «Спутник», расположенной в городе Вологда).

Заболевания, на наличие которых ссылался истец в исковом заявлении, имелись у него задолго до привлечения его к уголовной ответственности и применения в качестве меры пресечения подписки о невыезде (справка военно-врачебной комиссии Управления исполнения наказаний по Вологодской области).

Читайте так же:  Сроки восстановления клеток разных органов человека

Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия снизила размер компенсации морального вреда, взысканной в пользу Панкратова Н. В., до 300 000 руб., что, по мнению коллегии, обеспечило соразмерность взысканной компенсации нравственным страданиям истца и соблюдение требований разумности и справедливости.

Решением Вологодского городского суда от 12 февраля 2013 года с Министерства финансов в пользу Праховой Т. А. взыскано 100 000 руб. Суд первой инстанции, установив факт незаконного привлечения Праховой Т. А. к уголовной ответственности, применения к ней подписки о невыезде и надлежащем поведении, отстранения от занимаемой должности, пришел к правильному выводу о наличии причинной связи между действиями органов следствия и перенесенными истцом нравственными страданиями.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд первой инстанции исходил из фактических обстоятельств дела, длительности периода производства предварительного следствия и рассмотрения дела в суде, характера причиненных истице нравственных страданий, а также индивидуальных особенностей потерпевшей.

Вместе с тем судебная коллегия в апелляционном определении от 15 мая 2013 года посчитала размер взысканной судом первой инстанции компенсации заниженным, не соответствующим перенесенным истицей страданиям, принципам разумности и справедливости, а потому увеличила его до 300 000 руб.

С полным текстом обобщения Вологодским областным судом практики рассмотрения районными (городскими) судами Вологодской области споров по искам о взыскании компенсации морального вреда в связи с реабилитацией в 2013 году – 1-м полугодии 2014 года можно ознакомиться здесь.

Источник: http://pravo.ru/news/view/112442/

​Апелляция просит не присуждать компенсацию морального вреда за кражи

Калужский областной суд представил обзор апелляционной, кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам президиума суда за первый квартал 2016 года.

Как отмечается в обзоре, качество рассмотрения дел судами области за первые три месяца с начала года ухудшилось по сравнению с тем же периодом 2015 года, составив 86,1% (за I квартал 2015 года — 90,4%). Значительное количество ошибок допущено судами в применении уголовного закона при назначении наказания.

В документе анализируются нарушения уголовного закона, квалификация преступлений, нарушения уголовно-процессуального закона, нарушения закона при вынесении иных постановлений.

В частности, по поводу одного из дел Калужский облсуд отмечает, что при нарушении имущественного права гражданина присуждение морального вреда допускается, если это предусмотрено федеральным законом.

Приговором Калужского районного суда от 1 декабря 2015 года П. признан виновным в совершении кражи с причинением значительного ущерба гражданину. Суд постановил взыскать с П. в пользу потерпевшего Р. денежную компенсацию морального вреда в размере 50 000 рублей.

При разрешении гражданского иска потерпевшего судом допущено нарушение действующего законодательства. Так, в соответствии со ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В том случае, когда нарушаются имущественные права гражданина, присуждение денежной компенсации причиненного морального ущерба допускается только, если это прямо предусмотрено федеральным законом. Однако ни гражданское, ни иное законодательство не содержат указаний на возможность компенсации морального вреда, причиненного кражей.

П. осужден за совершение кражи, то есть за преступление против собственности, где объектом преступления является исключительно собственность потерпевшего, то есть его материальное благо, и не затрагивается такой объект преступного посягательства, как личность потерпевшего, в связи с чем в соответствии с требованиями закона на осужденного за кражу не может быть возложена обязанность денежной компенсации морального вреда.

При указанных обстоятельствах приговор суда в отношении П. в части решения о взыскании компенсации морального вреда отменен (апелляционное постановление Калужского областного суда по делу № 22-180/2016).

Источник: http://legal.report/13072016-4/

—>Автоюрист Лезин А.В. Самара, +7(846)221-61-26 —>

Обжалование размера компенсации морального вреда

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:

с участием прокурора …

рассмотрела в открытом судебном заседании … 2016 года в г. Челябинске гражданское дело по апелляционной жалобе . на решение . районного суда Челябинской области от 04 июля 2016 года по иску . к . о взыскании материального ущерба, компенсации морального вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием.

