Апелляционная жалоба заключение под стражу

КС не нашел неопределенности в нормах УПК о порядке обжалования решений о заключении под стражу

26 марта Конституционный Суд РФ вынес Определение № 656-О по жалобе на ряд положений УПК РФ о сроках нахождения подозреваемых и обвиняемых под стражей и порядке обжалования продления им указанной меры пресечения.

Как ранее сообщала «АГ», в декабре 2018 г. адвокат КА «Лапинский и партнеры» Константин Кузьминых направил в Конституционный Суд жалобу в интересах Александра Ефимова. В ней он просил признать не соответствующей Конституции ст. 109 УПК РФ, как во взаимосвязи со ст. 389.19, п. 9 ч. 3 ст. 389.28 Кодекса, так и без таковой, ввиду правовой неопределенности норм, допускающих их произвольное толкование. Также он оспаривал п. 1 ч. 2 ст. 401.8 и ст. 401.10 УПК.

Повод для обращения в Конституционный Суд

С марта 2018 г. Александр Ефимов находился под стражей по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ. 4 июля и 4 сентября того же года Всеволожский городской суд Ленинградской области продлевал ему меру пресечения.

13 и 21 сентября прошлого года областной суд отменил эти постановления из-за вынесения их незаконным составом суда. При этом апелляция не только не освободила обвиняемого из-под стражи, а, напротив, со ссылкой на п. 9 ч. 3 статьи 389.28 УПК без ходатайства гособвинения дважды продлила меру пресечения на месяц. Свои решения суд мотивировал тем, что вопросы обоснованности применения к обвиняемому меры пресечения не являются предметом апелляционного суда.

Далее областной суд направил ходатайства следователя о продлении избранной меры пресечения в Приморский районный суд Санкт-Петербурга в соответствии с правилами о подсудности – по месту нахождения следственного органа, в чье производство было передано уголовное дело. Новый суд рассмотрел ходатайства о продлении срока избранной меры пресечения до 5 сентября и до 5 октября лишь 3 и 4 октября соответственно.

При новом рассмотрении ходатайств следователя о продлении уже отбытого (до 5 сентября) обвиняемым срока содержания под стражей и почти отбытого (до 5 октября) суд исключил возможность оценки уже имевших место событий. Кассационное обжалование апелляционных постановлений Ленинградского областного суда также не увенчалось успехом.

В жалобе в КС РФ Константин Кузьминых отметил и другой эпизод, когда его подзащитный содержался в следственном изоляторе в отсутствие судебного решения более 87 часов. По его словам, срок содержания Александра Ефимова под стражей 4 октября был продлен до следующего дня включительно, но в указанную дату его не доставили в суд по медицинским показаниям, поэтому заседание суда было отложено на 9 октября без вынесения каких-либо судебных решений.

Защитник безрезультатно обращался по этому поводу к следователю и в прокуратуру, а также жаловался на бездействие следователя в суд, который возвратил жалобу с указанием на то, что данные вопросы не являются предметом рассмотрения в порядке ст. 125 УПК РФ, а являются предметом рассмотрения в порядке ст. 109 УПК РФ. 9 октября суд продлил Ефимову меру пресечения опять же «задним числом» с 6 октября по 5 декабря, однако апелляция также не нашла нарушений в указанном продлении.

Позиция адвоката и заявителя

Напомним, нормы ст. 109 УПК регулируют сроки содержания под стражей, ст. 389.19 Кодекса – пределы прав суда апелляционной инстанции. В свою очередь в п. 9 ч. 3 ст. 389.28 УПК отмечено, что в апелляционных определении, постановлении указывается решение о мере пресечения, в п. 1 ч. 2 ст. 401.8 зафиксировано, что по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья выносит постановление об отказе в их передаче для рассмотрения в кассации при отсутствии оснований для пересмотра. Реквизиты такого решения судьи установлены в ст. 401.10 УПК.

По мнению адвоката, оспариваемые нормы нарушили конституционные права его доверителя, так как он четыре месяца содержался под стражей без судебного решения и почти три недели – на основании апелляционного постановления областного суда, при вынесении которого он был лишен возможности оспаривать избранную меру пресечения. Также Константин Кузьминых счел, что его подзащитный был лишен права на пересмотр решений областного суда об избрании в отношении него меры пресечения в вышестоящем суде из-за п. 1 ч. 2 ст. 401.8 и ст. 401.10 УПК РФ.

Со ссылкой на ч. 2 ст. 22 Конституции РФ адвокат отметил, что заключение под стражу или продление срока содержания под ней возможно только по судебному решению, до вынесения которого срок содержания в следственном изоляторе не может превышать 48 часов. Согласно указанной норме на момент содержания обвиняемого под стражей должно быть вынесено соответствующее судебное решение.

Реализация вышеприведенных конституционных гарантий закреплена в ст. 109 УПК РФ, которая, по мнению адвоката, содержит правовой пробел в отношении случаев, когда соответствующее постановление вынесено незаконным составом суда и при его отмене в апелляции возникает необходимость проверки обоснованности ходатайства другим судом в период, когда срок содержания обвиняемого под стражей уже истек. «Если такое решение было вынесено незаконным составом суда, то это означает, что судебного решения о содержании обвиняемого под стражей не имелось», – указано в тексте жалобы в КС РФ.