Заслушав доклад судьи . об обстоятельствах дела и доводах апелляционной жалобы, пояснения истца . поддержавшего доводы апелляционной жалобы, заключение прокурора …, полагавшей решение подлежащим изменению в части размера компенсации морального вреда, судебная коллегия

. В.М. обратился с иском к . о взыскании материального ущерба в размере **** руб., компенсации морального вреда в размере **** руб., судебных расходов по оплате услуг представителя в размере **** руб.

В обоснование заявленных требований указал, что … 2015 года на … км. автодороги … произошло дорожно-транспортное происшествие. Ответчик, управляя автомобилем ****, государственный номер ****, в нарушение п. 1.5, 9.1 Правил дорожного движения не справился с управлением, выехал на полосу встречного движения и совершил столкновение с автомобилем ****, государственный номер ****, под управлением истца. В результате ДТП ему был причинен вред здоровью в виде ****

**** В связи с полученными травмами он находился на стационарном лечении в . й районной больнице, Челябинской областной больнице, а затем проходил амбулаторное лечение по месту жительства. За свой счет в период амбулаторного лечения он приобретал лекарственные препараты на сумму **** руб. С момента ДТП и до настоящего времени он лишен возможности вести полноценную активную жизнь, вынужден отказаться продолжать работу в связи с плохим самочувствием; до настоящего времени его здоровье не восстановлено; он проходит лечение по поводу болезненности при **** и нагрузке; передвигается с трудом; сохраняется ****; обострились имевшиеся у него ****. Постановлением . районного суда по делу об административном правонарушении от … 2016 года . признан виновным в совершении административного правонарушения, повлекшее данное ДТП.

Читайте так же:  В каком размере возмещается моральный вред

В судебном заседании . В.М. заявленные исковые требования поддержал.

Ответчик . исковые требования признал частично.

Суд постановил решение, которым исковые требования удовлетворил частично. Взыскал с . а А.Ю. в пользу . компенсацию морального вреда в размере **** руб., судебные расходы в размере **** руб., всего взыскал **** руб.

В апелляционной жалобе . В.М. просит решение суда изменить в части размера компенсации морального вреда, подлежащего взысканию. Указывает, что суд не учел его пенсионный возраст, семейное положение, а также то, что экспертиза, представленная в материалах административного дела, проводилась только на основании амбулаторной карты, имеющейся в . й ГБУЗ, но без выписных эпикризов, снимков и заключений Челябинской областной клинической больницы. Кроме того, причиненный ему вред средней тяжести повлек обострение имеющихся заболеваний, реабилитация продолжается, **** не прошла, ответчик материальный и моральный вред не компенсировал, извинений не принес, материальной помощи в период лечения не оказывал. Суд не дал критической оценки пояснениям ответчика о том, что его доход составляет **** руб., как ухаживающего за матерью-инвалидом, при этом ответчик не отрицал, что на автомобиле он ехал на работу, за матерью ухаживает социальный работник, каких-либо доказательств, препятствующих ему работать, или о наличии кредитных обязательствах не представил.

Ответчик . о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции извещен, в суд не явился, о причинах неявки не сообщил, в связи с чем судебная коллегия на основании ст. 327 и ст. 167 Гражданского процессуального кодекса РФ находит возможным рассмотрение дела в его отсутствие.

В соответствии со ст. 327.1 Гражданского процессуального кодекса РФ суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе. В случае, если в порядке апелляционного производства обжалуется только часть решения, суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения только в обжалуемой части.

Учитывая, что решение суда в части взыскания судебных расходов и расходов по оплате лечения сторонами не оспаривается, судебная коллегия считает возможным проверить решение суда только в обжалуемой части, а именно в части взыскания компенсации морального вреда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия полагает решение суда первой инстанции подлежащим изменению в части размера компенсации морального вреда в связи с несоответствием выводов суда обстоятельствам дела.

В силу ст. 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Согласно ст. 1079 Гражданского кодекса РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов и пр.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

На основании п. 3 ст. 1083 Гражданского кодекса РФ суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.

Исходя из положений ст. 151 Гражданского кодекса РФ, в случае причинения гражданину морального вреда (физических или нравственных страданий) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических или нравственных страданий, связанными с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

В соответствии с п. 2 ст. 1100 Гражданского кодекса РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинён жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

Согласно п. 2 ст. 1101 Гражданского кодекса РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Из материалов дела следует, что … 2015 года в … мин. на … км. автодороги … произошло ДТП. Водитель . управляя принадлежащим ему на праве собственности автомобилем ****, государственный номер ****, в нарушение п. 1.5, 9.1 Правил дорожного движения не справился с управлением, выехал на полосу встречного движения и совершил столкновение с автомобилем ****, государственный номер ****, под управлением . а В.М. В результате ДТП . у В.М. причинен вред здоровью средней тяжести.

В связи с полученными травмами . В.М. с … 2015 года по … 2015 года находился на лечении в **** с диагнозом «**** (л.д. 13).

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № … от … 2016 года у . а В.М. имелась ****. Указанная травма вызвала длительное расстройство здоровья и расценивается, как причинившая вред здоровью тяжести (л.д. 43-44).

Вступившим в законную силу постановлением . районного суда Челябинской области от … 2016 года . признан виновным в совершении административного правонарушения по ч. 2 ст. 12.24 КоАП РФ, ему назначено наказание в виде штрафа в размере **** руб. (л.д. 6).

Разрешая спор, суд первой инстанции, учитывая доказанность вины ответчика в произошедшем ДТП, повлекшем причинение вреда здоровью истца средней тяжести, пришел к правильному выводу о наличии оснований для возложения ответственности на . а А.Ю., как на лицо, являющееся виновником ДТП.

Соглашаясь с решением суда в части возложения на . а А.Ю. ответственности по возмещению причиненного вреда, судебная коллегия в то же время не может согласиться с определенным судом размером компенсации морального вреда.

Читайте так же:  Куда подается жалоба в верховный суд

Как следует из разъяснений, содержащихся в п. 32 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 года № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», при определении размера компенсации морального вреда суду с учетом требований разумности и справедливости следует исходить из степени нравственных или физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, степени вины нарушителя и иных заслуживающих внимания обстоятельств каждого дела.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд первой инстанции учитывал обстоятельства причинения истцу вреда, степень тяжести повреждений, вину ответчика в форме неосторожности, имущественное положение ответчика (наличие иждивенцев, отсутствие постоянного источника дохода за исключением выплаты, производимой неработающему трудоспособному лицу, осуществляющему уход за ****, в размере **** руб.) и пришел к выводу о том, что отвечающей требованиям разумности и справедливости будет компенсация в размере **** руб.

Между тем, при определении размера компенсации морального вреда суд первой инстанции не дал полной оценки всем заслуживающим внимания обстоятельствам, не учел в полной мере степень тяжести причиненных истцу физических и нравственных страданий, пожилой возраст истца и наличие свойственных этому возрасту заболеваний и процессов, затрудняющих диагностику, течение и лечение травм ****, необходимость более длительного времени для излечения.

При этом, как следует из материалов дела, вина истца в произошедшем ДТП, в результате которого ему были причинены указанные выше телесные повреждения, не установлена, тогда как вина ответчика подтверждена и им не оспаривалась.

Кроме того, определенный судом размер компенсации морального вреда в пользу истца, не отвечает таким важным критериям, определенным в законе, как принципам разумности и справедливости, которые включают в себя также учет имущественного положения причинителя вреда, которое судом первой инстанции в должной мере не исследовалось.

Принимая во внимание доводы ответчика об отсутствии у него работы и нахождении на иждивении несовершеннолетних детей, судом не учтено, что сами по себе указанные обстоятельства не являются основанием для снижения размера компенсации морального вреда, доказательства отсутствия трудовых и иных доходов, имущественного положения ответчиком не представлены, не представлена трудовая книжка, не даны пояснения о том, на какие средства он существует.

Имеющаяся в материалах дела справка о получении ответчиком выплаты по уходу за нетрудоспособным лицом в размере **** руб. не отражает с достоверностью его реального материального и имущественного положения.


Учитывая изложенное, а также отсутствие доказательств имущественного положения ответчика, судебная коллегия приходит к выводу о том, что приведенные ответчиком доводы не свидетельствуют о наличии тяжелого материального положения, дающего основания для снижения размера ответственности.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает определенную судом первой инстанции сумму компенсации морального вреда, подлежащей взысканию с ответчика в пользу истца, явно заниженной и не соответствующей принципам разумности и справедливости, в связи с чем считает необходимым увеличить размер компенсации морального вреда до **** руб., а общую сумму взыскания до **** руб., изменив решение суда в данной части.