Защитник также указал на судебную практику, согласно которой нарушение сроков обращения следователя с ходатайством о продлении срока содержания обвиняемого под стражей не ведет к безусловному отказу суда в принятии такого ходатайства к рассмотрению, а нарушение судом срока рассмотрения ходатайства следователя не ведет к безусловной отмене постановления суда о его удовлетворении в апелляционном порядке. Константин Кузьминых полагает, что апелляционный суд также лишен возможности разрешить ходатайство следователя в порядке ст. 109 УПК РФ по существу, поскольку связан правилами о территориальной подсудности.

Выводы Суда

Изучив жалобу, Конституционный Суд отказался принимать ее к рассмотрению, напомнив, что вопрос о мере пресечения разрешается, по общему правилу, судом первой инстанции, что гарантирует возможность обжалования его решения в апелляции.

В то же время, указал КС, данный вопрос может быть рассмотрен также судами апелляционной и кассационной инстанций. Само по себе рассмотрение вопроса о мере пресечения вышестоящим судом не умаляет гарантии законности и обоснованности принимаемого решения и не может расцениваться как нарушение права на судебную защиту. «Соответственно, разрешение вопроса о мере пресечения судами апелляционной или кассационной инстанций не предполагает возможность обжалования их решений в апелляционном порядке, на чем фактически настаивает в своей жалобе Александр Ефимов, а потому и п. 1 ч. 2 ст. 401.8, и ст. 401.10 УПК не могут расцениваться как нарушающие его права в таком аспекте», – отмечено в определении.

Как пояснил КС, юрисдикция (подсудность) апелляционного суда, решающего вопрос о мере пресечения при рассмотрении жалобы об избрании соответствующей меры пресечения или ее продлении, определяется не местом совершения преступления, производства предварительного расследования или содержания обвиняемого под стражей, а тем судебным решением, законность и обоснованность которого являются предметом проверки.

Читайте так же:  Граждане туркменистана разрешение на работу или патент

Со ссылкой на Постановление Пленума ВС РФ от 19 декабря 2013 г. № 41 Конституционный Суд отметил, что апелляция вправе отменить оспариваемое постановление и передать материалы на новое рассмотрение в суд первой инстанции, если она не может устранить допущенные нарушения уголовно-процессуального закона (например, правил подсудности). Передавая материалы на новое судебное разбирательство, апелляция должна разрешить вопрос о мере пресечения в отношении лица, содержащегося под стражей или домашним арестом.

Также Суд указал, что апелляция может отменить данные судебные решения и направить материалы на новое рассмотрение для решения вопроса об этой мере пресечения лишь на будущее время (а не на тот период, когда эта мера пресечения уже была фактически исполнена). В заключение Конституционный Суд отметил, что оценка обоснованности решений судов о помещении заявителя под стражу и продлении срока указанной меры пресечения не входит в его компетенцию.

Представитель заявителя прокомментировал выводы Суда

Комментируя «АГ» определение, Константин Кузьминых отметил несколько важных выводов Суда.

«Во-первых, Суд указал на то, что подсудность для апелляционного суда определяется не местом совершения преступления или местом дислокации органа предварительного расследования, а местом нахождения суда первой инстанции, постановление которого рассматривается в апелляционном порядке. Во-вторых, Конституционный Суд РФ обратил внимание на ранее неоднократно выносившиеся им решения о сугубо сокращенных сроках рассмотрения судами вопросов о содержании обвиняемых под стражей, что исключает возможность рассматривать ходатайства следователей в порядке ст. 109 УПК РФ “задним числом”. Иными словами, апелляционная инстанция Ленинградского областного суда, вероятно, должна была самостоятельно принять решение в части обоснованности ходатайства следователя, а не перекладывать эту работу на будущее в иной суд первой инстанции для проведения проверки обоснованности содержания обвиняемого под стражей за период, который уже истек», – указал адвокат.

По словам Константина Кузьминых, именно об этом практически дословно говорят и п. 4 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и ч. 2 ст. 22 Конституции РФ. «Но в своем определении Конституционный Суд так и оставил неразрешенным вопрос: если по уже отбытому сроку содержания в СИЗО апелляция после отмены постановления суда первой инстанции не вправе “задним числом” продлить этот же срок, имеет ли обвиняемый, уже отбывший срок содержания под стражей на основании незаконного (отмененного) постановления суда, право на возмещение вреда как лицо, подвергнутое незаконным мерам процессуального принуждения?» – отметил адвокат. Он обещает проверить это на практике.

Константин Кузьминых также выделил два разъяснения Суда. Первое из них касается наличия у апелляционного суда обязанности при отмене постановления суда, вынесенного в порядке ст. 109 УПК РФ, разрешить вопрос о мере пресечения. Второе сводится к определению обстоятельства, не лишен ли обвиняемый права на обжалование решения суда о заключении его под стражей, если таковое выносилось не судом первой инстанции, а апелляцией.

«По первому вопросу КС РФ разъяснил, что, отменяя постановление суда первой инстанции о продлении срока содержания обвиняемого под стражей, апелляционный суд обязан разрешить вопрос о мере пресечения, но с обязательным предоставлением стороне защиты права на обсуждение обоснованности применения такой меры пресечения. Наличие же проблемы обжалования в вышестоящий суд решения апелляционного суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу Суд не признал, указав, что такое право реализуется в смысле права на подачу кассационной жалобы, хотя общеизвестно, что по таким кассационным жалобам адвокаты чаще всего получают отказ в их рассмотрении», – заключил адвокат.

Источник: http://www.advgazeta.ru/novosti/ks-ne-nashel-neopredelennosti-v-normakh-upk-o-poryadke-obzhalovaniya-resheniy-o-zaklyuchenii-pod-strazhu/

Жалоба на постановление районного суда г. Москвы об избрании меры пресечения

Жалоба на постановление районного суда г. Москвы об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемого (ч.2 ст. 162 УК РФ)

В Судебную коллегию по уголовным делам

Московского городского суда

107076, г. Москва, Богородский вал, д.8

Через: С районный суд г. Москвы

125047, г. Москва, ул. Бутырский вал, д.7

От адвоката ______________________________

125047, г.Москва, 4-й Лесной пер., д.4, 4 этаж,

БЦ Капитал Плаза, тел.: ____________________

По уголовному делу № _______ по обвинению
Б в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.162 Уголовного кодекса Российской Федерации
АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА
на постановление С районного суда г. Москвы от 03.05.2014 г. об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу
подозреваемого Б

Постановлением судьи С районного суда г.Москвы П от 03.05.2014 г. в отношении Б, 21 мая 1987 года рождения, уроженца города Москвы, гражданина Российской Федерации, не женатого, имеющего на иждивении несовершеннолетнего ребенка 2008 года рождения, временно не работающего, зарегистрированного по адресу: г. Москва, ______, ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 162 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее УК РФ), избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Считаю, что постановление судьи С районного суда г. Москвы П. от 03.05.2014 г. об избрании в отношении подозреваемого Б. меры пресечения в виде заключения под стражу является незаконным и необоснованным, а поэтому подлежащим отмене, по следующим основаниям.

Так, судом при принятии постановления об аресте моего подзащитного допущены нарушения требований уголовно-процессуального закона, касающиеся вопроса применения меры пресечения в виде заключения под стражу, и не учтены разъяснения, содержащиеся в Постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации, а именно:

В пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2004 года N 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», указано, что в соответствии с законом заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть избрано лишь при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. Для решения вопроса о содержании под стражей лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое уголовный закон предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, суду надлежит в каждом конкретном случае устанавливать, имеются ли иные обстоятельства, кроме указанных в части 1 статьи 108 УПК РФ, свидетельствующие о необходимости изоляции лица от общества. К таким обстоятельствам могут быть отнесены данные о том, что подозреваемый, обвиняемый может скрыться от органов предварительного расследования или суда, фальсифицировать доказательства, оказать давление на потерпевшего, свидетелей и т.п.

В пункте 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 года N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», указано, при разрешении вопросов о продлении срока содержания под стражей судам надлежит учитывать, что согласно пункту 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждое лицо, подвергнутое аресту или задержанию, имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Следует учитывать, что наличие обоснованного подозрения в том, что заключенное под стражу лицо совершило преступление, является необходимым условием для законности ареста. Вместе с тем такое подозрение не может оставаться единственным основанием для продолжительного содержания под стражей. Должны существовать и иные обстоятельства, которые могли бы оправдать изоляцию лица от общества. К таким обстоятельствам, в частности, может относиться возможность того, что подозреваемый, обвиняемый или подсудимый могут продолжить преступную деятельность либо скрыться от предварительного следствия или суда либо сфальсифицировать доказательства по уголовному делу, вступить в сговор со свидетелями.

Читайте так же:  Предварительная жалоба на решение районного суда

Судом не исследованы надлежащим образом основания, правомерности применения такой меры пресечения, как заключение под стражу, в отношении подозреваемого лица. Поэтому, удовлетворяя ходатайство следствия, судья в постановлении лишь формально перечислил указанные в статье 97 Уголовно — процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) основания для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, не приводя при этом конкретных, исчерпывающих данных, на основании которых, суд пришел к выводу, что, находясь на свободе, Б. может продолжить преступную деятельность, и понимая правовые последствия привлечения к уголовной ответственности за данное преступление, скрыться от органа расследования, угрожать участникам уголовного судопроизводства, иным путем воспрепятствовать производству по делу при избрании ему более мягкой меры пресечения.

В то же время, по смыслу закона (ч. 1 ст. 108 УПК РФ) при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение.

Конституционный суд Российской Федерации высказался по этому вопросу еще более определенно, указав, что:

— арест может быть применен «…лишь при наличии достаточных доказательств того, что подозреваемый (обвиняемый) может скрыться от дознания или предварительного следствия, воспрепятствовать установлению истины по делу или продолжать преступную деятельность. …Иное, как следует из постановления Конституционного суда Российской Федерации от 13 июня 1996 года, нарушало бы конституционное право не подвергаться ограничениям в правах и свободах (в том числе связанным с арестом) без предусмотренных законом оснований» (пункт 3 мотивировочной части Определения № 167-0 от 25.12.1998 г.);

— «уполномоченные органы, прежде всего суд, могут принимать относящиеся к их ведению решения, касающиеся избрания меры пресечения в виде заключения под стражу… только с учетом того, подтверждаются или нет достаточными данные названные в уголовно-процессуальном законе основания применения этой меры пресечения. Причем именно на суде, выносящем в порядке части третьей статьи 108 УПК РФ постановление об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу… лежит обязанность оценки достаточности имеющихся в деле материалов для принятия законного и обоснованного решения» (п. 2 мотивировочной части Определения № 253-0 от 27.05.2004 г.).