Руководствуясь ст. ст. 328-330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

Видео (кликните для воспроизведения).

Решение . районного суда Челябинской области от … 2016 года в части размера компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с . а А.Ю. в пользу . а В.М., изменить, увеличив сумму взыскания до **** руб., а общую сумму взыскания до **** руб.

Это же решение суда в остальной части оставить без изменения, апелляционную жалобу . а В.М. — без удовлетворения.

Источник: http://barrister.3dn.ru/publ/vred_pri_dtp/obzhalovanie_razmera_kompensacii_moralnogo_vreda/23-1-0-2646

ВС присудил многомиллионную компенсацию морального вреда

Несчастный случай

10 июня 2017 года несовершеннолетняя Алина Ахматова* попала под поезд на перегоне между станциями «Амурский залив» и «Надеждинская», что в Приморском крае. Девочка получила тяжелые ранения, но она выжила и ей присвоили инвалидность. Ахматову перевели на домашнее обучение, потому что она «не адаптирована к нахождению в коллективе и не совсем адекватно воспринимает и оценивает происходящее вокруг неё».

Родители девочки подали иск к РЖД и «Ингосстраху», у которого железнодорожный монополист застраховал свою ответственность. В числе прочего, они потребовали крупную компенсацию морального вреда — потому что произошедшее доставило «глубокие нравственные страдания» как самой девочке, так и ее родственникам, которые теперь вынуждены ухаживать за ней.

Первая инстанция удовлетворила требования истцов, но частично: взыскала 3 млн руб. в пользу пострадавшей (2,7 млн руб. с РЖД и 0,3 млн руб. — с «Ингосстраха»). В пользу родственников, с которыми она проживает, суд взыскал с РЖД еще 1 млн руб., распределив его между матерью, отцом и братом девочки. Апелляция решение пересмотрела: суд решил, что сумма компенсации морального вреда не отвечает принципу разумности и обстоятельствам дела. Ведь Ахматова проявила «грубую неосторожность» и находилась на железнодорожных путях в нарушение Правил проезда и перехода через железнодорожные пути. А значит, совершённые ею действия без наличия вины «относятся к объективно-неправомерным действиям — деяниям, нарушающим норму права и причиняющим вред — которые подлежали учёту как обстоятельства транспортного происшествия». В итоге Приморский краевой суд снизил размер компенсации морального вреда, а родственникам и вовсе отказал в компенсации.

ВС: компенсация переживаний за близких возможна

По представлению из Генеральной прокуратуры дело было пересмотрено в Верховном суде. Гражданская коллегия пришла к выводу, что апелляция не приняла во внимания «индивидуальные особенности» Ахматовой, на которые указал суд первой инстанции при обсуждении вопроса о наличии или отсутствии в ее действиях грубой неосторожности. А именно — возраст девочки, которая «не могла осознавать опасность своих действий, предвидеть их последствия и следовательно, не могла допустить грубую неосторожность». Первая инстанция правильно оценила размер морального вреда для девочки в 3 млн руб., указал ВС.

Кроме того, Верховный суд напомнил: в случае причинения вреда жизни или здоровью гражданина родственники и другие члены семьи гражданина могут заявить требование о компенсации морального вреда. Потому что, исходя из сложившихся семейных связей, характеризующихся «близкими отношениями, духовным и эмоциональным родством между членами семьи», возможно причинение морального вреда не только пострадавшему, но и лично членам семьи — в связи с причинением вреда здоровья их близкому родственнику. Таким образом, был признан ошибочным вывод апелляции о том, что переживания родственников после происшествия за жизнь и здоровье девочки являются производными от ее собственных переживаний.

Читайте так же:  Пределы права собственности на землю

В итоге коллегия ВС по гражданским делам отменила акт апелляционной инстанции и «засилила» решение Надеждинского районного суда Приморского края.

Председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по вопросам определения размеров компенсаций морального вреда Ирин Фаст относит определение ВС к категории «знаковых» по теме компенсации морального вреда. «Верховный суд в своих судебных актах исключительно редко высказывает свою позицию по этому вопросу», — отмечает она.

В Определении категорично и однозначно указано на недопустимость снижения размера компенсации несовершеннолетним при наличии их вины в несчастном случае. Судебная практика по данному вопросу складывается таким образом, что суды устанавливают вину в несчастном случае даже несовершеннолетним. Это приводит к снижению ежемесячных выплат в счет возмещения вреда здоровью на 50% и даже 90%.