Судом не выполнены требования ст. 99 УПК РФ, согласно которым кроме тяжести совершенного преступления должны учитываться сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, возраст и состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства, также ссылка на данную норму указана в пункте 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.10.2009 г. N22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста», где указано, что при решении вопроса о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу необходимо учитывать основания, указанные в статье 97 УПК РФ, а именно: данные о том, что подозреваемый, обвиняемый может скрыться от органов дознания, предварительного следствия или суда, продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. Указанные обстоятельства должны быть реальными, обоснованными, то есть подтверждаться достоверными сведениями.

Решая вопрос о заключении под стражу, суду надлежит также учитывать обстоятельства, указанные в статье 99 УПК РФ, например тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

Европейский суд по правам человека установил недопустимость содержания под стражей по признаку одной лишь тяжести вмененного подозреваемому (обвиняемому) преступления. Требования закона судом не выполнены, так как в оспариваемом постановлении основной акцент делается именно на тяжесть, якобы, совершенного Б. преступления.

Отсутствуют такие сведения и в материалах представленных следователем суду в обоснование заявленного ходатайства об избрании подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу.

Тем самым, судом при вынесении судебного акта об аресте подозреваемого допущены нарушения требований, Постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 27.09.2006 г. «О рассмотрении результатов обобщения судебной практики об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений», которым на суды, в частности, возложена обязанность: «…Повысить уровень требовательности к представляемым с ходатайствами материалам, касающимся сведений о личности подозреваемых, обвиняемых лиц, в отношении которых заявлено ходатайство о заключении под стражу».

В основу вынесенного постановления суд положил исключительно доводы, приведенные в ходатайстве следователя об избрании меры пресечения, воспроизведя их практически дословно. При этом, судом проигнорированы допрос в качестве свидетеля Б, пояснившей суду, что Б в любой время будет являться к следователю, а также, что Б. страдает рядом заболеваний, и аргументы защитника, которые полностью не указаны в постановления суда, возражавшего против удовлетворения ходатайства следователя.

Между тем, как указано в постановлении Конституционного суда Российской Федерации от 22.03.2005 №4-П:

— «судебная процедура признается эффективным механизмом защиты прав и свобод, если она отвечает требованиям справедливости и основывается на конституционных принципах состязательности и равноправия сторон. При решении вопросов, связанных с содержанием под стражей, в качестве меры пресечения, это предполагает исследование судом фактических и правовых оснований для избрания… данной меры пресечения при обеспечении лицу возможности довести до суда свою позицию, с тем, чтобы вопрос о содержании под стражей не мог решаться произвольно или, исходя из каких-либо формальных условий, а суд основывался на самостоятельной оценке существенных для таких решений обстоятельств, приводимых как стороной обвинения, так и стороной защиты» (п. 2.2 мотивировочной части);

— «судебное решение об избрании такой меры пресечения, как заключение под стражу, может быть вынесено только… при предоставлении сторонам возможности обосновать свою позицию перед судом, с тем, чтобы суд мог разрешить вопрос о содержании под стражей, основываясь на собственной оценке обстоятельств дела, а не только на аргументах, изложенных в ходатайстве стороны обвинения» (п. 3.3 мотивировочной части).

Согласно Всеобщей декларации прав человека (статья 8), Международному пакту о гражданских и политических правах (пункт 1 статьи 14), Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (пункт 1 статьи 6), под судебной защитой понимается эффективное восстановление граждан в правах независимым судом на основе справедливого судебного разбирательства, что предполагает обеспечение состязательности и равноправия сторон, в том числе, предоставление им достаточных процессуальных правомочий для защиты своих интересов при осуществлении всех процессуальных действий, результат которых имеет существенное значение для определения прав и обязанностей.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст. 53, ч. 11 ст. 108, ст.389.3 УПК РФ,

Читайте так же:  Жалоба на апелляционное определение городского суда

ПРОШУ:

Судебную коллегию по уголовным делам Московского городского суда:

  1. Постановление судьи С районного суда г. Москвы П. от 03.05.2014 г. в отношении Б. отменить.
  2. Слушание дела по рассмотрению настоящей жалобы провести с участием обвиняемой Б, содержащейся под стражей, что будет способствовать соблюдению его конституционных и гражданских прав и свобод.
  3. О времени и месте рассмотрения настоящей жалобы уведомить меня в установленные законом сроки по вышеуказанному адресу или по мобильному телефону.

1.Копия настоящей жалобы – в 2 экз.;

4.Ордер адвоката ________________________

Адвокат МКА «Легис Групп»

________________ ________________ 07 мая 2014 года

Источник: http://legis-group.ru/publications/zhaloba-na-postanovlenie-rayonnogo-suda-g-moskvi-ob-izbranii-meri-presecheniya-v-vide-zaklyucheniya-pod-strazhu-podozrevaemogo-ch2-st-162-uk-rf/

Всё об уголовных делах

Жалоба на заключение под стражу

Цели данного документа:

— обжалование в апелляционном порядке решения суда о заключении человека под стражу в порядке 108 УПК .

— для составления жалобы по конкретному делу используйте формулировки из:

Раздела I Пленума от 19.12.2013г. N 41 вопросы заключения под стражу

Раздела IV Пленума от 19.12.2013г. N 41 вопросы в апелляции и кассации

Сокращенный срок для подачи апелляции

— ч.11 108 УПК подача жалобы на заключение под стражу — в 3 суток

п. 52 Пленума N 41 сокращенные сроки — для обжалования мер пресечения

— п. 9 Пленума N 26 срок обжалования заключения под стражу — 3 дня

— для обжалования заключения под стражу (и домашнего ареста) установлены сокращенные сроки обжалования:

— 3 суток на обжалование (вместо общего срока 10 суток, предусмотренного ч.1 389.4 УПК ).

— 3 суток на рассмотрение (вместо общего срока 30 суток, предусмотренного 389.10 УПК ).

— в бланке, предназначенном для скачивания, мы даем максимально обезличенный образец. Здесь же, мы приводим иллюстрацию: как именно можно заполнить бланк. В качестве иллюстрации выступает документ из нашего реального дела. Его можно использовать и для составления жалоб по большинству статей Уголовного кодекса. Примененные в ней смысловые концепции могут быть применены в любых иных жалобах.

Апелляционная жалоба на заключение под стражу

Постановлением судьи районного суда (по ходатайству следователя) в отношении меня избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Считаю применение данной меры пресечения необоснованной.

1) В обоснование необходимости применения такой меры пресечения как заключение под стражу суд ссылается на следующие обстоятельства «обвиняемый имеет родственников за пределами РФ… имеются основания полагать, что он, находясь на свободе, может скрыться от органов предварительного следствия и суда, выехав в другое государство..». Полагаю данный довод надуманным, т.к. наличие у гражданина родственников за границей не может являться основанием для обоснования заключения под стражу. Согласно п. 5 Пленума N 41 от 19.12.13г. «О том, что лицо может скрыться за границей, могут свидетельствовать, например:

— подтвержденные факты продажи принадлежащего ему на праве собственности имущества на территории РФ,

Видео (кликните для воспроизведения).

— наличия за рубежом источника дохода, финансовых (имущественных) ресурсов,

— наличия гражданства (подданства) иностранного государства,

— отсутствия у такого лица в постоянного места жительства, работы, семьи».

Каких – либо объективных данных, свидетельствующих о том, что я могу уклоняться от явки по вызовам следственных органов, в материалах дела не имеется.

2) В судебном заседании следователь пояснил, что необходимость избрания данной меры пресечения вызвана тем, что «обвиняется в совершении особо тяжкого преступления . Причастность к совершенному преступлению подтверждаются совокупностью собранных по делу доказательств».

Положения статьи 5 Европейской Конвенции о защите прав и основных свобод, а также правовая норма ч.1 108 УПК указывают на то, что заключение под стражу применяется при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения. Тяжесть предъявленного обвинения сама по себе не может оправдывать заключение лица под стражу.

При этом, согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, высказанной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 22 марта 2005 года N 4-П, должна обеспечиваться соразмерность ограничений, связанных с применением в отношении лица заключения под стражу в качестве меры пресечения, тяжести инкриминируемого ему преступления, его личности, поведению в период производства по уголовному делу, а также наказанию, которое в случае признания его виновным в совершении преступления может быть назначено.

Я полагаю, что в материалах уголовного дела отсутствуют доказательства, на основании которых можно было бы делать категоричный вывод о моей причастности к совершению преступления. Обвинение в совершении особо тяжкого преступления – не означает, что я действительно его совершил. Фактически, я заключен под стражу только на одном единственном основании: тяжести преступления, в котором я обвиняюсь. Я считаю, что одного этого основания недостаточно для применения ко мне такой максимально суровой меры процессуального принуждения.

Следователь, как в своем ходатайстве, так и в судебном заседании не привел каких-либо данных, подтверждающих обоснованность своего ходатайства, не представив суду надлежащих и достоверных доказательств, подтверждающих мое намерение скрыться либо продолжить преступную деятельность, а также невозможность избрания мне иной более мягкой меры пресечения, чем заключение под стражу.

Жалоба на заключение под стражу должна содержать ссылки на материалы уголовного дела — если мы ссылаемся на какое-либо обстоятельство, то необходимо указывать точно номера листов дела.

— п. 6 Пленума N 41 учитывается тяжесть деяния, личность, здоровье

Источник: http://xn--80acb5ajmepe8k.xn--p1ai/650-zhaloba-zaklyuchenie-strazhu.html

Образец апелляционной жалобы на постановление о заключении под стражу

Образец апелляционной жалобы в суд на постановление районного суда об избрании в отношении подозреваемого (обвиняемого) меры пресечения в виде заключения под стражу, разработанный адвокатом по уголовным делам. Статьи 228, 228.1 УК РФ. Образец также подойдет и по другим статьям.