По словам эксперта, «особенно удручающая» ситуация сложилась именно по искам к РЖД. «Количество людей, гибнущих под колесами поездов и получающих травмы с последующей инвалидизацией исчисляется тысячами, а размеры присуждаемых компенсаций мизерны, судебные акты формальны и написаны «под копирку», — объясняет Фаст. Так, средний размер компенсации морального вреда по искам к «РЖД» составляет порядка 30 000 руб. по делам в связи с гибелью близкого родственника.

Источник: http://pravo.ru/news/213559/

Апелляционная жалоба на решение суда о взыскании ущерба и морального вреда

Истец: ________________________
Адрес: ________________________

Ответчик: ОСАО «____________»
Адрес: ________________________

Апелляционная жалоба
на решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы
от _______________ года

Изменить решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от _________ года по гражданскому делу №________ в части взыскания суммы моральной компенсации, суммы восстановительного ремонта, суммы государственной пошлины и принять по делу новое решение, которым мои исковые требования к Ответчику удовлетворить в полном объеме, а так же взыскать с Ответчика расходы на оплату юридических услуг, понесенных мной в связи с составлением апелляционной жалобы, в размере _________ рублей.

Источник: http://sudsovetnik.ru/%D0%BE%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%B5%D1%86/%D0%B0%D0%BF%D0%B5%D0%BB%D0%BB%D1%8F%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%B6%D0%B0%D0%BB%D0%BE%D0%B1%D0%B0_%D0%BD%D0%B0_%D1%80%D0%B5%D1%88%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B0_%D0%BE_%D0%B2%D0%B7%D1%8B%D1%81%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B8_%D1%83%D1%89%D0%B5%D1%80%D0%B1%D0%B0_%D0%B8_%D0%BC%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE_%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%B0

Апелляционное определение (о компенсации морального вреда)

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

26 июля 2017 года судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе

председательствующего ,

судей , ,

при секретаре ,

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Липецке гражданское дело по апелляционным жалобам истца К., ответчика Министерства финансов РФ, третьего лица Управления МВД России по Липецкой области на решение Советского районного суда г. Липецка от 18 апреля 2017 года, которым постановлено

Взыскать с Министерства Финансов Российской Федерации за счет средств казны Российской Федерации в пользу К. компенсацию морального вреда в размере 60.000 рублей.

Заслушав доклад судьи , судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

К. обратился в суд с иском к Министерству финансов РФ о компенсации морального вреда. Истец указал, что с 9 ноября 2011 года по 27 января 2014 года в его отношении осуществлялось незаконное уголовное преследование по признакам состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 228 УК РФ, оконченное ввиду истечения срока давности. В результате он длительное время испытывал бремя наступления уголовной ответственности, был вынужден исполнять соответствующие процессуальные обязанности, находился под стражей, дал подписку о невыезде.

По изложенным основаниям К. просил взыскать компенсацию морального вреда в размере 680.000 рублей.

Дело рассмотрено в отсутствие К., который был надлежащим образом извещен о судебном заседании, и о личном участии не просил.

В судебном заседании представитель Министерства финансов РФ Л. возражала против иска, указывая на прекращение уголовного преследования по не реабилитирующему основанию.

Представитель третьего лица Управления МВД России по Липецкой области по доверенности Х. также возражал против иска.

Суд постановил решение, резолютивная часть которого изложена выше.

В апелляционных жалобах Министерство финансов РФ и Управление МВД России по Липецкой области просят об отмене решения, настаивая на прежних доводах, и считая присужденную сумму завышенной.

К. в апелляционной жалобе просит изменить решение посредством взыскания компенсации в размере 252.000 рублей.

Выслушав представителя Министерства финансов РФ Д. и представителя Управления МВД России по Липецкой области Х., поддержавших соответствующие жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия оснований для отмены или изменения решения не усматривает.

В соответствии со статьей 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Согласно части 1 статьи 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде … возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

Согласно статье 1071 ГК РФ в случаях, когда в соответствии с Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с пунктом 3 статьи 125 Кодекса эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина.

Согласно статье 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Читайте так же:  Суд практика по срокам исковой давности

В пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» указано, что размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных и физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимание обстоятельств, и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Степень нравственных или физических страданий учитывается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Как видно из материалов дела, 9 ноября 2011 года в отношении К. было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 228 УК РФ.