Остались вопросы? Нуждаетесь в помощи в подготовке апелляционной, кассационной или надзорной жалобы в суд на постановление решение или приговор суда?

Звоните адвокату Нестеренко Дмитрию Константиновичу. Волгоградская коллегия адвокатов. Адвокатская палата Волгоградской области. Номер в реестре адвокатов Волгоградской области 34/2266. + 7 906 173-62 72

Волгоградский областной суд

Центральный районный суд г. Волгограда

адвоката НО ВМКА ____________

400074, г. Волгоград, ул. __________, 22,

подозреваемой по ч.1 ст.228 УК РФ

на постановление Центрального районного суда г. Волгограда об избрании в отношении подозреваемой меры пресечения в виде заключения под стражу от 17 ноября 2016 г.

17 ноября 2016 года Постановлением Центрального районного суда г. Волгограда оставлено без удовлетворения ходатайство защиты об избрании в отношении обвиняемого меры пресечения в виде домашнего ареста, также избрана в отношении подозреваемой мера пресечения в виде заключения под стражу.

Однако указанное постановление подлежит отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в постановлении, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, а также в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона, что выражается в следующем:

Выводы суда первой инстанции о намерениях Петровой Ю.Ш. скрыться от органов предварительного следствия не подтверждаются никакими из доказательств, рассмотренных в судебном заседании.

Судом сделан общий вывод о том, что «предоставленные суду материалы в полном объеме подтвердили наличие обстоятельств для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, без ссылки на конкретные материалы дела.

Читайте так же:  Разрешение на охотничье оружие возраст

Указанные факты в соответствии с п. 1 ст. 389-15 УПК РФ, п. 1 ст. 389-16 УПК РФ, а также ч. 1 ст. 389-17 УПК РФ являются основанием для отмены постановления суда.

В обжалуемом постановлении, в нарушение ч. 1 ст. 108 УПК РФ, не указаны конкретные обстоятельства или факты, свидетельствующие о невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения, например, меры пресечения в виде домашнего ареста, о чем и было заявлено стороной защиты, при этом суд ограничивается общими фразами.

Кроме того, судом указано, что Петрова Ю.Ш. не имеет постоянного места жительства на территории Волгоградской области, однако стороной защиты приобщены к материалам дела:

копия договора «Безвозмездного и бессрочного найма жилья» — комнаты в квартире № 3 по ул.__________________________________, в г. Волгограде от 17.11.2016 г. между Петровой Ю.Ш. и Магомедовой Н.Г. и Умалатовым К.Н.;

копии свидетельств о государственной регистрации собственников (Марковой Н.Г. и Умилина К.Н.);

копии паспортов указанных собственников.

Вместе с указанными копиями суду предоставлены оригиналы документов для заверения.

Также в судебном заседании были допрошены свидетели — Маркова Н.Г. и Умилина К.Н., которые пояснили что являются собственниками квартиры по адресу: г. Волгоград, ул. милиционера Чайкова, дом.40, кв. 1, и не против постоянного проживания в данной квартире своей родственницы — Петровой Ю.Ш., в том числе при «нахождении её под домашним арестом» в их квартире, также пояснили обстоятельства заключения с Петровой Ю.Ш. договора «Безвозмездного и бессрочного найма жилья».

В нарушение ч. 4 ст. 7 УПК РФ судом не дана оценка указанным показаниям свидетелей и документам.


Указанные факты в соответствии с ч. 1 ст. 389-17 УПК РФ являются основанием для отмены постановления суда.

В обжалуемом постановлении, в нарушение ч. 1 ст. 108, ст. 100 УПК РФ не указаны исключительные и конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял решение об избрании в отношении подозреваемой меры пресечения в виде заключения под стражу.

В нарушение ст. 99 УПК РФ судом первой инстанции проигнорированы род занятий подзащитной, а именно: подзащитная работает акушером-гинекологом, проходит ординатуру по своей специальности, выросла в семье потомственных врачей, мать работает в больнице им. И.М. Сеченова».

Указанные факты в соответствии с ч. 1 ст. 389-17 УПК РФ являются основанием для отмены постановления суда.

4) Судом проигнорированы пункты постановления пленума Верховного Суда РФ № 41 от 19.12.2013 г. о необходимости наличия фактических обстоятельств, которые свидетельствуют о реальной возможности совершения обвиняемым, подозреваемым действий, указанных в статье 97 УПК РФ.

Кроме того, судом проигнорирован п. 2 указанного Постановления пленума ВС РФ, вследствие чего судом не проверена обоснованность подозрения в причастности Петровой Ю.Ш. к совершенному преступлению.

Обоснованное подозрение предполагает наличие достаточных данных о том, что лицо могло совершить преступление (лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения; потерпевший или очевидцы указали на данное лицо как на совершившее преступление; на данном лице или его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления и т.п.) Однако указанные факты судом не установлены.

5) Суд, сославшись на тяжесть преступления как основной аргумент при заключении под стражу, проигнорировал нормы международного законодательства, которые имеют высшую юридическую силу по сравнению с национальным, а именно — выводы по решениям Европейского суда по правам человека (далее — ЕСПЧ).

Европейский Суд неоднократно указывал, что тяжесть обвинения не может сама по себе служить основанием для оправдания содержания лица под стражей (см. Постановление Европейского Суда по делу «Панченко против Российской Федерации» (Panchenko v. Russia) от 8 февраля 2005 г., жалоба N 45100/98, §102; Постановление Европейского Суда по делу «Горал против Польши» (Goral v. Poland) от 30 октября 2003 г., жалоба N 38654/97, §68; и приведенное выше Постановление Европейского Суда по делу «Илийков против Болгарии» (Ilijkov v. Bulgaria), §81).

Европейский Суд повторяет, что хотя тяжесть возможного наказания и является существенным элементом при оценке вероятности того, что обвиняемый скроется или продолжит преступную деятельность, необходимость содержания под стражей не может оцениваться исключительно с абстрактной точки зрения . Она должна рассматриваться со ссылкой на ряд других существенных факторов, которые могут либо подтвердить наличие риска побега или повторного совершения преступления, либо продемонстрируют указанный риск таким незначительным, что он не сможет оправдать содержание заявителя под стражей до суда (см. Постановление Европейского Суда по делу «Летелье против Франции» (Letellier v. France) от 26 июня 1991 г., Series A, N 207, p. 19, §43; и приведенное выше Постановление Европейского Суда по делу «Панченко против Российской Федерации» (Panchenko v. Russia), §106). Дело «Пшевечерский (Pshevecherskiy) против Российской Федерации» (Жалоба N 28957/02)

Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ приоритет отдается нормам международного права перед федеральным законодательством.

Согласно ст. 1 ФЗ № 54 от 30.03.1998 г. «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» для РФ обязательными являются решения ЕСПЧ , принятые при рассмотрении дел в связи с предполагаемыми нарушениями РФ своих обязательств по Конвенции. Согласно п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 г. №5-П, «постановления в отношении Российской Федерации, принятые окончательно, являются обязательными для всех органов государственной власти РФ, в том числе и для судов».

На необходимость применения решений ЕСПЧ по аналогичным делам указано и в п.п. 2-3 Постановления пленума Верховного суда РФ «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» № 21 от 27 июня 2013 г.

Руководствуясь ст.ст. 107, 108 ч. 11, 389 -15 , 389-16, 389 -17 УПК РФ,

1. Отменить постановление Центрального районного суда г Волгограда об избрании в отношении Петровой Ю.Ш. меры пресечения в виде заключения под стражу от 17 ноября 2016 г.

2. Отказать следователю в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу Петровой Ю.Ш.

3. Удовлетворить ходатайство защиты и избрать в отношении подозреваемой Петровой Ю.Ш. меру пресечения в виде домашнего ареста по адресу: ________________________________ с возложением обязанностей, которые предупредят опасения следователя.

«___»_____________2016 г. адвокат ____________(или подозреваемая

Источник: http://advokaton-line.ru/obrazec-apelljacionnoj-zhaloby-na-pos/

Апелляционная жалоба по уголовному делу на арест (заключение под стражу)

В Судебную коллегию по уголовным делам
Московского городского суда

От адвоката ММКА Чернова Сергея Витальевича,
105264, Москва, ул. 7-ая Парковая, д.24, офис 413

В интересах Петрова Петра Петровича

Ордер № 25 от 13.05.2017 г.

Апелляционная жалоба
на постановление Тверского районного суда Москвы
об избрании в качестве меры пресечения
заключения под стражу

В производстве 25 отдела СЧ ГСУ ГУ МВД России по Москве находится уголовное дело, возбужденное в отношении руководителей ООО «Зайчик» по факту совершения преступления, предусмотренного частью 4 ст. 159 УК РФ.

11 мая 2017 года постановлением Тверского районного суда Москвы в отношении обвиняемого Петрова Петра Петровича избрано в качестве меры пресечения заключение под стражу на срок 2 месяца.
При вынесении постановления суд сослался на представленные органами предварительного расследования материалы, якобы в которых есть данные, свидетельствующие о причастности подозреваемого Петрова П.П.. к указанному преступлению, а именно: Суд сослался на представленные следователем протоколы допросов потерпевших, свидетелей, подозреваемой, результатами оперативно-розыскных мероприятий и другие письменные доказательства, которые якобы были исследованы в судебном заседании.
С указанным постановлением адвокат Чернов С.В. не согласен, считает его незаконным и необоснованным по следующим основаниям:

Читайте так же:  Признание земельного участка выморочным имуществом

Суд своим постановлением нарушил положения ст. 3 Всеобщей декларации прав человека 1948 г., ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., ст. 22 Конституции Российской Федерации и ст. 10 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих право на свободу и личную неприкосновенность.

Согласно статьи 97 УПК РФ основанием для избрания меры пресечения является наличие достаточных оснований полагать, что подозреваемый

1) скроется от дознания, предварительного следствия или суда;
2) может продолжать заниматься преступной деятельностью;
3) может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Как указано в пункте 14 Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. «О применении судами общей юрисдикции общепринятых принципов и норм международного права и международных договоров РФ», ..»обстоятельства, на которые ссылается суд, должны быть реальными, обоснованными, т.е. подтверждаться достоверными сведениями». Аналогично указано и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»

Изучив, представленные следствием суду материалы, защита не обнаружила ни одного доказательства, которые подтверждали бы причастность Петрова П.П.. к инкриминируемому преступлению.