10 ноября 2011 года в отношении К. применена мера процессуального принуждения в виде обязательства о явке.

20 декабря 2011 года судом в отношении К. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, и дело возвращено прокурору Октябрьского района г. Липецка для организации розыска подсудимого.

21 декабря 2011 года К. был задержан и заключен под стражу сроком на 1 месяц.

20 января 2012 года К. был продлен срок содержания под стражей до 21 марта 2012 года.

15 марта 2012 года срок содержания под стражей продлен до 21 мая 2012 года.

5 мая 2012 года указанная мера пресечения изменена на подписку о невыезде и надлежащем поведении.

5 декабря 2013 года производство по уголовному делу прекращено в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Постановлением заместителя прокурора Октябрьского района г. Липецка от 24 декабря 2013 года постановление о прекращении производства по делу отменено, с указанием на необходимость выяснить вопрос о согласии К. на прекращение производства по данному основанию.

24 января 2014 года срок дознания продлен до 27 января 2014 года.

Постановлением начальника отдела дознания ОП №3 УМВД России по г. Липецку от 27 января 2014 года производство по уголовному делу прекращено в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Этим же постановлением отменена мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Признавая право К. на компенсацию морального вреда, суд исходил из факта прекращения производства по уголовному делу, и всего срока уголовного преследования, с чем согласиться нельзя, поскольку определяющее значение следовало придавать основанию прекращения уголовного преследования, которое является не реабилитирующим.

В силу статьи 133 УПК РФ такое основание прекращения уголовного преследование исключает право на компенсацию морального вреда.

В пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2011 №17 «О практике применения судами норм главы 18 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих реабилитацию в уголовном судопроизводстве» указано, что правила статьи 133 УПК РФ не распространяются на лиц, в отношении которых меры процессуального принуждения или обвинительный приговор отменены или изменены ввиду истечения сроков давности. Однако если уголовное дело было возбуждено, несмотря на наличие указанных обстоятельств, либо вред причинен вследствие продолжения уголовного преследования после возникновения или установления таких обстоятельств, за исключением случаев продолжения уголовного преследования в связи с возражением лица против его прекращения по данным основаниям, лицо имеет право на возмещение вреда в порядке главы 18 УПК РФ.

Поскольку производство по уголовному делу в отношении К. было прекращено в связи с истечением срока давности уголовного преследования, то есть по не реабилитирующему основанию, он не имеет права на компенсацию морального вреда в связи с одним лишь фактом прекращения уголовного преследования.

Вместе с тем, надлежащим основанием для компенсации морального вреда является незаконное уголовное преследование К. в период после истечения срока давности.

Так, по материалам дела, срок давности уголовного преследования К. истек 9 ноября 2013 года, что являлось безусловным основанием для прекращения производства по делу не позднее этой даты.

Фактически же производство по делу было прекращено 27 января 2014 года, и просрочка принятия необходимого процессуального решения составила 79 дней.

В указанный период К. содержался под стражей по другому уголовному делу, что фактически погашало негативные последствия действовавшей одновременно меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении (л.д.25).

Поскольку производство по уголовному делу продолжалось, несмотря на наличие обстоятельства, исключающего уголовное судопроизводство, у К. возникло право на компенсацию морального вреда.

Принимая во внимание период незаконного уголовного преследования, отсутствие иных следственных действий, кроме направленных на выяснение его мнения о возможности прекращения производства по делу, формальный характер подписки о невыезде, судебная коллегия признает разумной компенсацию в размере 15.000 рублей.

При этом учитывается, что в течение 79 дней незаконного уголовного преследования субъективное ожидание возможного наступления уголовной ответственности для К. сохранялось, что ответчиком не опровергнуто.

Доводы жалоб Министерства финансов РФ и Управления МВД России по Липецкой области, направленные на иное толкование закона, не могут повлечь отмену решения, равно как и доводы жалобы К. – увеличение размера компенсации.

Руководствуясь статьей 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Советского районного суда г. Липецка от 18 апреля 2017 года изменить.

Взыскать с Министерства финансов РФ за счет средств казны РФ в пользу К. компенсацию морального вреда в размере 15.000 рублей.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://48.xn--b1aew.xn--p1ai/document/11277455

Апелляция моральный вред
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here