Суд грубо нарушил закон, сославшись на данные ОРМ, поскольку такие сведения могут использованы в качестве оснований только после их процессуальной проверки, если они отвечают требованиям достаточности и не вызывают сомнений в достоверности.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 21 г. «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней», отмечено, что «…защита прав и свобод человека, предусмотренных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколами к ней (далее — Конвенция и Протоколы к ней), возлагается прежде всего на органы государства, в том числе на суды.

Пунктом 2 Постановления предусмотрено, что содержащиеся в окончательных решениях ЕСПЧ правовые позиции, являются обязательными для судов.
В пункте 3 Данного Постановления ВС РФ говорится, что «Правовые позиции Европейского Суда учитываются при применении законодательства Российской Федерации. Содержание прав и свобод, предусмотренных законодательством Российской Федерации, должно определяться с учетом содержания аналогичных прав и свобод, раскрываемого Европейским Судом при применении Конвенции и Протоколов к ней».

Судебная практика заключения лица под стражу по абстрактным, ни чем не подтвержденным доводам, нарушает статью 5 Европейской конвенции по правам человека и гражданина.

• В части доводов, изложенных в Постановлении «может угрожать свидетелям и иным участникам».
Следствием не представлено также реальности этих доказательств.
Для данного критерия представляются обоснованными доводы ЕСПЧ по делам против Российской Федерации. Так, например, в деле Сокуренко против РФ, Суд отметил, что «..Суд должен проанализировать уместные факторы, такие как прогресс в расследовании, личность заявителя, его поведение до и после задержания, а также любые иные конкретные факторы в обоснование рисков, связанных с тем, что он может злоупотребить возвращенной свободой посредством действий в целях фальсификации или уничтожения доказательств или оказания давления на пострадавших». (п.88 Постановления от 10.01.2012).

• Основанием полагать, что лицо может угрожать свидетелю могут свидетельствовать наличие установленных угроз насилием со стороны обвиняемого, предложение свидетелям, потерпевшим, специалистам, экспертам, иным участникам уголовного судопроизводства выгод материального и нематериального характера с целью фальсификации доказательств по делу. Данная же позиция указана в Постановлении ЕСПЧ от 5 февраля 2013 г. Мхитарян против РФ.

• В части доводов суда о том, что обвиняемый может скрыться от суда и следствия также являются надуманными. В данном вопросе важным является его «прочная связь с семьей – женой, 2-мя детьми, один из которых является несовершеннолетним, престарелыми родителями, мать является инвалидом». Отсутствие активов, родственников за рубежом, источника его существования, отсутствие подданства иностранного государства. Подзащитный не предпринимал попыток побега, хотя как выше указано в данной жалобе, всем сотрудникам Организации было известно о следственных действиях в отношении Общества.

Образцом является Постановление ЕСПЧ от 9 октября 2012 г. по делу Колунов против РФ (п.51), Миминолишвили против РФ – Постановление от 28.06.2011 г. (п.91) и другие постановления ЕСПЧ обосновывающие основные правовые позиции по данному вопросу.

Прошу суд учесть, что Петрова П.П. впервые привлекается к уголовной ответственности, ранее не судим, имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка и мать – инвалида. Является гражданином Российской Федерации, живет вместе с семьей, не имеет за рубежом активов, родственников и жилья, находясь на свободе, не будет препятствовать следствию и суду.

Принимая во внимание, тот факт, что уголовное дело возбуждено более одного года назад, а проверочные мероприятия оперативными службами МВД СВАО г. Москвы начали проводиться еще раннее, все сотрудники коммерческой организации, в том числе и Петров П.П. был осведомлен о действиях правоохранительных органов, однако он
• Не скрылся;
• Не угрожал свидетелям.
Поэтому суд избрал меру пресечения в виде заключения под стражу по надуманным основаниям, в нарушение ст. 97 УПК РФ и 108 УПК РФ.

У суда отсутствуют конкретные основания полагать, что подозреваемый, находясь на свободе, может скрыться от органов предварительного расследования и суда.
Данных об обоснованности подозрения в причастности Петрова П.П. к совершенному преступлению не имеется.

При таких обстоятельствах необходимость и правомерность избрания в отношении подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу отсутствуют. В то же время с учетом всех обстоятельств дела, как полагает апеллянт, в отношении обвиняемого Петрова П.П. возможно избрание иной меры пресечения, не связанной с изоляцией от общества.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ч. 11 ст. 108, ч. 3 ст. 389.2, ст. ст. 389.3, 389.6 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации,

1. Постановление судьи Тверского районного суда Москвы от 11 мая 2017 года полностью отменить и без передачи материала на рассмотрение суда первой инстанции вынести новое постановление об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу.
2. Разрешить вопрос о присутствии обвиняемого Петрова П.П., содержащегося под стражей, в судебном заседании суда апелляционной инстанции.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источник: http://advokat-chernov.ru/article/56/

Апелляционная жалоба заключение под стражу
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here